Последнее обновление

(52 минуты назад)
V. V. Putin and R. E. Erdogan

V. V. Putin and R. E. Erdogan

В ракурсе поставленных вопросов обратим внимание на заявление сопредседателей Минской группы ОБСЕ. Приветствуя относительную стабильность вдоль азербайджано-армянской границы, «тройка» призывает стороны подготовиться к серьезным предметным переговорам и «воздерживаться от провокационных заявлений и действий, включая угрозы или предполагаемые угрозы гражданскому населению или критически важной инфраструктуре». Не трудно догадаться, что понимается под «критически важной инфраструктурой». Эзопов язык сопредседателей также ясен в плане остракизма «недавних публичных заявлений, критикующих совместные усилия стран-сопредседателей и  стремящиеся в одностороннем порядке установить новые «условия» или изменения формата урегулирования». «Тройка», очевидно, осведомлена о поисках «новых форматов» и, ссылаясь на авторитет своих стран и международных организаций, призывает к «быстрому добросовестному возобновлению переговоров без каких-либо условий». При этом отмечается, что основу посреднических усилий составляют положения, изложенные в их заявлении от 9 марта 2019 года. Надо ли понимать, что вновь звучит призыв вернуться к Мадридским принципам, и что он предназначен для ушей только одной стороны конфликта? Это было бы большой подвижкой в политике аптекарской взвешенности сопредседателей!

Между тем в условиях политики эпохи пандемии мир почти полностью потерял интерес к вновь притушенному конфликту, близоруко полагаясь на устаревшие методы его сдерживания. Слово «почти» означает, что такой позиции не придерживаются два региональных игрока (Россия и Турция), вовлеченные в непростые, порой поразительные совместные альянсы. Поразительные, поскольку вопреки смыслу термина «альянс», стороны в них скорее враждуют, чем сотрудничают. Было бы достаточно Сирии и Ливии, но теперь уже есть пример открытого противостояния Москвы и Анкары по поводу армяно-азербайджанского конфликта, о котором мы писали в предыдущей статье.

И вот 28.07.20 по сообщению пресс-службы Кремля состоялся телефонный разговор В. Путина и Р. Т. Эрдогана по инициативе турецкой стороны. Подробности не сообщаются, однако по скупой информации получается, что тема разговора сосредотачивалась вокруг армяно-азербайджанского конфликта и его последствий. Важной представляется выраженная в ходе разговора готовность к координации усилий в целях стабилизации в регионе. Что может скрываться под многослойной политической процедурой «координации усилий»? Практически все! Вплоть до разделения сфер полномочий и влияния, как это было осуществлено в Сирии. Не случайно, в заключение сообщения пресс-службы Кремля индифферентно отмечается, что «затрагивались и некоторые актуальные темы двусторонней повестки дня».

Можно ли максималистски заявить, что стороны готовятся сформировать новый формат 2+2 по регулированию нагорно-карабахского конфликта: Россия+Армения versus Турция+Азербайджан? Скорее всего, это пробный шар, запущенный Москвой и Анкарой для зондирования мирового политического мнения. И в сложившейся перспективе выстраивается ряд проблем и вопросов, отношение к которым России и Турции может прояснить серьезность намерений сторон.

Во-первых, необходимо отслеживать все изменения, которые могут произойти в противостоянии сторон в Сирии, и особенно в Ливии, с учетом недавнего соглашения Вашингтона и Анкары совместно координировать свои политические инициативы по ливийской проблеме.

Во-вторых, объектом пристального внимания должны стать инициативы Москвы и Анкары по отношению к Ирану, плотно вовлеченному вместе со своими временными союзниками почти во все перечисленные конфликтные ситуации. Очевидно, что многое в возможном альянсе по Южному Кавказу зависит от позиции Тегерана, способного придать дополнительный политический вес той или другой стороне.

В-третьих, следует учитывать фактор времени, так как сегодняшняя явная отстраненность Вашингтона от процессов, протекающих в регионе (или его части) Южного Кавказа, может завершиться сразу после президентских выборов в США, а возможно и раньше, если Россия и Турция прибегнут к чрезвычайным мерам. Естественно, это касается и ЕС, восточная политика которого пока что приводит к возникновению новых очагов конфликтов, в которые Евросоюз почти автоматически вовлекается.

В-четвертых, необходимо выяснить сегодняшнее и перспективное отношение к возможному альянсу его «младших партнеров»: Азербайджана и Армении. Ведь, по сути, в возможной модели альянса речь идет о переходе (точнее, переводе) нагорно-карабахского конфликта с общемирового на региональный уровень. Со всеми вытекающими отсюда последствиями для его разрешения. Но не дежавю ли это?! Разве регион не проживал уже схожую коллизию в 20-х годах прошлого века?! Разрешилась она, как помнится, процедурами, от которых пострадали все чуть более чем через полвека.

Вот почему директор Института востоковедения НАН Армении Р. Сафрастян считает крайне важным вопрос стратегических союзников Еревана. По его словам, анализ ситуации и параллели с периодом Первой республики в 1918-1920 гг. приводят к выводу, что Армения тогда проиграла потому, что не смогла решить вопрос геополитических союзников. Первая республика тогда оказалась в одиночестве.

«Это стало важным уроком для нашей государственности, и сейчас у нас есть геополитический, стратегический союзник – это Россия. И мы сейчас должны суметь извлечь максимальную пользу из этого обстоятельства». Следует иметь в виду это заявление востоковеда.

Но, может быть, альянс и не предполагает реализовывать столь далеко идущие планы, а преследует совсем иные цели? Цели, которые хорошо укладываются в сообщения о предстоящих совместных широкомасштабных тактических и летно-тактических учениях с боевой стрельбой (Азербайджан и Турция). Или начавшихся двусторонних батальонных тактических маневров 5 тысяч военнослужащих Южного военного округа РФ одновременно на территории пяти регионов Северного Кавказа и Закавказья (Дагестан, Северная Осетия, Чечня, военные базы в Абхазии и Южной Осетии) в рамках подготовки к проведению стратегического командно-штабного учения «Кавказ-2020». В обоих случаях привлекают внимание масштабы охваченных учениями территорий и задействованной военной техники.

Киев успел заявить, что Украина, осознавая вектор направленности российских учений, намерена организовать собственные командно-штабные учения   «Объединенные усилия-2020», для участия в которых планируется привлечь страны НАТО.

Но вернемся к заявленной в статье теме. Трудно представить себе условия, при которых Армения согласилась бы участвовать в обсуждаемом альянсе. Еще бы, теперь Ереван настаивает на исключении Турции из состава стран – членов Минской группы, обосновывая свою позицию «односторонней» поддержкой Анкарой лишь одного из участников конфликта. «Турция своими высказываниями и провокационным поведением наносит серьезный ущерб мирному урегулированию карабахского конфликта и представляет собой угрозу безопасности Армении. Турция не может быть вовлечена в какие-либо международные процессы, имеющие отношение к урегулированию конфликта, и, прежде всего, в рамках ОБСЕ» - заявил МИД Армении.

По мнению внешнеполитического ведомства Республики Армения, заявления Анкары в поддержку Азербайджана, кроме всего прочего, содержат неприкрытые  претензии в отношении Южно-кавказского региона, которые обосновываются ссылкой на «историческую миссию» Турции.

Получается, что позиция Армении категорично отрицательна по поводу любого участия Турции в разрешении конфликта? Не будем спешить, зная степень влияния Москвы на Ереван и ее роль в поддержании безопасности Армении. Как говорится, и в этом случае следует внимательно наблюдать метаморфозы настроений Еревана, которые однажды чуть не довели до учреждения дипломатических отношений с Анкарой.

Не менее интересны процессы тотальной чистки, протекающие в МИД Азербайджанской Республики. Что-то схожее с действиями Сталина в отношении верхушки Красной армии накануне войны…

Впрочем, сейчас интересно другое: почему в заявленном формате стратегического командно-штабного учения «Кавказ-2020» не участвуют российские военные части, расквартированные в Армении? Это – ошибка, которая будет исправлена в сентябре? Или…

Обратим внимание и на оценки, по которым предстоящие совместные учения на территории Азербайджана рассматриваются в Армении как «пропагандистский шаг, в военном отношении ничего нового из себя не представляющий». Не правда ли, удивляет «спокойствие» Еревана?!

Что ж, будем ждать вторую волну политики эпохи пандемии.

 

Написать отзыв

Аналитика

Следите за нами в социальных сетях

Лента новостей