Последнее обновление

(23 минуты назад)
shutterstock.com

shutterstock.com

В последнее время в Баку имамами в мечетей назначают не членов общины, а лиц, избранных Государственным комитетом по работе с религиозными структурами (ГКРРС). А это вызывает недовольство прихожан мечетей, то есть членов общины. Утверждать это позволяет произошедшее в связи с назначением Комитетом имама мечети Мешади Дадаш, возглавлявшейся ныне  покойным Гаджи Шахином Гасанлы.

Эксперты полагают, что последние события ни что иное, как попытка целенаправленной провокации в религиозной сфере в Азербайджане.

Чему служат давление на шиитов и шаги, предпринятые с целью разрушения общин?

На вопросы ASTNA отвечает, освещающий религиозную тематику, журналист Кянан  Ровшаноглу.

* * *

Вопрос: В последнее время имамов мечетей назначает Госкомитет по работе с религиозными учреждениями, что вызывает недовольство джамаата мечети. Конкретно это можно увидеть в связи с произошедшим вокруг мечети Мешади Дадаш, возглавлявшимся  Гаджи Шахином Гасанли. Это направлено на разрушение мечетей?

Ответ: Назначение имамов в мечети осуществляется Государственным комитетом по работе с религиозными организациями в соответствии с новым законодательством. У нас два года назад закон был изменен и назначение имама находится уже в компетенции Комитета. В более раннем законодательстве имам назначался по согласованию с общиной  Управлением Мусульман Кавказа (УМК). Но теперь это правило изменилось, имамы отбираются сдав экзамен в ГКРРС и распределяются на вакантные места.

Но в мечети Мешади Дадаш ситуация была иной. Эта мечеть была местом поклонения,  самого многочисленного шиитского джамаата (объединения группы мусульман с целью совместного изучения ислама, совершения религиозных обрядов, взаимопомощи, регулярного общения между собой – Ред.) в Баку. Однако после смерти покойного Хаджи Шахина  распад джамаата был предопределен. Его могла предотвратить только сама община этой мечети, то есть избрав имама из своей среды, пытаясь сохранить джамаат мечети. На первых порах это учитывалось руководством Комитета. В марте был назначен первый временный имам, но так как образование его было на первой ступени, позднее он был заменен.

Казалось, что уже все нормализовалось. Но в начале мая комитет неожиданно, не согласовав с общиной и джамаатом мечети, назначил имамом человека со стороны, что вызвало недовольство в джамаате. То есть люди из окружения покойного Гаджи Шаина  составлявшие  ядро джамаата мечети Мешади Дадаш, покинули мечеть. Так, распался старый джамаат и впервые за 20 лет на пятничной намаз пришло ничтожное количество людей.  

На мой взгляд, здесь можно было бы достичь, насколько это позволяли законы, соглашения между общиной и государственным учреждением, что гарантировало бы сохранение джамаата мечети. Но власти не пошли на это, вернее, сначала пошли, но потом отступили.

Вопрос: Кто кроме ГКРРС может быть причастен к этих вопросам?

Ответ: Есть ощущение, что эта проблема  раздута искусственно .  То есть председатель ГКРРС сначала встретился с представителями джамаата мечети, была договоренность, и все было нормально. Однако через месяц Комитет внезапно передумал. В социальных сетях поговаривали, что в этом были заинтересованы, представленные в руководстве Комитета лица. Конкретно -заместитель председателя. Не исключено, что наряду с Комитетом в этом вопросе сыграли свою роль и другие структуры.

Вопрос: С какой целью были предприняты действия, вызвавшие недовольство людей?

Ответ: Разумеется, этот шаг не мог быть совершен с благими намерениями. Поскольку, в итоге, в Баку распался образцовый, приверженный  национальным ценностям, джамаат. Вновь собрать этих людей вместе будет сложно.

И хотя последствия таких шагов на данном этапе незримы, в долгосрочной перспективе они служат процессу формирования в Азербайджане «подпольных» джамаатов. В Турции эта практика уже имела место - в результате жесткого давления со стороны государства, наряду с официальным исламом в неформальных домах возникли тайно сформированные неформальные джамааты. Отторжение верующих от мечетей, в конечном итоге, приведет к этому. Возможно те, кто предпринял это, преследуют цель не допустить на данном этапе возникновению в мечетях большие, многотысчных общин. Но, как я уже сказал, в долгосрочной перспективе это вредно, особенно в мусульманских странах.

Вопрос: В последнее время верующие подвергаются репрессиям. Из-за известных отношений с Ираном. Верующих подвергают арестам назвав их «иранскими агентами». Хотя официальные обвинения совсем иные. Имеет ли это какое-то отношение к происходящим событиям?

Ответ: В Азербайджане время от времени проводятся такие аресты. Хотя официальное обвинение - незаконный оборот наркотиков, в большинстве случаев власти и близкие к властям СМИ отмечают связь этих арестов с Ираном. Но вовсе не все аресты происходят по обвинению в агентурной деятельности. Создается впечатление, что в Азербайджане ведутся аресты верующих, находящихся под влиянием религиозных центров Ирана. Вернее, власти пытаются нейтрализовать возможные группы риска.

Правоохранительные органы Азербайджана время от времени проводят такие «профилактические» мероприятия, чтобы нейтрализовать религиозное влияние зарубежных стран и риски, которые это может вызвать. В результате, естественно, под раздачу попадает большое количество невинных людей, оказывается в заключении, страдает и в конечном итоге наконец, негодуют, считая себя обиженными. Конечно же не секрет, что в Азербайджане есть люди, находящиеся под влиянием Ирана или, если так можно выразиться, религиозного центра в Иране. Но я не думаю, что таких людей так много.

Вообще, эта чрезвычайно сложная тема. Как известно, почитание религиозных центров не знает границ, и здесь очень сложно провести черту. Нельзя требовать от католика отказа от духовной связи с Ватиканом. Точно так же и у мусульман есть религиозно-духовные связи с известными религиозными центрами, и их невозможно разорвать какими-либо административными мерами. 

В случае с Ираном это еще более проблематично, поскольку Иран официально является исламским государством и проводит религиозную пропаганду как часть государственной политики.  Это еще более чувствительно для нас как страны, большая часть населения которого шииты, а соседняя страна - Иран.  Более того, в период ухудшения отношений между властями двух стран это охлаждение проявляется как давление на верующих.

Полагаю, что Азербайджан будучи мусульманской страной должен учитывать религиозную чувствительность, проводить комплексную работу с привлечением специалистов в этой области, чтобы внешнее воздействие на религиозную среду было сведено к минимуму. То есть проблемы в сфере религии должны решаться не посредством правоохранительных органов, а сответствующими структурами.

Вопрос: Является ли возмущение  верующих, их репрессии выходом? Не будет ли сложившаяся ситуация использована внешними силами в своих целях?

Ответ: Конечно, как уже было сказано, доведение проблемы до такого состояния,  тактика «решения» вопроса посредством правоохранительных органов ошибочна. Это может быть полезным в краткосрочной перспективе, но, наоборот, рискованно в долгосрочной перспективе.

Не думаю, что подобные аресты верующих в Азербайджане, возникшая напряженность в религиозной сфере могут беспокоить какой-то религиозный центр за рубежом, наоборот, рост в стране недовольства на религиозной почве благоприятен для привлечения большего числа последователей. Мы уже испытали это на примере других религиозных групп.

Вопрос: Какие шаги необходимв для нормализации ситуации?

Ответ: Как уже было сказано, в религиозной сфере должны быть предприняты более комплексные, продуманные шаги по защите национально-нравственных ценностей и традиций страны, приняты прогрессивные  законы. Должна быть построена модель, соответствующая традициям, национально-духовным ценностям и этно-религиозной структуре Азербайджана. Это займет время. Но это необходимо для страны.

 

Написать отзыв

Религия

Следите за нами в социальных сетях

Лента новостей