Последнее обновление

(24 минуты назад)
Компроматный бумеранг

Первый компрометирующий видеоролик  раскрывал частную любовную  жизнь сестры одиозного блогера Мохаммеда Мирзали, второй  был на гражданскую активистку Нармин Шахмарзаде, активного сторонника гендерного  равноправия, и наконец, последний касался дочери главы Национального совета демократических сил, профессора Джамиля Гасанлы. Характерно, что для компрометации сестры Мирзали и дочери Гасанлы впервые были использованы месенджеры Телеграмм и Вотсап. Этих роликов не оказалось на сайтах.  

Депутат Фазиль Газанфароглы увидел в этом ответ на оскорбления высоких азербайджанских чиновников со стороны окопавшихся за рубежом блогеров. Они часто  используют грязные методы информационной войны против своих  ненавистных властителей, используя нецензурную лексику и вульгарные эпатажи. 

Последний антиоппозиционный порноролик появился в интернет в марте 2012 года и касался интимной жизни обозревателя азербайджанской службы Радио Свобода Хадиджи Исмайловой, которая перед этим подвергалась преследованиям  за критику власти.    Тогда порно-акция против Хадиджы была осуждена обществом и солидарность с ней проявили даже  исламистские группы в Азербайджане.

О том, что за этими роликами стоят могут стоять власти свидетельствуют ряд фактов   из недалеко прошлого и настоящего. Подобные видеоролики, да и оскорбляющие честь и достоинство человека стали производиться с 2004 года. В начале, когда еще в Азербайджане не был развит интернет, это были телевизионные сюжеты оскорбительного характера об оппозиции. Власти, 100-процентно контролировавшие телевизионный контент,  никак не ограничивали эти действия, хотя согласно закону о ТВ должны были пресекать их.   

Первой       жертвой порно-компромата, распространенного через интернет  стал директор оппозиционной газеты Азадлыг Азер Ахмедов. Это произошло 12 октября 2010 года. За ним последовала  Хадиджа Исмайлова. И журналистам-расследователям удалось доказать  о прокладке со стороны государства видеозаписывающего оборудования в квартиру, где находилась Исмайлова. Но государство не взяло на себя вину, даже не пыталось найти преступников и не осуждало подобные действия. Ту же государственную позицию можно наблюдать сегодня. Ноль реакции.

Рассмотрим несколько версий причин выхода таких порно-сюжетов:

1.Власть пытается с помощью видеороликов ослабить влияние оппозиции в обществе, вызвав общественное негодование и презрение.

2.Группа во власти использует грязные информационные нападки  блогеров эмигрантов против другой группы во власти.

3.Власть инициирует полемику унижающую достоинство людей  с целью сделать такое падение нравов нормой и тем сам ослабить влияние компроматов на политическую жизнь.         

В первом случае, за 17 лет такой практики мы не стали свидетелями снижения симпатий общества к оппозиции или, наоборот, роста доверия к власти. Более того, такого рода эпатажи вызвали волну солидарности общества с теми, кто становился жертвами режима. А это связно с низким доверием к власти в силу кризисного политического и экономического развития государства, отсутствия прав и свобод граждан. При этом многие ощущают себя жертвами  или заложниками режима.

Вторая версия имеет право на жизнь, так как власть и оппозиция располагают информациями об искусственном характере этого процесса. Внутривластные группировки замечены в ведении компроматной войны, сливом взаимно дискредитирующих материалов в СМИ.  Это стало одной из главных причин  увольнения Али Гасанова, помощника президент республики. Гасанов и его команда, известны  широкой организацией такого неэтического  информационного противостояния. Проводники этой линии после ухода своего шефа остаются на местах.

И наконец, третья версия. На само деле общество уже не так реагирует на порно-компроматы, как это было на начальном этапе большой порно-игры. Если, скажем, в защиту Исмайловой единым фронтом выступили различные слои общества, деятели, подписавшие  совместные осуждающие петиции, то сейчас мы видим аморфную реакцию. Отсутствует общественное консолидированное порицание, за исключением персональных осуждений в социальных сетях. Это указывает на превращение первичного эффекта сенсационности компромата в обыденность.             

Здесь также важно учесть два важных момента: Из-за плохого отношения к власти, потребители информации  становятся солидарными с жертвами власти, потому что многие чувствуют себя ущемленными в правах в различных сферах: социальных, экономических, правовых, политических и т.д.  И второе, у каждого человека есть интимная жизнь и публичное вмешательство власти в интимную сферу косвенно  воспринимает индивидами, независимо от их положения в обществе, как посягательство на их частную интимную жизнь. Отсюда рождается чувство солидарности с жертвами и презрения к власти.   

При праве на жизнь  любой из этих версий и их результатов, или последствий, эта комроматная война и полемика не в пользу власти. Повторимся, что ей так и не удалось путем компроматов ослабить оппозицию, снизить общественные симпатии к ней   или защитить себя от безграничного шельмования и повысить свой имидж. Этого не смогла обеспечить даже Вторая Карабахская война. Усугубляющиеся социально-экономические и политические проблемы вновь обостряют отношения власть-общество, рассеивая эйфорию  победы.     

Выход

Необходимо начать информационный диалог и полемику в рамках закона и этических норм. В этом вопросе первый  шаг за властью, ибо она реально формирует законодательную и этическую базу информационного взаимоотношения власть-общества и является архитекторам нецензурного печатного и визуального контента. 

Написать отзыв

Аналитика

Следите за нами в социальных сетях

Лента новостей