Последнее обновление

(47 минут назад)
Açıq mənbələrdən foto

Açıq mənbələrdən foto

Со дня создания Национальной Прессы исполняется 145 лет. Каждый год в преддверии этого дня мы стараемся оценить ситуацию с прессой, определить любые удачи и провалы.

С этой точки зрения важно полодение в правовой области медиа. Следующие вопросы требуют ответа.

В каком направлении были законодательные действия, влияющие на деятельность прессы? Новые нормы имели характер поддержки деятельности журналистов и медиа или создавали им препятствия?

Одним из заметных изменений стали поправки от 17 марта 2020 года в закон "Об информации, информатизации и защите информации". Добавленная статья 13-2.3.10-1 особо примечательна. На основании данной статьи:

были внесены ограничения на распространение “ложной информации, содержащую угрозу нанесения вреда жизни и здоровью людей, нанесения вреда важному имуществу, массовому нарушению общественной безопасности, нарушению деятельности объектов жизнеобеспечения, связи, энергетики, объектов финансовой, транспортной, промышленной, социальной инфраструктуры”.

Тем самым к ограничительным нормам, введенным в марте 2017 года добавилась еще одна. В результате дополнения от 2017 года статьей 13-2 владельцам информационных интернет ресурсов и названий их доменов был вверен список запрещенной к распространению информации на данных информационных ресурсах. В данном списке оаниченная информация была собрана в 10 пунктов по 11 различным информационным категориям. После нового добавления число ограничений в данном списке возросло до 12.

Одним из некоторых новых дополнений стало расширение круга групп лиц, несущих ответственность за распространение информации. В предыдущей поправке были представлены запреты "владельцам информационных интернет ресурсов и названий их доменов", а новым дополнением сюда были добавлены словосочетания “в информационно-телекоммуникационной сети”,  или пользователь информационно-телекоммуникационной сети”, тем самым был расширен круг мест и несущих ответственность лиц.

Оба изменения склонны создавать определенные проблемы и могут стать причиной серьезного нарушения фундаментальных прав во время их применения.

Наиболее тревожной стороной вопроса является то, что недавно добавленная статья 13-2.3.10-1 запрещает не непосредственное распространение, "ложной информации, которая может причинить вред", а распространение информации, которая предположительно может навредить. Если бы распространение какой-то ложной информации нанесло вред "здоровью и жизни человека", "имуществу" либо послужило причиной "массового нарушения общественной безопасности" или "нарушению деятельности объектов жизнеобеспечения, связи, энергетики, социальной инфраструктуры, финансовых, промышленных, энергетических объектов", тогда при наличии возможности определить наличие вреда можно было бы предположить нормальное регулирование данной формулировки. Однако новая статья наказывает не за вред, полученный в результате распространения ложной информации, а за возможность нанесения вреда. Определение вероятности (угрозы) должно оцениваться субъективно. Только лишь наносящая вред другим ложная информация может стать основанием для ограничения. И решение в данном случае может принять не министерство, а суд. Хотя по новой статье даже при отсутствии судебного решения министерство непосредственно может прийти к выводу о наличии "угрозы" и решить заблокировать сайты.

Кроме того, к концу статьи добавлено абсолютно неопределенное выражение "угроза других общественно опасных итогов". Таким образом, применяющей ограничения стороне создана возможность неограниченных  суждений.

Внесение в информационное законодательство последовательных ограничительных норм и их применение наносит серьезный вред свободе выражения в стране. Внесенные в законодательство оба дополнения являются еще более сужающими существующую со свободой информации ситуацию и открывающими двери злоупотреблениям во время их применения. Оба изменения носят характер, нарушающий свободу выражения и свободу информации, охраняемых 47 и 50 статьями Конституции, а также 10 статью Европейской Конвенции Прав Человека.

Со вступлением в силу 23 июня 2020 года изменений в Кодекс административных правонарушений была добавлена статья, карающая СМИ зв нарушение норм государственного языка.  

“Статья 533-1. Нарушение норм государственного языка в средствах массовой информации и носителях рекламы

За нарушение норм государственного языка в средствах массовой информации и носителях рекламы физические лица штрафуются на сумму от 100 до 200, должностные лица – от 300 до 400, а юридические лица – от 500 до 1000 манатов”.

Эта статья противоречит закону по нескольким аспектам. С правовой точки зрения за любое обязательство после определения в законе (в рамках легитимности и социальной необходимости, в рамках сбалансированных условий) может быть предусмотрена ответственность. Закон, предусматривающий ответственность в связи с государственным языком - это Закон "О государственном языке". В его 19 статье предусмотрена ответственность. Субъект ответственности должен предусматривать  не Кодекс об административных правонарушениях, а сам закон. В девяти различных статьях Закона “О государственном языке" указаны ситуации, создающие данную ответственность. Из средств массовой информации ответственность предусмотрена только лишь для телевидения и радио.

Определение в КАП ответственности для всех средств массовой информации неверно и для этого нет правовых оснований.

Определение административных наказаний за нарушение норм государственного языка для средств массовой информации в целом противоречит ратифицированным Азербайджаном международным документам, в том числе 10 статье Европейской Конвенции Прав Человека.

В этом плане связывающим медиа другим вопросом является предоставление полномочий за нарушение норм государственного языка в СМИ и интернет ресурсах Совету Прессы, не являющемуся административным органом.  

23 июня 2020 года Указом Президента Азербайджанской Республики был добавлен "Список должностных лиц, уполномоченных составлять протоколы по административным правонарушениям, рассматриваемым районными (городскими) судами".

Согласно указу, административные протоколы в отношении нарушивштх нормы государственного языка журналистов, должностных лиц и органов СМИ от имени Совета Прессы будут составлять председатель Совета, его заместитель, председатель Совета Прессы Нахчывана.  

Совет Прессы Азербайджана по своей опганизационно-правовой форме является неправительственной организацией, а не административным органом. Так как она является общественной структурой, получение ею административных полномочий как государственная структура и орган исполнительной власти невозможно с юридической точки зрения и является нарушением Конституции. В статье 6 Конституции говорится:  "Ни одна часть азербайджанского народа, ни одна социальная группа, организация или человек не может присвоить осуществляемые властью полномочия". В статье 25 Конституции говорится:

"III. Государство гарантирует равенство прав и свобод каждого независимо от расы, национальности, религии, языка, пола, происхождения, имущественного положения, служебного положения, убеждений, принадлежности к политическим партиям, профсоюзным и другим общественным объединениям. Запрещается ограничивать в правах и свободах человека и гражданина, исходя из расовой, национальной, религиозной, языковой принадлежности, принадлежности к полу, происхождения, убеждений, политической и социальной принадлежности".

Хотя на данный момент на практике создано неравенство между основывающим печатный орган НПО и штрафующим его НПО (Совет Прессы). Одному НПО предоставлено право составлять административный протокол о штрафе, а на другое НПО возложено обязательство нести это наказание.  

Одним из законодательных актов, принятых за данный пепиод является дополнениев медиа законодательство в связи с исполнением Закона номер 1310-VQ от 30 октября 2018 года "О защите детей от вредной информации". 19 ноября 2019 года были приняты положения в Законы Азербайджанской Республики "О Средствах Массовой Информации", "О теле- и радиовещании", "Об Общественном теле- и радиовещании", "О Телекоммуникации", "Об издательском деле", делающие необходимыми выполнения требований Закона  Азербайджанской Республики "О защите детей от вредной информации".

В целом, внесенные вновь за последний год в законодательство дополнения носят ограничительный характер, угрожающий свободе выражения и сврбоде медиа и не имеющий легитимных оснований.

Это является показателем того, что правительство систематично не воспринимает наличие свободных медиа и последовательно пользуется всеми возможностями для их ограничения.

Написать отзыв

СМИ

Следите за нами в социальных сетях

Лента новостей