Последнее обновление

(27 минут назад)
Açiq mənbələrdən foto.

Açiq mənbələrdən foto.

Телефонную «разборку» Ильхама Алиева с Владимиром Путиным 12 августа можно считать сенсацией, которая разрушает радужную картину российско-азербайджанских отношений.

Она еще раз показала, что в политике нет искренности и честности, а есть  расчет, целесообразность и личный интерес.

Чтобы понять, как мы дошли до этого, попробуем проанализировать события и процессы последнего периода.

Увлекшись перечислением побед после июльских боев, в Армении и Азербайджане не замечали, как меняется международная атмосфера вокруг армяно-азербайджанского конфликта.

Тенденция перехода военного конфликта в сферу идеологии и пропаганды была видна и раньше, но сейчас она стала чуть-ли не главной. 

Столкновения  между армянами и азербайджанцами в третьих странах – явление совершенно новое  и, похоже, оно волнует страны-посредники больше, нежели сам конфликт в Карабахе.

Одним из выражений «имперского» подхода можно назвать мнение американского дипломата, бывшего сопредседателя  США в Минской группе ОБСЕ Ричарда Хогланда. В интервью «Голосу Америки» он высказался за передачу Нагорного Карабаха под протекторат ООН.

Примечательно, что подобное кардинальное предложение прозвучало всего лишь после локальных столкновений на границе, а не широкомасштабной войны. Почему все это вызвало столь серьезную реакцию международных экспертов и лидеров стран? Ответ кроется в осознании странами-посредниками отсутствия варианта мирного решения конфликта. Посредники понимают и то, что невозможно создать систему мониторинга, чтобы фиксировать нарушения, а значит и контролировать стороны.

«Лично я считаю, что вопрос должен стать проблемой ООН, и единственный путь — это оставить Нагорный Карабах под протекторатом ООН на неопределенное время. И в дальнейшем, спустя годы, когда, возможно, эмоции поостынут, обе стороны смогут изъявить свои желания на будущее под руководством ООН», - сказал Хогланд.

По утверждению, российского эксперта, редактора агентства Регнум  Станислава Тарасова «идея протекторатного будущего Нагорного Карабаха уже не первый год обсуждается в кулуарах ОБСЕ, а также среди западного и российского экспертного сообщества». По его словам, после апрельской войны 2016 года был составлен возможный сценарий действий МГ ОБСЕ, если одна из конфликтующих сторон  выйдет из переговорного процесса.

По утверждению Тарасова (инициатор создания российско-армянского Лазаревского клуба), если  Азербайджан откажется от услуг Минской группы, то  страны-сопредседатели, «являясь  членами Совбеза ООН, инициируют принятие резолюции о введении в Нагорном Карабахе протекторатного управления».

По сути, Хогланд и Тарасов (США и Россия) выступают с единых позиций. Но если американцы стремятся «снять головную боль» и решать конфликт, как они решали на Ближнем Востоке, то Россия стремится укрепить и обеспечить свое возвращение на Южный Кавказ.

 В этом смысле, интересы Москвы и Вашингтона не совпадают, и задача Баку,  сделать все, чтобы их позиции не сблизились.

 В Баку должно понимать, что демонстративные и необоснованные обвинения в адрес Запада о финансировании оппозиции для дестабилизации ситуации в Азербайджане, могут лишь  ускорить реализацию идеи Хогланда.

Что касается настроений в Москве, то и тут не все однозначно. Многие независимые и прокремлевские эксперты не скрывают раздражения активизацией Турции. Даже такой  независимый эксперт, как Павел Фельгенгауэр заявил, что Москва может использовать ядерное оружие, чтобы не допустить разгрома Армении.

Это и другие подобные комментарии появились после начала совместных азербайджано-турецких военных учений и заявлений турецкого руководства о готовности оказать военную помощь Азербайджану для устранения армянской агрессии.

В тоже время, реакция Турции, была абсолютно предсказуемой. Если для кого-то в Ереване это стало сюрпризом, то это просчёт армянских властей, считает российский эксперт Вячеслав Михайлов. В то же время, он признает, что Армения смогла использовать эту ситуации для  укрепления своих «внешнеполитических» позиций. В частности, жалобы Еревана на деструктивную роль Турции встретили «понимание» на Западе.

Москва действовала скрытно и  внезапная проверка боевой готовности войск и учения в Южном военном округе стали поддержкой Еревану. В тоже время заявления МИД РФ, что Москва готова совместно с Анкарой работать в целях стабилизации обстановки в Закавказье, не говорят о том, что Москва смирилась с  ролью Анкары в карабахском урегулировании, считает Михайлов. Он полагает, что после  апрельской войны в Карабахе 2016 года интересы и мнение Минобороны и Генштаба стали для Кремля важнее интересов энергетических госкорпораций  России.

В этом смысле наблюдатели в Москве полагают, что военная активизация Турции в Нахчыване свидетельствует о том, что следующая эскалация  произойдёт именно здесь. В этом случае произойдет столкновение  турецко-азербайджанской группировки с объединённая армяно-российской группировкой войск.

Чего же хочет Москва ?

В свете сказанного, особое значение приобретает факт переброски в дни боев в Товузе значительных объемов вооружений в Армению из России. В частности, появилось сообщение о доставке военными самолетами из России через Каспий и Иран средств радиоэлектронной борьбы

«Краснуха» и «Автобаза» в Армению.  Именно эти системы были использованы для нейтрализации азербайджанских дронов во время боевых действий.

Косвенным подтверждением этого стали публикации в армянских СМИ, где с гордостью сообщалось об успешной борьбе с дронами с помощью «новых вооружений», которые  существенно укрепили армянские ПВО.

Примечательно, что российская сторона не выступила с опровержением этих публикаций, а посольство РФ в Баку за запрос агентства Turan, отказалось от комментариев.

Даже пресс-служба Кремля не опубликовала информацию о недовольстве и претензиях Алиева в разговоре с Путиным по поводу этих поставок.

Столь оперативная реакция Москвы на боевые действия и поставки средств ПВО в Армению не могли быть случайными.

Разговор Путина с Эрдоганом в конце июля о том, что необходимо воздержаться от дальнейшего обострения и вмешательства  в армяно-азербайджанский конфликт свидетельствует о нежелании  Москвы  вовлечения Турции в «разборки» на Южном Кавказе.

Оказывая военную поддержку Еревану, Москва одновременно продолжает критику прозападной политики  правительства Пашиняна и игнорирования Ереваном российских интересов в регионе. Есть основания полагать, что российская военная поддержка Еревану, на самом деле нацелена на усиление влияния армии в Армении, на которую и будет сделана ставка при смещении Пашиняна.

Нынешний министр обороны Давид Тоноян выпускник Военно-дипломатической Академии Минобороны РФ (неформальный отдел кадров Главного Разведуправления - ГРУ).

Он характеризуется, как человек эмоциональный и не скрывающей своей пророссийской ориентации. Тоноян также инициировал новую военную доктрину ВС Армении, заявив об отказе от стратегии защиты и применении тактики нападения и ведения боев в глубине территории Азербайджана. Именно при нем армянская армия получила значительное количество новых вооружений из России («Панцирь», «Тор», самолеты СУ-30 и др).

Второй человек, на которого Кремль делает ставку, является бывший министр безопасности Армении Артур Ванецян. Выпускник Академии ФСБ России, он открыто обвиняет Пашиняна в ухудшении отношений с Россией, что «губительно» для Армении. Он также выступил с открытым заявлением о том, что намерен добиваться устранения от власти Пашиняна и восстановления отношений с Россией.

Что делать Азербайджану   

 

Участия Турции в разрешении конфликта не хочет России и менее открыто США. Но если Вашингтон выдвигает идею протектората ООН над Карабахом, то Москва не хочет так явно отталкивать  Азербайджан, а получить от него адекватную компенсацию в обмен на освобождение районов вокруг Карабаха и надлежащий статус для самого Карабаха.

Вариант появления российской военной базы где-то в районе Горадиза, на иранской границе и вступление Азербайджана в ОДКБ, а затем и в «Евразес» – программа максимум для Кремля.

Подобная перспектива никак не устраивает Вашингтон, не говоря уже об Анкаре.

 «План Лаврова» о поэтапном урегулировании, который внушил надежды Баку, оказался  забытым, или отложенным. Однако его реализация потребует смены власти в Армении, которая на сегодня все еще пользуется поддержкой населения. Поэтому, навязывание поэтапного плана приведет к потере Москвой своих позиций в Армении. Однако реализация плана через поражение армянских сил в Карабахе будет выглядеть, как спасение Армении, позволив Москве оставить Ереван в сфере своего влияния.

Нет сомнений, что в столь сложной геополитической ситуации Баку надо действовать просчитывая действия за много шагов вперед. Чтобы держать руку на пульсе властям необходимы не танки и пушки, и бравые заявления генералов, а команда аналитиков и экспертов, сильная дипломатия и разведка, агенты влияния и авторитетные СМИ.

Отдельная проблема это обновление военного руководства. Без оздоровления общей ситуации в военном ведомстве не обойтись.

Все это требует компетентных решений на самом верху, иначе любая даже выгодная геополитическая ситуация может обернуться катастрофой. В истории региона и нашей страны  таких примеров не мало. Достаточно вспомнить события 1991-93-х годов, когда ситуация менялась на 180 градусов каждые полгода, завершившись потерей 20% территорий.

Однако главное, что необходимо сделать, это предпринять реальные шаги для формирования гражданского согласия и примирения в стране. Не обеспечив тыл, бросаться в атаку опасно. Попытки искать во всем происки врагов и объяснять все проблемы действиями предателей – путь в никуда, шаг в сторону очередной геополитической ошибки, приведшей к катастрофе 93-94 гг. с потерей  Карабаха, и семи районов.-0-

 

Написать отзыв

Прошу слова

Следите за нами в социальных сетях

Лента новостей