Последнее обновление

(5 минут назад)
see.news

see.news

Года два назад, пристально исследуя эти процессы для ASTNA, мы писали, что Турция больше не считается с международными рейтинговыми агентствами (РА).

Между тем, в последние 5 лет местные и зарубежные бизнесмены не раз призывали Анкару отказаться от резкой критики, обвинения международных кредитных РА в «предвзятости и зависти к Турции». А  вместо этого провести объективный  анализ  их докладов о состоянии экономики страны и принять соответствующие меры. Деловые люди на пальцах объясняли властям прописную истину:  при обращении к  банку за кредитом тот, прежде всего,  знакомится  с докладами  таких структур как Fitch или Moody's о просителе  и лишь затем принимает то или иное решение по его кредитной заявке.

Несмотря на то, что подобный демарш властей негативно сказывается  на получении нами  кредитов,  за последние 25 месяцев никого убедить в этом не удается.

Естественно, подобное пренебрежение мнением рейтинговых агентств вовсе не заставило их изменить свои обзоры, как говорится, «У Колотушки заболела голова,  а Мельнице  все было нипочем».

Тем временем, в опубликованном 4 дня назад докладе Moody's кредитоспособность Турции была опущена с B1 до B2. Хорошо знакомые с ситуацией специалисты обратили  внимание на два момента: 1) оценки, ниже B2, нет и 2) кредитоспособность Турции столь низко пала впервые с 2001 года.

Тем не менее, на очередное падение кредитного рейтинга  страны президент Эрдоган отреагировал словами «В настоящее время экономика Турции находится на пике. Не на дне, а на вершине. А они вновь  подрывают доверие к нам».

Естественно, если г-н Эрдоган как лидер правяшей Турцией 18 лет  партии и полноправный глава государства в последние два года не только критикует, но и полностью отвергает доклад  Moody`s, то, стало быть, он уверен как в правильности принимаемых им мер, так  и  в отсутствии каких-либо проблем в экономическом развитии.

 

А оценить адекватность его суждений – дело, прежде всего, оппозиционных партий и независимых СМИ.

Также и рейтинговым агентствам, как и прежде,  самим решать, верить ли "пиковому" заявлению  президента Эрдогана или нет. Как и всюду, где в силе правила свободного рынка, электорат в Турции, исходя из своего материального состояния, либо поддержит, либо накажет властей на ближайших или отдаленных выборах. Все это понятно.  

Непонятно только,  почему, несмотря на тотальную ​​критику, власти так упорно отстаивают проводимую  в последние два года экономическую политику.

Ибо, прежде всего, политика властей по Сирии негативно повлияла на экономику в нескольких аспектах. Не будь на сирийских беженцев потрачено $50 млрд., сегодня кредитоспособность Турции не опустилась бы до B2, а валютные резервы Центрального банка не уменьшились бы   вдвое.

Лишение Центрального банка независимости, направление кредитов не на производство, а на потребление, и особенно, мобилизация всех ресурсов банков на  поддержку продажи жилья с целью возрождения строительного сектора, как отмечается и в анализе ситуации  Агентством Reuters, «Заложили фундамент процесса потери правящей партией массу своих сторонников". И на нынешнем этапе никаких мер в  связи с простейшей реальностью, которая на глазах у всех складывалась годами, не предпринимается.

С начала 1990-х годов международные финансовые структуры  при  кредитовании Турции, прежде всего, требовали сокращения государственных расходов, и принимая  это условие,  ПСР в первый и второй периоды своего правления старалась минимизировать их.

Однако после 2011 года совершенно необузданным образом даже доходы от продажи оставшихся государственных объектов пошли на покрытие повседневных расходов. И сейчас дело дошло до того, что государство не только не ограничивает, но, наоборот, увеличивает свои  расходы, а потому и пустилось  в поиски денег.

Независимо от итогов этого поиска, власти реализуют для Турции классическую формулу: будь финансы найдены, они пойдут  на покрытие повседневных госрасходов, а если нет –   проблема со всей тяжестью будет возложена на частный сектор, который просто вынужден будет, во что бы то ни стало, решить ее. 

Так было и 18 лет назад, и только пообещав исправить ситуацию, ПСР  смогла прийти к единовластию. А спустя 18 лет  снова и вновь –  частный сектор.

По сути, сила Турции и заключается в этом феномене «частного сектора». Когда  политики заводят страну в болото, частный сектор, напрягая все жилы, умеет, пусть даже на время, вытянуть  ее из тины. И именно потому, что ПСР уверена в этом, президент Эрдоган может позволить себе ответить на доклад Moody's  почти о банкротстве Турции "пиковой" контратакой...

Маис Ализаде

 

 

Написать отзыв

Аналитика

Следите за нами в социальных сетях

Лента новостей