Последнее обновление

(12 минут назад)
Оправдаются ли ожидания нового президента Ирана?

Политическая жизнь  Ирана претерпевает трансформационный сдвиг, поскольку Масуд Пезешкиан, этнический азербайджанец и бывший министр здравоохранения, вступает в должность президента, получив 53,7% голосов на недавних выборах. Пезешкиан, реформатор, известный своей честностью и борьбой за нормализацию отношений с Западом, теперь сталкивается с непростой задачей — ориентироваться в сложной политической обстановке Ирана и оправдывать возложенные на него высокие ожидания.

Смягчение отношений с Азербайджаном

В знак потепления отношений президент Азербайджана Ильхам Алиев встретился с уходящим президентом Ирана Эбрагимом Раиси 19 мая. Лидеры совместно открыли гидроэлектростанции Худаферин и Гыз Галасы на реке Араз, что ознаменовало потенциальный поворотный момент в исторически напряженных отношениях между двумя странами. Создание транспортного коридора Север-Юг также было ключевой темой обсуждения, отражающей общую заинтересованность в укреплении экономических связей.

Президент Алиев не терял времени, связался с Пезешкианом, поздравил его и пригласил посетить Азербайджан. Министр иностранных дел Азербайджана Джейхун Байрамов выразил оптимизм в отношении будущего, предсказав более интенсивное развитие двусторонних отношений при администрации Пезешкиана. Ожидается, что посольство Азербайджана в Иране, которое бездействовало, возобновит свою деятельность в течение следующих 15-20 дней, сообщил Моджтаба Демирчилу, глава Евразийского департамента МИД Ирана.

Реформаторская программа: предстоящие задачи

Политический комментатор Зардушт Ализаде, выступая в программе «Сложный вопрос», сдержанно оценил перспективы Пезешкиана. Он признал реформаторские заслуги Пезешкиана и его амбиции по модернизации Ирана, но предостерег от чрезмерно оптимистичных ожиданий. «В свое время Ираном руководили президенты-реформаторы, такие как Рухани и Хатами, но им не удалось добиться существенных результатов», — отметил Ализаде, указав на хрупкость политических реформ перед лицом укоренившейся консервативной оппозиции.

Ализаде подчеркнул приверженность Пезешкиана укреплению лучших отношений с Западом и соседними странами, пересмотру правил ношения хиджаба, продвижению прав женщин и признанию языковых прав азербайджанцев. Однако он предупредил, что теократическая система велаят-е факих («власть правоведа») может помешать этим реформаторским инициативам. «Духовная и политическая система в Иране не позволит легко такие изменения», — утверждал Ализаде.

Исторический контекст и перспективы на будущее

Президентство Пезешкиана приходится на критический момент для Ирана, страны, борющейся с экономическими санкциями, внутренними беспорядками и геополитической напряженностью. Попытки его предшественников провести реформы — в частности, ядерная сделка, заключенная Хасаном Рухани — часто сводились на нет международными событиями, такими как выход США из соглашения при президенте Трампе.

Когда Пезешкиан вступает в должность, остается вопрос, сможет ли он преодолеть системные барьеры, которые исторически мешали реформаторским программам. Его успех будет зависеть не только от его политической проницательности, но и от его способности ориентироваться в сложной динамике власти внутри политического истеблишмента Ирана. Предстоящий путь полон вызовов, и только время покажет, оправдаются ли ожидания нового президента Ирана.

 

Написать отзыв

Сложный вопрос

Следите за нами в социальных сетях

Лента новостей