Последнее обновление

(6 часов назад)
Идеологические истоки армяно-азербайджанского конфликта

  • Родная земля одного народа не может стать постоянной родиной другого. Ндже

  • Независимый Кавказ залог не только благоденствия ее народов, но и серьезный фактор международного мира. Расулзаде

***

Карабахский конфликт не может найти своего решения на протяжении более чем века и его не смогла разрешить последняя война 2020 года, хотя фактически она завершилась победой Азербайджана над Арменией. Проблема в том, что конфликт ни есть нечто отдельное, самостоятельное,  вне контекста азербайджано-армянских и, если посмотреть  еще шире, -  армяно-турецкого (тюркского) противостояния, у которого не видно конца в силу наличия разобщающего идеологического фундамента, без замены которого окончательное решение не возможно. Оно может временным, тактическим, но не стратегическим. Идеология конфликта всегда будет подпитывать враждебное начало, мышление, которые, как не раз показывала история, будут развиваться  в кровавые конфликты, которые обычно возникали в периоды геополитических катаклизмов (1905-1907гг., 1918-1920 гг., 1985-1991гг.). В таких условиях  мы не можем говорить  о долгосрочном мире   не только на Кавказе, но и во всей Передней Азии.

Когда мы говорим о конфликте, как об  армяно-азербайджанском, мы лукавим. Этот конфликт правильнее было бы назвать армяно-тюркским, где армяно-турецкий конфликт также, как и азербайджанский, является его частью. Сами армяне не подразделяют турков на османских или кавказских и персидских, или пойти дальше узбекских или туркменских.  Армянская националистическая идеология определяет тюрка  не по национальности и гражданству, а по этносу, также, как она определяет понятие армянство, как племя, этнос.   

Читатель волне закономерно может задаться вопросом: О чем лукавит автор? Лукавства нет. Есть желание понять, почему мы  с армянами никак не можем договориться, а до войны 2020 года всегда им проигрывали, уступая территории, теряя жизни людей. Они также несли потери людские, но не территориальные. Мы наблюдали массовые этнические чистки территорий проживания азербайджанских тюрков.  Хорошо  помнится, как в 1989 году, когда на президиуме Верховного Совета СССР обсуждался карабахский  конфликт, Михаил Горбачев задал риторический вопрос на армянские претензии об ущемлении прав армян: "А куда с начала 20 века по сей день девались с территории нынешней Армянской ССР 1,5 млн. азербайджанцев? Присутствующие армянские ученные и деятели не нашли ответа. Логично было бы задать мне вопрос: А куда девались около 400 тыс. армян с территории нынешнего Азербайджана, предки большинства которых переселились сюда  в 19 и 20 веках.  Их трагедия, как и трагедия переселенных и изгнанных азербайджанцев, вовсе не волновала тех, ко причисляет себя к армянской расе, а не народу и еще хуже к отребью. Именно тех, кто жил рядом с азербайджанцами и делил вместе с ним хлеб, радость и невзгоды, раса причисляла к народу и отбросам. В советские времена  хорошо помнится как азербайджанских армян в Ереване именовали карабахскими и*****и, или еще хуже прислужниками тюрков - шартвацы. Для расы для достижения цели все остальное причисляемое  к армянству было расходным материалом, достойным жертвоприношения во имя чистоты расы и достижения поставленной ею цели.           

Армения

В Ереване 28 мая 2016 года в День Первой республики (1918-1920) с участием президента Сержа Саргсяна   был торжественно открыт шестиметровый бронзовый памятник основателю армянского нацизма  Гарегину Нжде.  Здоровая часть армянcтва, которая по трактовке Ндже относится к народу или отребью, охарактеризовала его учение как фашиствующее. Не знаю придерживается ли этого мнения  большинство. Сам факт воздвижения  памятника, как государственного акта, говорит  о том, что  фактически государственность и ее идеология базируется на идеях Ндже. Официальный Ереван в отрытую на государственном уровне не декламируют идеи Ндже или провозглашается более нивелированная часть, но суть от этого не меняется. Как не вспомнить заявление экс-президента  Армении Роберта Кочаряна о «генетической несовместимости» армян и азербайджанцев.   

Расистская идеология Ндже начинает формироваться уже в начале 20 века и проявила себя в ходе этнических чисток с его участием на территории  нынешней Армении, сопровождавшимися массовыми убийствами и полным изгнанием азербайджанцев из Зангезура и других регионов. Окончательно идеология армянского расизма была сформирована и получила распространение  Гарегином Нжде и Айком Асатряном в первую половину 30 годов прошлого столетия.

Ими была разработана  идеология классического армянского национализма, целью которого является объединение армянского народа на территории Исторической Армении (историко-географическая область в северной части Средней Передней  Азии, включающая Малую Азию, Армянское нагорье и Южный Кавказ), в рамках Армянского государства. 

Я обратился к источнику о доктрине  Ндже в википедии на армянском языке, потому что она более четко отображает  объяснение взглядов Ндже, чем на других языках, где описание нивелируется под интересы и взгляды иноязычных читателей.

Идея получила название Цехакронизм  (объединение двух слов Племя-Вера), что фактически означает Трайбализм, частью и естественным продолжением трайбализма является идеология расизма.

Нжде предпочитал термин «этничность» вместо «национализма», «патриотизма» и других подобных им слов.

Трайбализм начинается с признания племени: признание истории, культуры, образа жизни племени, его ценностей и достоинств, его настоящего и устремлений, есть признание уважаемого вклада армянского племени в мир цивилизации. 

Племенная вера исходит из признания племени, т.е. веры в силу, гениальность, волю и способности армянского племени, его будущее и вечность.

Нжде представил кредо трайбализма в своей книге  «Американские армяне. Племя и его подонки», где он привел 27 заветов.  Девизом заветов является слоган: «Армения для армян». 

Вот некоторые из заветов:

Нация живет, творит и увековечивает себя через племя. Трайбализм — мощная сила в человеческой культуре. Так почему же трайбалист считает фальсификацию племенной личности преступлением против человечества и, в частности, против своего народа?

Племенная религия — это ниша всех учений и течений, которые склонны удерживать наше молодое поколение от живительного молока племени.

Он имеет право и обязанность быть смелым, в чьих руках судьба будущих поколений.

Для него предпочтительнее те науки, искусства и ремесла, которые могут быть использованы для могущества и победы его расы. 

 Воспитанием личной воли трайбализм поддерживает прославление армянского духа.

Ндже стремится к обожествлению воли племени.

Трайбализм требует от индивидуума нерушимого союза со своим племенем, признавая последнее верховным родителем. В этом смысле трайбализм рассматривает семью как средство усиления племени и считает, что дети в семье больше принадлежат племени, верховному родителю, чем непосредственным родителям.

Трайбализм обуславливает желаемое счастье индивидуума коллективным счастьем племени, которое заключается в том, чтобы «видеть, как растет сила его народа и справедливо расширяется Армения».

Согласно трайбализму, величайшей мерой индивидуальной свободы и самовыражения личности, «высшим поступком» является подчинение племени. Иными словами, индивид свободен в той мере, в какой он не выступает против интересов племени и не вредит его нравам, а его самовыражение не должно превращаться в антиплеменной эгоизм.

Как этос (совокупность нравственных императивов), вселяющий веру в будущее племени, трайбализм не проповедует бессильный фатализм, а обязывает создать через борьбу великую судьбу, которую заслуживает племя.

Согласно Цехакронизму  армяне  делятся на три чувственно-сознательные части:

1. Племя (раса)

Раса – это отборные армяне, главная цель которых – увековечение своего вида на Родине. Он несет в себе армянство и передает его поколениям. Для племени Родина незаменима, ее независимость необходима как кислород. Племя сражается и становится мучеником, спасая честь армян.

2. Народ

Народ – неопределившаяся, колеблющаяся часть Армении. Это промафия, если она прислушивается к голосу подонков, а не Племени. Народ живет повседневной жизнью, племя живет вечной жизнью, народ  живет мыслями дня, племя живет памятью о прошлом, твердой верой в будущее и постоянной борьбой дня одновременно.

Народ руководствуется частичными интересами, племя - общеармянскими интересами. Народ представляет собой смесь классов, религий и партий, а в племени нет правящих и подчиненных классов, религиозных конфессий, политических направлений, а есть только армяне.

Народ выпрашивает справедливость и право на жизнь, племя завоевывает и утверждает его. Народ может приспособиться к своему бесславному состоянию, но племя не терпит цепей раба, за него могут быть исправлены суды мира, вредящие Армении. В моменты опасности народ впадает в замешательство и панику, а племя инстинктивно находит выход. Он не способен предвидеть опасность, но племя ее чувствует.

Народ чтит посредственность, племя чтит только своих гениев. «Народ производит книжников, а племя производит пророков».

Народ не умеет хранить ценности и ценить героев. Сегодня оно делает кого-то героем, завтра оно попирает или уничтожает вчерашние святыни, со слепотой толпы. Племя является вечным носителем своих ценностей, увековечивающим поклонения своим святым умершим.

Народ страдает комплексом неполноценности, а племя полно гордыни и решимости. «Народ принимает чужую культуру путем денационализации, племя национализирует то, что оно принимает».

И чем выше удельный вес племени у армян, чем больше оно живет канонам племени, тем мощнее и ярче оно как нация. А удельный вес племени надо увеличивать за счет народа, обращая его, ориентируя на племя. Таким образом, главная проблема трайбализма состоит в том, чтобы расплести армянский народ.

3. Отребье (Танак)

Танак - антинационалистический элемент армян, внутренний враг племени, запряженный в колесницу врага внешнего - отвратительного как армянин и отвратительного как человек. Не имеет никаких обязательств перед армянами, но борется за свои права. У него нет национальности, и если он говорит по-армянски, то только потому, что другого способа общения пока не нашел.  Танак не знает своей родины.  Это национально мертвый элемент армян, вытесненный раз и навсегда.

Армянский расизм признает врагами турок, большевиков и их антиармянских агентов. Он отрицает все те течения, религии и учения, которые отрицают необходимость наций.

Верующий племени обязан создать семью со своим соплеменником и дать потомство, потому что знает, что продолжение рода обеспечивается по происхождению. Племенной культист — это не культиватор какой-либо науки, искусства или ремесла, а неутомимый воин, стремящийся заставить их служить своему племени.

Член племени подчиняется племени, которое любит больше, чем собственную жизнь. Воля племени – это его верховный полководец, это воля племени победить и продержаться .

Трайбализм не против Армянской Апостольской церкви, наоборот, считает себя неотъемлемой ее частью, однако, по словам Нжде, Армянская Апостольская церковь «неправильно поняла тайну христианской любви и в результате стала причиной невиданной трагедии народа» на века. Племенная религия призывает к национализации Армянской церкви, ее идеологической переоценке.

«Наша Церковь совершила ошибку, ужасную ошибку, проповедуя нравственность бедных и несостоятельных. После этого он должен говорить об арийском народе, способном к любви и самопожертвованию, если он хочет, чтобы следы христианства остались в Малой Азии и Армении. Сильный и арийский народ, такой, что способен бросить вызов смерти ради собственного существования. Так будут жить не только армяне, но и Армянская Церковь. Самозащита армянского народа – новое вероучение Армянской церкви».

Ндже отмечал, что идея трайбализма исключительно армянская, а фашизм — это итальянское проявление национализма, нацизм — немецкое.

Отличие трайбализма от нацизма в том, что во втором случае арийское племя объявляется единственной культурообразующей расой, а остальные нации - низшими видами. Трайбализм свободен от проповеди избирательности или исключительности. Нацизм с потребностью в так называемых «жизненных территориях» пытается быть размеренным, что, неестественно, также выходит за пределы Родины. Этническая принадлежность представляет собой проблему для возвращения нашей собственной родины, Армянского нагорья. Нацизм рассматривает евреев как зло человечества, культуроразрушающий вид, и антисемитизм занимает ключевое место в его учении. Он полностью отсутствует в племенной религии. Он объявляет тюрка врагом племени. Трайбализм — это также обязательство мести, послание не прощать турка и, соответственно, кузница мстителей, где «вместо каждой армянской жертвы придут в мир два новых мстителя». Трайбализм требует беспощадной мести, беспощадного суда над тем кровожадным племенем (тюрками), которое убило половину армян. Эта вражда не историческая, а биологическая.

В 2012 году руководитель программы высшего образования отдела реализации программ «Центр образовательных программ»(ныне министр образования) Жанна Андреасян заявила: «Эта идеология Нжде на самом деле является фашистской идеологией... на самом деле очень опасное для нас как общества 21 века, потому что оно основано на агрессивном мировоззрении, навязчивой идее замкнутости от мира и определении собственного превосходства над другими обществами. Если убрать все милые слова и оставить его скелет, то скелет на самом деле такой. Это очень опасно».

В 2021 году, когда она стала заместителем министра образования, науки, культуры и спорта ей посоветовали отречься от своих слов. «Я до сих пор так же думаю о Нжде и идеологии Нжде, не скажу что-либо", ответила Андреасян, которая возглавляет сегодня Министерство образования.

Профессор консерватории, заслуженная артистка, певица Анна Маилян, которая 12 февраля 2021 года осудила Андреасян: «На наших столах должна стоять книга Гарегина Нжде как вторая Библия. Каждый ребенок должен воспитываться на идеях Гарегина Нжде. Гарегина Нжде нельзя воспринимать как фашиста. Я как армянка запрещаю говорить о Гарегине Нжде с каким-либо фашистским намеком. Этот человек смог подтолкнуть, организовать национально-освободительную борьбу армянского народа и освободить Сюник. Если бы были соответствующие условия, поддержка и подходящая ситуация, возможно, Арцах и Нахичевань были бы освобождены, и у нас были бы свои исторические территории", - сказала она.

Азербайджан

В то время, когда в армянском сообществе разрабатывалась и реализовывалась теория и идея Трайбализма в азербайджанском социуме также шли процессы поиска самоидентификации, осознания этнической и национальной принадлежности. Основным идеологом азербайджанского национализма считается Мамед Амин Расулзаде, глава первой демократической республики (1918-1920). Он пытался пробудить азербайджанский национализм через этническую принадлежность, что  в начале 20 века было проблемой, так как социум ассоциировал себя с исламской религией и индивидуумы - персы, тюрки, арабы считали себя мусульманами, но не этносами.   

Расулзаде в отличии  от Ндже не был воином, а всего лишь журналистом, просветителем, политическим деятелем. Он был сторонником этнической самоидентификации, как необходимого начала для формирования  национального самосознания, национального государства, нации. Расулзаде не делит этнос на расу, народ и отребье. Он не проповедует исключительность, вечную месть и захват или возвращение территорий. Он видит будущее азербайджанских тюрков в союзе с народами Кавказа, включая армян.

Обратимся к основным частям его статьи «Пантуранизм и проблема Кавказа», которая в 30-е годы стала продолжением и развитием его взглядов и идей  начала 20 века.  Этот доклад был прочитан в марте 1930 года в Париже перед аудиторией, состоящей из представителей кавказской, украинской и туркестанской эмиграции.         

«Для того, чтобы наш народ был силен, жил счастливой жизнью и благоденствовал, надо, чтобы государство вело вполне национальную политику. Необходимо также, чтобы политика соответствовала вполне нашему внутреннему государственному строю.

Когда я говорю о национальной политике, то имею в виду следующее:

Оставаясь в пределах своей национальной политики и, прежде всего, базируясь на свои собственные силы, сохранить свое существование и работать над благоденствием страны, в целях достижения настоящего счастья и благоденствия ее. Конкретно говоря, не подвергать народ разорению в погоне за несбыточной и утопической мечтой. Ожидать от культурного мира культурного и человеческого отношения и поддерживать с ним взаимную дружбу».

По мере того, как движение пантуранизма вырастало в известную систему политической мысли, в нем изменились две тенденции: романтическое течение централистов и реалистическое течение федералистов.

Представители первого течения, находясь под известным влиянием немецких теоретиков расового понимания нации, одно кровное родство тюркских народов, некоторую общность их языков, а также религиозное их однородство, находили достаточным для того, чтобы при удобной политической комбинации, создать единое турецкое государство.

У романтиков с такими настроениями общественно-политическая схема основывалась на консервативно-авторитарной концепции и имела скорее военно-кастовый характер, который, разумеется, не мог рассчитывать на широкую популярность среди демократически настроенной и либерально-мыслящей части интеллигенции.

Реалистическое же течение, хотя и воодушевлялось высшим идеалом движения, но, тем не менее, придавало в нем гораздо большее значение реальным результатам пробуждения национального самосознания, чем романтическим мечтам его. Для реалистического течения, сознающего общность национально-культурных интересов всех тюркских народов, все же, объединение последних в централизованное государство, представлялось невозможным. Оно добивалось, прежде всего, освобождения отдельных тюркских народов в виде отдельных независимых государств.

Первое течение, к слову сказать, никогда не принявшее форму конкретной политической программы, не привлекало, особенно, тюркистов Азербайджана, и это было вполне понятно, ибо при всеразвивающейся демократической структуре нового азербайджанского общества, возникающего на развалинах феодального средневековья, движение с явно противоположными тенденциями, конечно, не могло иметь успеха.

И действительно, азербайджанские политические деятели, в частности деятели партии «Мусават», стояли в оппозиции к романтическому пантуранизму, как утопии, не имеющей под собой реальной почвы. Наоборот, лозунг конфедерации народов Кавказа, на их взгляд, более соответствовал насущно-реальным интересам Азербайджана и всего тюркского мира.

Идея Кавказской Конфедерации

Выше мы говорили о том, что в Азербайджане развивалось реалистическое течение пантуранизма, которое сумело сочетать интересы идеологии с реальными потребностями страны. Азербайджанский тюркизм пошел по линии федералистской концепции, которая, как и в примере Чехии, привела азербайджанцев не только к идее независимости Азербайджана, но и к убеждению необходимости создания Конфедеративного Кавказа. Азербайджанская демократическая партия тюркских федералистов «Мусават» на втором съезде своем, заседавшем в Баку в 1919 году, вынесла следующую резолюцию:

«Обсудив доклад политической секции по вопросу об идее кавказской конфедерации, исходя из действительных интересов, как национальных, так и экономическо-политических, и сознавая, что только путем тесного объединения кавказских республик легче добиться международного признания и гарантии их политических и территориальных целостей второй съезд партии «Мусават» постановил: признать объединение кавказских республик в свободный союз кавказской конфедерации желательным и призывать всю кавказскую демократию, а также правительства соседних республик способствовать осуществлению этой идеи.

В том же году азербайджанским правительством был внесен проект объединения кавказских республик в конфедерацию на армяно-азербайджанской конференции, состоявшейся в Баку. Азербайджанское предложение, отведенное (не принятое) тогда армянской делегацией, в 1920 году получило частичное осуществление в виде заключения военно-оборонительного союза между Грузией и Азербайджаном с тем, что и Армения, при желании, может присоединиться к этому союзу. В то же время в азербайджанской прессе дебатировался вопрос о кавказской таможенной и железнодорожной конвенции.

Не только представители господствующей партии «Мусават», но почти все течения азербайджанской политической мысли и видные политические деятели, с самого начала возникновения Азербайджанской республики, стояли за необходимость единения всех кавказских народов в одно конфедеративное государство…

Деятели Азербайджана неспроста так рьяно защищают эту мысль. Общие политические и экономические условия кавказского перешейка повелительно диктуют необходимость такой политической программы.

Если в добрые старые времена Кавказ был ареной взаимной борьбы для соседних народов, то последний период совместной жизни и страдания этого края воочию доказали, что сепаратный образ действия отдельных кавказских народов навлекал бедствия не только на данный народ, но и на все остальные народы Кавказа. Общность истории, общность страданий, точнее, общность судьбы создали у всех народов Кавказа общую, более или менее сходную психологию. Страшные годы террора и красного империализма, одинаково давящего кровавым прессом все народы Кавказа, еще в большей мере сблизили эти народы и укрепили в них сознание общности их национально-политических интересов.

Сведения из Кавказа красноречиво говорят о том общем настроении, которое царит среди политически-мыслящих слоев кавказских народов. Это настроение вполне соответствует той политической программе, которая господствует сегодня среди Кавказской эмиграции, т.е. идее Кавказской солидарности.

Независимый Кавказ залог не только благоденствия ее народов, но и серьезный фактор международного мира. Южные наши соседи, вечно находившиеся под угрозой северной опасности, только при наличии свободного Конфедеративного Кавказа, как буферного государства, могли бы быть спокойны за свою судьбу. Нет сомнения, что наша в действительности реальная деятельность в области достижения всекавказской государственности могла бы внушить нашим южным соседям должное уважение к нам и нашей работе.

Независимый Кавказ с его политическими, а тем более, экономическими возможностями имел бы первостепенное значение и для международной мировой политики.

Этот принцип, как было сказано выше, частично реализовался в виде военно-оборонительного союза, заключенного между Грузией и Азербайджаном. Если нам не удалось его осуществить полностью, то тому много причин, о которых говорить не позволяют рамки этого доклада. Скажем только одно, что одной из причин неосуществления этой идеи была та же провокация и демагогия, которая и теперь устами господ Хондкаряна и Ко старается сорвать единый фронт кавказских народов».

Испытание войной

Идеи Ндже и Расулзаде прошли испытание на прочность во Второй мировой войне. Особенно было важно понять, насколько искренен был Расулзаде, проповедуя идею кавказского единства.

Из документов, полученных из московских архивов профессором истории Джамилем Гасанлы.      

Собственноручные показания военнопленного бывшей германской армии Камсаракана Петера, 10 января 1949 г.: ГА РФ. Ф. Р-9401. Оп. 2. Д. 234. Л. 204–220. В показаниях Петера Камсаракана есть отдельный раздел о группе Нжде «Раса». Нжде, писал он, «отвергал и возможность урегулирования мирным путем армянского вопроса с Турцией. С другой стороны, он высказал мне свое большое восхищение действиями Гитлера, очень уважал и почитал Германию, прошлую и настоящую, ожидал от Германии нового передела мира и разрешения армянского вопроса. Он надеялся, что при помощи нацистской Германии удастся создать Армению, тесно связанную с ней».

В годы Второй мировой войны центральной фигурой азербайджанской эмиграции являлся М. Э. Расулзаде. Поскольку Польшу в сентябре 1939 г. захватила нацистская Германия, он уехал во Францию, а когда весной 1940 г. вермахт оккупировал и Францию, перебрался в Швейцарию. Образованное 30 сентября 1939 г. польское правительство в изгнании и его председатель Владислав Сикорский, обосновавшись в Лондоне, пригласили Расулзаде в Великобританию, однако накануне нападения Германии на СССР он покинул Лондон и переехал в Бухарест, где жил до самого прихода советских войск. В отличие от Нжде М. Э. Расулзаде предпочитал дистанцироваться от Германии. И это настолько бросалось в глаза, что советские спецслужбы считали его шпионом польским, турецким и даже японским, но ни слова не говорили о возможных связях с абвером.

Подробные справки о Ндже и Расулзаде подготовил и представил руководству  глава внешней разведки СССР Павел Фитин. Гарегин Нжде характеризуется как самый близкий человек фашистский Германии среди Кавказских эмиграции.  Осторожность Расулзаде по отношению к гитлеровскому режиму  объяснялась большей информированностью Расулзаде о захватнических планах Германии. От источников в Анкаре и Берлине он знал, что в случае победы над СССР Германия не намерена восстанавливать независимость кавказских народов, в том числе и азербайджанцев. (Павел . Фитин – Молотову. Справка о М. Э. Расулзаде, 17 июля 1944 г.: РГАСПИ. Ф. 82. Оп. 2. Д. 1090. Л. 142).            

К слову

Как мы видим,   существуют две совершенно противостоящие  основополагающие идеи и подходы развития армянства и азербайджанства. Они взаимоисключающие. Если посмотреть на идеи Расулзаде, которые легли в основу развития азербайджанской нации, с позиции доктрины Ндже, то они относятся  по классификации Цехакронизма к категории отребья. И наоборот, если посмотреть на идеи Ндже  с точки зрения доктрины Расулзаде, то они могут быть причислены к расизму, который отвергли тюрки-реалисты, к которым принадлежат сегодняшние последователи Расулзаде в Азербайджане.

В таком случае,  можем ли мы обеспечить тактическое урегулирование армяно-азербайджанского и армяно-тюркского конфликта и предотвратить его возникновение в стратегическом измерении. При сохранении доминирующей идеологии Ндже это практически невозможно и утопично. Решать  проблему, если она воспринимается как проблема в армянском социуме, самим армянам. Это их выбор. Вопрос касается, конечно же, и нас в том смысле, что   наличие действенной идеологи Ндже вынуждает азербайджанцев и тюрков готовиться к последующим баталиям, хотят они этого или нет. Трайбализм Ндже - это вечный и опасный тлеющий источник потенциальных войн и трагедий 21 века.

 

            

Написать отзыв

Аналитика

Следите за нами в социальных сетях

Лента новостей