Последнее обновление

(5 часов назад)
A terrorist is shooting at the Azerbaijani Embassy in Tehran on January 27, 2023. A frame from a surveillance camera

A terrorist is shooting at the Azerbaijani Embassy in Tehran on January 27, 2023. A frame from a surveillance camera

Нападение на посольство Азербайджана в Тегеране 27 января, в ходе которого был убит дипломат, независимо от официально объявленного  мотива нападавшего, видится  политическим актом, шлейф которого тянется от прошлогоднего августовского нападения радикальной шиитской группировки на азербайджанское посольство в Лондоне. 

Президент Азербайджана Ильхам Алиев уже обозначил событие как  политическое, назвав нападение террористическим актом.   

"...Требуем скорейшего расследования этого теракта и наказания террористов. Террористические атаки против дипломатических представительств недопустимы!», - написал Алиев в Twitter.

Ослабляют версию заговора радикальных иранских кругов против Баку  факты нападения в последней декаде прошлого года на азербайджанские дипмиссии армянских радикалов в Париже,  Вашингтоне, Бейруте, что может показать теракт в Тегеране  явлением широко ряда, вызванного эмоциональном отголоском обострении отношений Баку с  армяно-иранской осью.  Но это не совсем так.    

Ирано-азербайджанские отношения с момента объявления независимости азербайджанского государства всегда были натянутыми по причине разных векторов развития: Иран клерикальное государство, обвиняемое в поддержке терроризма, а  Азербайджан - государство, стоящее свое развитие на светских принципах. В этом смысле  стороны видят в друг друге обоюдную угрозу.    

Последний всплеск обострения  ирано-азербайджанских отношений, причем невиданного доселе, берет начало с  4 августа 2022 года, когда  члены радикальной шиитской группировки «The Mahdi Servants Union» ворвались в здание  посольства Азербайджана в Лондоне, устроив погром. 

Далее обострение пошло по нарастающей после смерти 22-летней  Махсы Амини 16 сентября в результате ее избиения сотрудниками  иранской полиции нравов за нарушение дресс-кода.  

Эта смерть взорвала Иран, дав старт «хиджабской революции», в которой принимали участие все слои и этнические группы страны, в том числе азербайджанцы, представляющие весомый пласт иранского этнослоя. Именно они шли в авангарде антишахской революции 1979 года и всегда представляли проблему клерикальному режиму, низвергнувшему знамя молодой иранской демократии, и устранившему многолетнее тотальное  правление  мулл.    

Тегеран поспешил  объяснить происходящее как вмешательство и потворство внешних сил, включая Азербайджан.

Начальник Генштаба ВС Ирана Мохаамад Багери накануне визита в Азербайджан министра обороны Израиля Бени Ганца, который состоялся   3 октября, обвинил  Баку во вмешательстве во внутренние дела Ирана. А на сайте, связанном с Корпусом стражей исламской революции (КСИР), появилась информация о том, что Азербайджан, Израиль и Турция переправляют оружие на территорию Ирана.

К северным границам Ирана,  населенными азербайджанцами, были переброшенный войска. Демонстрация военной силы сопровождалась политической риторикой.

17 октября, за день до празднования Азербайджанской Республикой Дня независимости, начались учения сухопутных войск Корпуса Стражей Исламской Революции (КСИР) в районе реки Араз в провинциях Восточный Азербайджан и Ардебиль. Командующий сухопутными войсками КСИР бригадный генерал Мохаммад Пакпур объявил: «Послание этих учений для соседних стран — мир и дружба, укрепление стабильности в регионе, а для врагов — демонстрация готовности сухопутных войск КСИР вместе с другими вооружёнными силами защищать границы страны и решительно реагировать на любую угрозу».

Примечательно, что Баку в это раз действовал уверенно адекватно.

1 ноября  Служба госбезопасности Азербайджана сообщила о разоблачении незаконного вооруженного формирования, действовавшего под контролем иранской спецслужбы.  

Через день, 2 ноября   начались учения воинских частей Сил специального назначения азербайджанской армии в приграничной с Ираном зоне.

7 ноября Министерство информации и разведки Ирана обвинило Азербайджан в организации теракта 26 октября в мечети города Шираз, где погибло не менее 13 человек.

В то же  время в кипрской прессе появилось сообщение об аресте на Кипре завербованного  КСИР  гражданина Азербайджана Орхана Асадова, который должен был осуществить убийство пятерых израильтян.

Госдепартамент США 11 ноября  отреагировал на усилившуюся в последнее время риторику Ирана в адрес своих соседей по региону, в том числе Азербайджана. «Нам было совершенно ясно, что Иран представляет угрозу для региона», — заявил пресс-секретарь Нед Прайс на ежедневной пресс-конференции.

Корреспондент Turan спросил Прайса об усилении напряженности между Тегераном и Баку в последние недели после растущих обвинений Ирана в адрес Азербайджана, а также о том, готов ли Вашингтон защищать соседей Ирана, таких как Азербайджан, в случае продолжения риторики Тегерана.  «Мы будем продолжать поддерживать наших партнеров, и, в конечном счете, противостоять дестабилизирующему влиянию, которое оказывает Иран — в регионе и, возможно, за его пределами», сказал Прайс.

Баку в это время продолжал выступать  с политическими демаршами.

11 ноября на саммите Организации тюркских государств президент Алиев призвал коллег не оставаться безучастными проблемам соотечественников зарубежом. «К сожалению, большинство из 40 миллионов азербайджанцев, проживающих за пределами Азербайджана, лишены этих возможностей», - подчеркнул Алиев, имея в виду этнических азербайджанцев, проживающих в Южном (Иранском) Азербайджане.

В тот же день посол Ирана в Азербайджане Сейед Аббас Мусави  был  вызван в МИД Азербайджана, где ему было выражено недовольство в связи с антиазербайджанской кампанией, развернутой  в иранских СМИ.

14 ноября СГБ Азербайджана сообщила  о разоблачении 5 граждан страны за шпионаж в пользу Ирана.

Одновременно  группа иранских депутатов резко реагировала на высказывания президента Азербайджана Ильхама Алиева на 9-м саммите тюркских государств о языковых правах азербайджанцев, проживающих за пределами Азербайджана.

Острота отношений стала спадать  по мере снижения напряжения в самом Иране. В канун нового года министр иностранных дел Ирана Хусейн Абдуллахиян   позвонил своему бакинскому коллеге Джейхуну Байрамову и поздравил азербайджанский народ с праздником. Был предложен процесс восстановления дружественных отношений.  

Это произошло в то время, когда власти и народ затихли  в «хиджабном противостоянии», что свидетельствовало некоем равновесии сил, не способных переломить ход событий в свою пользу. Хотя по большому счету отказ властей от классических широких репрессий уже можно рассматривать как поражение.  

Как мы видим повышение  и снижение наряжения в двухсторонних отношениях больше всего связно с внутренними проблемами Ирана и в дальнейшем следует  ожидать очередного более серьезного осложнения в силу того, что взявшая паузу «хиджабная революция»,  как отражение кризиса режима, непременно проявит себя в более широком политическом контексте. Это дело времени.  

 

 

Написать отзыв

Большой Восток

Следите за нами в социальных сетях

Лента новостей