Последнее обновление

(3 часа назад)
© Sputnik . Vladimir Pesnya

© Sputnik . Vladimir Pesnya

***

- Что предлагает в карабахском контексте Азербайджану и Армении Москва в 2020 году?

- Москва в очередной раз стремится предложить Армении и Азербайджану поэтапный механизм разрешения Нагорно-Карабахского конфликта. Данный механизм включает в себя строгое следование Мадридским принципам с учётом азербайджанской формулы, состоящей из шести пунктов. Начало этого процесса было положено еще в 1997 году, когда при активном посредничестве ОДКБ был вынужден уйти в отставку президент Армении. Особенность данного раунда переговоров состоит в том, что Ереван должен отвести свои войска примерно с половины территории Нагорного Карабаха, ввести в зону конфликта миротворческих контингент и организовать референдум для карабахского населения в целях определения их дальнейшего статуса либо в составе Армении, либо в составе Азербайджана, либо соблюдая независимость от всех сторон противостояния. Однако, учитывая то, что предложенная программа действий до сих пор не имеет конкретики, не стоит ожидать каких-либо прорывных решений. Вследствие этого содержание конфликта вряд ли существенно изменится.

Мадридские принципы окончательно потеряли актуальность ещё в июне 2011 года, когда Ереван и Баку не смогли чётко определить условия консенсуса, что привело к очередной эскалации на линии фронта. Впоследствии в результате "четырёхдневной войны" апреля 2016 года в переговорном процессе произошли определённые сдвиги. Тогда милитаристская риторика оказалась невостребованной, что поставило на первый план требования региональной безопасности и стабильности. Затем последовали раунды переговоров в Вене и Санкт-Петербурге, где Ильхам Алиев и Серж Саргсян договорились разработать под эгидой ОБСЕ единый механизм расследования нарушений режима прекращения огня.

Тем не менее, серьёзных изменений на линии фронта не произошло. Несмотря на это, Москва вновь предприняла попытку усадить Баку и Ереван за общий стол переговоров. В частности, 21 апреля 2020 года глава российского внешнеполитического ведомства Сергей Лавров заявил, что он направил президенту Азербайджана и премьер-министру Армении проект урегулирования конфликта в Нагорном Карабахе. При этом Сергей Лавров не уточнил содержание данного проекта, но эксперты склоняются к мнению о том, что он содержит те же положения, которые были предложены сторонам ещё в 2004 году. Речь идёт, прежде всего, об освобождении семи прилегающих к Карабаху районов и проведение референдума об определении статуса самопровозглашённой республики.

Немаловажным аспектом непрекращающегося конфликта является то, что Армения, по сути, контролирует не только Нагорный Карабах, но и примыкающие к нему азербайджанские районы, которые составляют примерно 20 процентов территории Азербайджана. Статус именно этих районов представляет основной камень преткновения между Баку и Ереваном. Подобное положение дел, собственно, и стало одним из побудительных мотивов "четырехдневной войны" в апреле 2016 года.

- В Армении уповают на защиту их интересов со стороны соседнего ИРИ, других стран.

 - Иран тоже не в состоянии проявлять большую активность в Нагорном Карабахе в силу того, что режим аятолл вовлечён в конфликт с Израилем и Саудовской Аравией. К тому же, систематическое давление на Тегеран со стороны США не позволяет отвлекать человеческие и материальные ресурсы на Южный Кавказ, где ситуация крайне нестабильна и не может привести к безоговорочной победе ни одной из сторон в обозримом будущем.

В связи с этим, главную роль в Нагорном Карабахе, помимо Армении и Азербайджана, могут играть Россия и Турция. При этом вряд ли приходится утверждать о том, что Южный Кавказ может представлять собой фундамент для российско-турецкого сближения по аналогии с Сирией. В данном случае, если конфликт между Баку и Ереваном перерастёт в стадию крупномасштабной войны, то ситуация может напоминать ливийский сценарий, где Россия и Турция занимают диаметрально противоположные стороны.

Отличительной особенностью противостояния между Арменией и Азербайджаном является активная вовлеченность в него внешних игроков: России, США и Европейского Союза. Между тем, их политика вызывает серьёзные нарекания. Так, основные претензии к Москве сводятся к тому, что она в одинаковой мере поддерживает как Баку, так и Ереван, Вашингтон не спешит вводить миротворческих контингент в Нагорный Карабах, а Европейский Союз равно удалён от всех сторон конфликта. Тем не менее, пандемия COVID-19, вероятно, ставит вновь на повестку дня армяно-азербайджанский спор и создаёт основу для нового этапа эскалации военных действий.

Внешним игрокам, как правило, выгодно поддерживать конфликт между Баку и Ереваном в замороженном состоянии. С одной стороны, это продиктовано стремлением Москвы ослабить влияние Анкары и Тегерана на Южный и Северный Кавказ, а, с другой стороны, создаёт перспективу для международного торга, в котором Нагорный Карабах предстаёт в качестве "разменной монеты". К тому же, Вашингтон и Брюссель не готовы активно вмешиваться в дела Кавказского региона, понимая, что такое вмешательство существенно ослабит их позиции на международной арене, а также может создать угрозу участия в конфликте Ирана, Турции и России.

В настоящее время региональные игроки, как правило, стараются придерживаться общей линии в Карабахе - минимизации прямых столкновений между Арменией и Азербайджаном, что исключает  привлечение пристального внимания Организации Договора коллективной безопасности, которая в случае эскалации конфликта может принять решение о защите Армении от военного нападения.

В последнее время стало расхожим мнение о том, что Москва дала своё согласие на отправку в зону конфликта миротворческого контингента, который должен будет приступить к патрулированию территории после вывода карабахских сил безопасности. Это позволило бы России получить дополнительные рычаги влияния на Южном Кавказе и обеспечить перманентное военное присутствие в регионе. Между тем, риск размещения миротворцев состоит в том, что они не только не способствуют нейтрализации конфликта, но создадут лишний повод для эскалации. К тому же, сейчас Россия крайне занята в Сирии и Ливии. По этой причине принимать активное участие в новом очаге напряженности для неё является чрезмерным бременем.

- Что изменило в процессе появление в политике Николы Пашиняна?

- Смена политического лидера в Армении в результате "бархатной революции" 2018 года привела к существенной перестройке   отношения официального Еревана к процессу урегулирования Нагорно-Карабахского конфликта. Дело в том, что Никол Пашинян имеет крайне слабые связи с так называемым "карабахским кланом", в связи с чем проблематика конфликта для него имеет второстепенное значение. Между тем, новоизбранный глава армянского правительства понимает, что изменение статуса Нагорного Карабаха может привести к утрате им власти внутри страны, поскольку карабахская тема по-прежнему представляет собой системообразующий элемент национальной идеологии Армении.

Новое окно возможностей для переговоров появилось 29 марта 2019 года в Вене, где премьер-министр Армении Никол Пашинян и президент Азербайджана Ильхам Алиев в рамках международного саммита организовали публичную дискуссию о статусе Нагорного Карабаха и способах разрешения конфликта. Лидер Азербайджана гарантировал отвести войска от линии фронта в случае, если Ереван предпримет аналогичные действия. Очередная попытка установить диалог была совершена 15 февраля 2020 года в Мюнхене во время конференции по коллективной безопасности. Стороны конфликта согласились привлечь руководство самопровозглашённой республики для участия в переговорной процессе.

Однако окно возможностей захлопнулось после того, как администрацию Нагорного Карабаха 14 апреля 2020 года возглавил сторонник жёсткой линии и ставленник Никола Пашиняна Араик Арутюнян. Глава самопровозглашённой республики по итогам своей инаугурации начал проводить резкую антиазербайджанскую информационную кампанию и даже публично оскорбил президента Азербайджана Ильхама Алиева. Официальный Баку счёл такое поведение возмутительным, вследствие чего ситуация на линии фронта вновь стала чрезвычайно напряжённой.

- Как повлияла на события коронавирусная пандемия?

- Армяно-азербайджанское противостояние в значительной мере усилила пандемия COVID-19. В политических элитах обеих стран начали активно вестись разговоры о необходимости "отвлечь население посредством маленькой войны", чтобы таким образом вызвать патриотический подъем местного населения и нейтрализовать очаги социального протеста, связанного с непопулярными мерами национальных правительств по борьбе с коронавирусом. По крайней мере, война как для Армении, так и для Азербайджана в настоящих условиях рассматривается в качестве главного мотива народной мобилизации и гарантией безопасности собственных политических режимов.

Исходя из вышесказанного, предложенный Москвой вариант переговорного процесса вряд ли увенчается успехом. По крайней мере, реализация Мадридских принципов, даже в ограниченном масштабе, может усилить позиции Турции, что нарушит баланс сил в зоне конфликта в сторону усиления позиций Азербайджана. Между тем, Москва не готова к такому развитию событий. К тому же, Армения, скорее всего, будет настаивать на продолжении союзнических отношений к Россией, что ставит под сомнение любые переговоры о статусе Нагорного Карабаха и прилегающих к нему районов.

 

Написать отзыв

Кавказ

Грузия меняет западную ориентацию и идет на сближение с Россией? - беседа с экспертом по Кавказу Вадимом Дубновым в программе "Çətin sual"



Следите за нами в социальных сетях

Лента новостей