Последнее обновление

(5 часов назад)
president.az

president.az

И хотя руководитель Совета ЕС Шарль Мишель в своей приветственной речи отметил, что переговоры о новом всеобъемлющем соглашении с Азербайджаном находятся на «продвинутой стадии», в реальности же стороны уже по меньшей мере год топчутся на месте.

Такие выводы напрашиваются из короткого, но эмоционального выступления президента Азербайджана Ильхама Алиева, по словам которого «90% текста уже согласовано».

Однако такой же объем текста (90%) был готов еще в 2019 году, о чем свидетельствовали декабрьские заявления главы государства.

В феврале 2020 года в ходе встречи с главой МИД Азербайджана Эльмаром Мамедъяровым в Брюсселе  еврокомиссар по вопросам торговли Фил Хоган предложил завершить переговоры в первой половине текущего года с целью парафировать документ в июне на саммите глав государств-участников программы «Восточное партнерство».

Однако этого не произошло и объяснять отсутствие прогресса только  пандемией  коронавируса не корректно.

ЕС по-прежнему остается важнейшим торговым партнером Азербайджана (около 50% от общего внешнеторгового оборота страны), причем за 2016-2019 годы рост товарооборота составил 55%.

Страны Евросоюза второй десяток лет охотно покупают азербайджанскую нефть (5% от всех покупок ЕС «черного золота»), а в ближайшие полгода-год ожидают азербайджанский газ (поставки будут с Шах-Дениз-2 в годовом объеме 10 млрд кубометров с возможностью удвоения в конце десятилетия).

Эксперты ЕС помогают Азербайджану в разработке стратегии энергоэффективности в рамках планов страны по диверсификации экономики. Этой же цели служат и совместные проекты по развитию малого и среднего бизнеса (12.500 азербайджанских компаний за 10 лет получили кредиты на развитие на общую сумму 227 млн евро, было создано около 3 тысяч новых рабочих мест), проекты в сфере IT с целью повышения качества услуг, сельского хозяйства. 

По институциональной реформе для сотрудников 25 министерств и ведомств предусматривались 50 твининг-проектов (40 уже завершены, 6 — продолжаются, 4- готовятся).  

Евросоюз отводит важную роль Азербайджану в реализации масштабного проекта Trans-European Transport Network (TEN-T) и поддерживает развитие порта Баку и железнодорожной магистрали Баку-Тбилиси-Карс.

Признавая серьезность проблемы развития страны в 2020 году из-за COVID-19, ЕС включил Азербайджан в программу содействия странам «Восточного партнерства» общей стоимостью 980 млн евро, и по этой инициативе стране будет оказана помощь на сумму 31,6 млн евро из существующих и новых европейских фондов. В частности, по этой программе жители Самухского района Азербайджана были обеспечен защитными масками.

Хотя ЕС и называет «Восточное партнерство» в числе своих приоритетов, но проблемы из-за COVID-19, сложные отношения с США, необходимость строительства обновленных отношений с Великобританией, могут отодвинуть данную программу на задний план.

Вторая половина года может прояснить данный вопрос, поскольку  председательствовать  в ЕС с 1  июля  будет  Германия  —  общепризнанный  лидер Евросоюза и важный партнер Азербайджана. 

Следующий саммит ВП намечен на март 2021 года, и если ЕС и Азербайджан продемонстрируют желание и готовность идти навстречу друг к другу, то партнерство ознаменуется подписанием всеобъемлющего договора.

Совершенно очевидно, что Азербайджан в переговорах с ЕС должен учитывать и озвученные долгосрочные цели политики Евросоюза после 2020 года:

-эффективная экономика, создающая новые рабочие места и возможности развития 

-подотчетные учреждения, правопорядок (демократические институты, права человека, гендерное равенство, верховенство закона)

-зеленая трансформация (цель ЕС до 2050 года в области энергоресурсов, сельского хозяйства)

-цифровое преобразование (модернизации технологий, выход на высококачественные инфраструктурные услуги)

-справедливые и инклюзивные общества (связь с гражданским обществом)
 

 Что радует, что мешает

Еще подводя итоги 2019 года, Азербайджан обнародовал свою позицию в отношении ВП.

В первую очередь, страна ждет четкой и однозначной позиции ЕС по Нагорно-Карабахскому конфликту.

Отметим, что в 2009 году в Праге в принятой декларации ЕС — основы ВП — были отражены обязательства по поддержанию безопасности в регионе, основанные на принципах международного права.

Однако за истекшее десятилетие с момента создания «Восточного Партнерства» Армения — один из 6 участников этой программы — продолжает оккупацию азербайджанских территорий и мешает мирному урегулированию конфликта в рамках резолюций Совбеза ООН.

Обнадеживающими в рамках ВП в 2020 году можно считать закрытие Германией «представительства НКР» в Берлине и заявления докладчиков Европарламента по региону Южного Кавказа в отношении недопустимости строительства автомагистрали из Кафана в оккупированный Карабах — через Губадлы и Джебраил.

«Решение о строительстве этой магистрали было принято без согласия компетентных органов Азербайджана – в нарушение норм международного права. Кроме того, это может символически закрепить незаконную оккупацию Нагорного Карабаха и прилегающих к нему районов. Армения должна усилить добросовестную приверженность переговорам о мирном урегулировании конфликта в пределах международно-признанных границ Азербайджана», — сказано в заявлении, с воодушевлением воспринятом в Баку.

Президент Азербайджана 18 июня напомнил, что два года назад в Брюсселе был подписан документ «Приоритеты партнерства» между Азербайджаном и ЕС, в котором подчеркивалась приверженность принципам независимости, суверенитета, территориальной целостности и нерушимости международно-признанных границ, и выразил надежду, что этот аспект найдет отражение в соглашении Азербайджана с ЕС.

Что же касается соблюдения прав человека, то у ЕС и у Азербайджана все еще разное мнение на этот счет и данный принцип устройства демократического государства, по мнению политологов, трактуется Азербайджаном по-своему (власти говорят об отсутствии политзаключенных, отрицают факты преследования оппозиции и свободной прессы, подводя под это уголовную основу).

Есть и ряд неясностей с экономическими вопросами, например,  установлением  таможенных  тарифов по стандартам Всемирной торговой организации (ВТО), ценовой политикой в отношении углеводородов.

Законодательство ЕС все больше перестраивается в пользу «зеленой энергетики» (использование водорода, ВИЭ), что не может не беспокоить Азербайджан, который продает в страны Евросоюза углеводороды, ждет от этого каких-то преференций и не согласен с унифицированным подходом ЕС.

«В переговорах о соглашении по партнерству с ЕС Азербайджан отдает приоритет индивидуальному подходу. Мы являемся прагматиками и реалистами и считаем, что ЕС должен содействовать устойчивости стран ВП через инвестиции, стимулы в торговле. Это — не протекционизм...Речь о привлекательности механизмов и инструментов в ВП», - считает глава МИД Азербайджана Эльмар Мамедъяров, о чем он говорит последние полгода.

Но даст ли подобная позиция позитивный результат?

Конечно, ЕС будет взвешивать все «за» и «против» при изучении роли Азербайджана для Европы.

Комитет по иностранным делам Европейского парламента (AFET), например, предлагает Евросовету и Еврокомиссии «предоставлять стимулы и открывать дополнительные сектора для более глубокого сотрудничества с желающими и способными странами-партнерами по ВП, то есть предложить больше тем, кто делает больше, и меньше тем, кто делает меньше...».

Это выявит, кто в ком больше заинтересован и готов следовать принципу «как аукнется, так и откликнется».

Написать отзыв

Аналитика

Следите за нами в социальных сетях

Лента новостей