Последнее обновление

(27 минут назад)
Qiyas İbrahimov etiraz edir

Qiyas İbrahimov etiraz edir

7-8 июня в Баку произошли события, которые можно без натяжки назвать новым  этапом развития конфликта  общества и государства.

Формальная сторона двухдневных событий   такова: 7 июня полиция  грубо задержала  жителя одного из спальных районов Баку, проигнорировавшего запрет властей не выходить из дома в связи с пандемией коронавируса.

Задержание вызвало недовольство жителей квартала, которые выразили это криками и проклятиями в адрес полицейских, выбросом  мусора и пластиковых бутылок с балконов. На следующий день спецподразделения полиции провели рано утром демонстративную силовую операцию в данном квартале, выхватили буквально из постелей и увезли 11 граждан, которых  посчитали причастными к      протесту 7 июня. Операция, которая включала физические насильственные действия в отношении граждан, оскорбления их личности, была заснята полицейскими и выставлена в социальные сети, как пример назидания всем жителям страны. 

Что мы имеем ввиду, когда говорим о новом этапе развития конфликта власть и общество? В прошлом было немало   случаев, когда граждан также грубо арестовывали, избивали на глазах соседей, но мы не можем вспомнить  осуждение действий полиции в столь массовой  форме.

Нынешняя эмоциональная, даже в некоторой степени агрессивная  реакция  населения говорит о его готовности в случае форс-мажорной ситуации бросить вызов государству. Эта реакция была эмоциональной, не запланированной. Реакция на этот случай всего сообщества страны, которая включает различные слои и классы   населения, также была не менее эмоциональной и консолидированной.

Государство в лице полиции, которое вело себя бесцеремонно и показательно жестоко в отношении граждан в отдельно взятом квартале, оперативно более трезво оценило ситуацию и взрывоопасность момента.  Эта оценка и понимание серьезности общественного негодования была выражена в следующем:  задержанные получили минимальные наказания  и вовсе были освобождены, МВД сообщило о наказании одного из полицейских, об извинении, принесенным одной жительнице,  и прочее. Прокуратура начала расследование действий полиции.  Кампания насилия была свернута.   Таким образом власть предложила  на ничью обществу.

Однако все это было сделано на уровне заявлений, которые можно расценивать как стремление успокоить общественные страсти. Отступать   окончательно перед обществом власть не намерена. Президент Алиев, который после упомянутых событий  выступал на телевидении, никак не  выразил своего отношения к произошедшему, что говорит о том, что  действия полиции не были самодеятельностью,  а получили  политическую поддержку наверху.

Было бы поверхностным сказать, что протестные настроения в обществе провоцирует усталость от пандемии  и ограничений, которая она несет, а вместе с этим ухудшение материального положения граждан и особенно малого  и среднего бизнеса, наемных работников, нелегального рынка труда. Пандемию  можно рассматривать как некий катализатор процессов. С одной стороны, она выявила ошибки и неумелое правление правительства, которые оголила низкая цена на нефть, с другой стороны, она показала усталость общества от безысходности, непрекращающихся кризисов, неприкрытого лицемерия   официальных лиц. 

Пример, 9 июня телевидение показало сюжет о рейде полиции и сотрудников телеканала на  предмет ношения масок гражданами. И в одном эпизоде мелкий торговец, игнорирующий маску, в открытой форме, публично  на телекамеру  послал полицейского  куда подальше. Он не представитель оппозиции и не гражданский активист, такой как например Гияс Ибрагимов, который 9 июня вывесил на фасаде  дома плакат с протестом против полицейского насилия и выступил с мегафоном на крыше дома  с призывом к гражданам к сопротивлению. Осужденный  в 2016 году на 10 лет заключения за надпись "С праздником рабов"  на постаменте  памятника экс-президенту Гейдару Алиеву и освобожденный  досрочно Ибрагимов, получил в этот раз 15 суток и отправлен домой  каратать время в карантине.

За время начала пандемии, падения цен на нефть по ходу кризиса, стартовавшего в 2015 году, власть так и не предложила обществу программу действий. Наоборот уже на начальном этапе ухудшения пандемическо-нефтяной ситуации президент Алиев 19 марта в обращении к народу пригрозил оппозиции расправой в случае объявления чрезвычайной ситуации.

Расстояние между  заявлением  от 19 марта и событиями   7-8 июня показывает, что власть не желает идти на какие-либо компромиссы,  демократические перемены в стране,  потребность в которых стала насущным вопросом общества.   В этом заключается противоречие между сторонами. Оно будет продолжать усиливаться, если власть не поставит во главу угла интересы среднестатистического гражданина  страны.

Для этого необходимо незамедлительно перейти к диалогу с гражданским обществом, которое является выразителем и представителем общественных интересов  в целом, о путях  преодоления кризиса и создания  государства социальной ответственности. Такой диалог способен снизить накал страстей и открыть дорогу общественному консенсусу. Следовало бы предупредить власти от дальнейших попыток имитаций, так как именно имитации привели к кризису и не позволяют выбраться сторонам из его объятий. 

Написать отзыв

Аналитика

Следите за нами в социальных сетях

Лента новостей