Последнее обновление

(2 часа назад)
«Смотреть с оптимизмом в новую эру сложно»

В последнее время сформулировано мнение, что после выборов начнется новый период. Президент Ильхам Алиев в интервью местным телеканалам в январе этого года также заявил, что в стране начнется новая эра. В последние дни депутаты, официальные лица повторяют этот тезис.

Что президент имеет в виду когда говорит о новой эре? В самом деле, какие шаги необходимо предпринять, чтобы началась новая эра?

Своими мыслями обо всем этом в беседе с ASTNA делится руководитель Открытой Азербайджанской Инициативы Зохраб Исмаил.

* * *

Вопрос: Что имел в виду президент говоря о новой эре?

Ответ: На внеочередных президентских выборах, состоявшихся 7 февраля, в сущности новшеств не было. Так же как и во время предыдущих парламентских и президентских выборов, выборы были назначены неожиданно, и основные политические оппоненты в них участия не приняли. О каком новом периоде может идти речь, если учесть, что одно и тоже лицо находится  у власти более 20 лет? Или зададимся вопросом, ​​имеют ли один и тот же смысл новая эра, как ее представляет себе правительство, и новая эра, как ее понимаем мы? Президент уже назначил старого премьер-министра Али Асадова на пост премьер-министра. Как может начаться новый период с премьер-министром, от которого мы до сих пор не слышали сколько-нибудь содержательного мнения об экономике, реформах, будущем Азербайджана?

Думаю, что Президент Ильхам Алиев, говоря о новой эре, может иметь в виду период после полного обеспечения территориальной целостности страны. То есть власть уже полностью контролирует Карабах. То есть в так называемый новый период восстановление Карабаха будет приоритетом. Потому что с политической точки зрения нет оснований думать, что началась новая эра. Мы не видим признаков этого.

Вопрос: Эта идея вызвала ожидания у общественности. Мы становимся свидетелями обнадеживающих выступлений. Как должна начаться новая эра и что она должна в себе содержать более всего?

Ответ: Общество жаждет новаций, и поэтому люди от каждого незначительного позитивного сообщения, которое они слышат, ждут больших изменений. Но в любой стране для больших перемен должны быть условия. Новая эра может начаться в какой-либо стране в силу таких факторов, как экономический или политический кризис, изменения в регионе, приход к власти новых сил. А теперь давайте теперь рассмотрим  эти факторы на примере Азербайджана. В Азербайджане абсолютная политическая власть, а экономические проблемы решаются за счет нефтегазовых доходов. Да и геополитические факторы также не соответствуют началу новой эры. В регионе идет борьба с агрессией России. Конца российско-украинской войне пока не видно.

Азербайджанская общественность считает, что если страна уже решила карабахский вопрос, территориальная целостность обеспечена, то это создает основу для экономических и политических изменений. Это связано с тем, что на протяжении многих лет значительная часть общества видела основные проблемы Азербайджана в оккупации Карабаха. Но это была иллюзия. Потому что оккупация Карабаха Арменией была лишь одной из главных проблем, с которыми столкнулся Азербайджан. В Азербайджане существуют глубокие экономические проблемы, и верховенство права находится под угрозой. В настоящее время особых ожиданий относительно изменения в Азербайджане политической системы, установления демократии и защиты прав человека нет. В лучшем случае имеются ожидания экономических изменений. особенно, если учесть, что добыча нефти в стране из года в год снижается, а объем добычи природного газа хотя и приближается к своему пику, все равно  не может компенсировать снижение доходов от нефти. Поэтому в ближайшие несколько лет экономические проблемы в стране проявятся  рельефнее. В 2015-2016 годах мы испытали такие проблемы в связи с падением цен только на нефть.

Вопрос: Люди чаще жалуются не на Президента, а на правительство и чиновников. Возможно ли, что в новую эру мы станем свидетелями большего количества кадровых изменений? И достаточны ли этого для новой эры?

Ответ: Премьер-министр не сменися. Изменения произошли в  руководстве одного министерства и комитета. Кадровые перестановки не могут считаться реформой и новой эрой о которой  Вы говорите. Новая эра не может быть выражена двумя словами. Сейчас 2024 год, и если должен был начаться этап, который Вы называете новой эрой, это должно было проявиться в экономической политике, в государственном бюджете этого года.

Вопрос: Многие эксперты предлагают по большей части экономические, управленческие и конституциональные реформы. Достаточно ли всего этого? Можно ли с их помощью добиться успешных результатов в сфере демократии и прав человека?

Ответ: Как уже было сказано, должны быть предпосылки обуславливающие реформы. Разговоры об изменении Конституции начались вскоре после 44-дневной войны. В качестве основания для этого приводили необходимость предоставления карабахским армянам определенных возможностей местного самоуправления. Было отмечено, что, например, если Ханкенди в настоящее время управляется системой муниципального типа, ее сохранение может оказаться необходимой в процессе интеграции. А это должно быть быть допущено законодательством Азербайджана. Это были просто соображения. После антитеррористических операций в Карабахе в сентябре прошлого года эти соображения потеряли актуальность. Или же Нахчыванская АР обладает широкими полномочиями, и это создает проблемы нынешней системе управления. Но и здесь нашли выход в ином прочтении законов.

Хотя Конституция этого требует проведения в ноябре этого года выборов в Милли Меджлис , официально об этом ничего не говорится. Откровенно говоря, проведение в течение одного года трех выборов и одного референдума маловероятно.

Но, как уже было сказано, определенные экономические изменения могут стать необходимы. Уменьшение в настоящее время потока, поступающих в страну нефтегазовых долларов, создает определенные риски для обеспечения государственного бюджета в будущем. Поэтому экономика должна расти более ускоренными темпами, чтобы компенсировать потери. Правда, правительство утверждает, что ненефтяной сектор неуклонно развивается, и пытается показать это в цифрах. Однако этот рост не проявляется в экспорте. В 2023 году ненефтяной экспорт составил всего 10% от общего объема экспорта. По мере сокращения нефтегазового сектора мы будем все сильнее ощущать эту проблему. Нам понадобится экономика, которая сможет экспортировать готовую продукцию, чтобы в страну поступала иностранная валюта.

Вопрос: Что нужно сделать для проведения кардинальных и фундаментальных реформ в Азербайджане?

Ответ: Нужны ли власти реформы, которые вы называете кардинальными? Мы рассмотрели условия проведения масштабных реформ. Власти пока делают все, чтобы продлить свое существование. И еще пытаются решить социально-экономические проблемы при их крайнем обострении.

Например, как это произошло с обязательным медицинским страхованием. Имеется ли в  обществе заказ, требование глубоких реформ? Независимо от причины, этот социальный заказ  тоже не ощущается. Правда, есть недовольство, но ситуации и институты, которые превращают это недовольство в социальный заказ, слабы. Поэтому смотреть с оптимизмом в новую эру сложно.

Написать отзыв

Общество

Следите за нами в социальных сетях

Лента новостей