Последнее обновление

(5 часов назад)
Экс-постпред Турции в НАТО: «Россия не скрывает, что  считает  Турцию чужим для  региона»

Turan: Уважаемый г-н посол, еще до  нападения России на Украину Вы говорили, что страны НАТО могут оказать помощь Киеву  на основе двусторонних соглашений.  Ваш прогноз  оказался верным. Кроме этого, события обрели больший масштаб, а Швеция и Финляндия официально подали заявку на вступление в НАТО. Как Вы можете прокомментировать ситуацию на нынешнем, пятом, месяце войны?

Fatih CeylanДжейлан: Нетрудно заметить, что набег России на Украину уже перешел в стадию войны на истощение. И цели, которые Москва преследовала в начале войны, сузились. Ныне все ее усилия направлены на захват Донбасса. Украина  же была вынуждена отступить  в этом регионе. Если рассмотреть непрекращающуюся войну  в режиме панорамы, то можно увидеть, что Россия сползает в поражение. Сопротивление, оказанное Украиной  попытке России оккупировать ее,  солидарность, продемонстрированная  Западом,  безоговорочная, всесторонняя поддержка, оказанная Киеву Евросоюзом  и США, принявшими необходимые меры, и, наряду с этим,  перспектива образования после ожидаемого членства Швеции и Финляндии в НАТО новой 1300-километровой границы между  Североатлантическим альянсом и РФ, пошедшей с войной на  Украину с целью не дать ей вступить в ЕС, показали, насколько глубоко просчитался российский президент.  Характер войны в Украине говорит о том, что она не скоро завершится. Это обуславливает дальнейшее углубление  глобального энергетического и продовольственного кризисов, тяжкие  последствия которых  будут вынуждены переживать народы мира. А после окончания войны надо будет вновь выстраивать глобальную архитектуру, на что потребуется  много времени. Несмотря на то, что сейчас  трудно увидеть все ее  аспекты,  все же понятно, что новая глобальная система будет создаваться на основе  разных полюсов и союзов.

Turan: На последнем по времени встрече глав государств-членов НАТО в Мадриде президент Р. Т.Эрдоган  открыто заявил, что Турция на стороне Украины. Как это скажется на перспективах турецко-российских отношений?

Джейлан: Турция  вот уже 70 лет как состоит в Североатлантическом  союзе и, естественно, Москве это известно. Она так же хорошо знает, что несколько дней назад Анкара поддержала стремление  Украины войти в евроатлантические структуры. То есть здесь нет ничего скрытного. Словом, сегодня нельзя сказать, что выбор Турцией позиции, основанной на максимальном учете баланса сил в регионе, повредит ее отношениям с Россией. Изменение позиции Анкары может произойти в  зависимости  от  планов Москвы в Украине. Однако так же невозможно утверждать, что турецко-российские отношения не пострадают, если Россия продолжит, как она делала до сих пор,  проливать кровь многих тысяч мирных граждан Украины. То или иное продолжение событий  будет соответствующим образом отражаться на этих отношениях.

Turan: Не добившись своих целей в Украине, президент РФ обратил взоры на Евразию.  На VI Каспийском Саммите глав прикаспийских государств 29 июня в Ашхабаде было принято Коммюнике, в котором  зафиксированы принципы, на основе которых прибрежные государства будут осуществлять свою деятельность на Каспийском море, в том числе  принцип «неприсутствия на Каспийском море вооруженных сил, не принадлежащих прибрежным государствам» (http://kremlin.ru/supplement/5820).  С какой целью принято такое  решение? Не направлено ли оно на воспрепятствование развитию отношений Турции с другими тюркскими государствами, прежде всего, с Азербайджаном?

Джейлан: Экономика России зиждется  на экспорте природного газа, нефти и оружия, поэтому после применения Западом санкций  против нее отношения между ними основательно  ухудшились. Поэтому Москва пытается  установить торгово-экономические связи  в других сферах, и вынуждена   при этом заботиться о своей безопасности. Россия с ее неудержимо скудеющей экономикой  не может направить достаточный объем инвестиций на развитие проектов в  регионах, которые она намеревается взять под контроль. С другой стороны, она считает Каспийский регион своей «ближней зоной» влияния, а  свое военное присутствие здесь –  своим естественным правом. Поэтому-то наличие иностранных сил в этом регионе,  противореча  ее военной доктрине, для нее неприемлемо. И Россия вовсе не гнушается размещать в регионе, включая  Каспийский бассейн,  так называемый «миротворческий контингент» своих войск, причем, избегая представлять себя «иностранной военной силой».  Вопреки  соседству Турции с Азербайджаном, Москва и Тегеран не только  не скрывают, но и демонстрируют то, что считают ее чужим для региона,  тем самым, давая знать и другим  странам, нежелательность их проникновения «их зоны влияния». И принятое в Ашхабаде коммюнике   –  очередной тому пример.

Turan: Начиная с 1 июля, Азербайджан закрыл  единственный сухопутный  КПП  на границе с Турцией, преградив,  тем самым,  доступ  гражданам Турции в Азербайджан. Как по-Вашему, почему Баку пошел на этот шаг?

Джейлан: Однако, как видно, общественность Турции отреагировала на данное решение не так, как можно было ожидать. К тому же, были даны определенные комментарии к этому решению. И все же, необходимо, чтобы власти Азербайджана подробно разъяснили причины и смысл его принятия.  Без этого трудно будет избежать его субъективных трактовок. Нахчыван особо значим   для Турции, а с точки зрения и Баку, и Анкары, он играет существенную роль в балансе отношений Восток-Запад. Даже вопреки временному характеру, данное решение может привести к некоторым  проблемам и для Азербайджана,  и для Турции в области  грузоперевозок  по линии Восток-Запад, в том числе, по Зангезурскому  коридору, что следует учесть при рассмотрении этого вопроса. Кроме этого, надо предусмотреть также и последствия рассматриваемого  решения  Азербайджана для перспективной  дорожной карты, определенной членами Организации тюркских государств (ОТГ). Также следует выяснить, не противоречит ли данная мера, причины применения которой не совсем известны, ранее принятым ОТГ решениям.

Turan: В контексте мер по урегулированию  отношений с Ереваном Анкара разрешила гражданам третьих стран транзитом через Турцию переходить в Армению. Как Вы оцениваете этот и другие шаги по нормализации названных  отношений?

Джейлан: Осенью 2020 года Азербайджан, освободив большую часть своей исконной земли – Карабаха от оккупации,  одержал важную победу в 44-дневной войне. Это открыло путь к нормализации региональных отношений, и после войны Баку принял  серьезные меры  по установлению в регионе безопасности и мира.  Этот процесс нельзя  прекращать,  и все проблемы должны быть  окончательно решены. И здесь на первый план выходит урегулирование армяно-турецких отношений. Анкара и Ереван уже назначили своих спецпредставителей, которые в четырех раундах переговоров достигли  значимых результатов.  Вероятно, что это, в свою очередь, может придать импульс улучшению отношений между  Азербайджаном и Арменией, что признается  и  властями Азербайджана. Таким образом, объединение и интенсификация стараний  Анкары и Баку по установлению в регионе  мира, стабильности и благоденствия пойдет им лишь на пользу.  Усиление и диверсификация всей  системы транспортных, коммуникационных, инвестиционных, импортно-экспортных потоков в рамках Восток-Запад стало гораздо более значимым, чем прежде. В этом плане нельзя  ограничиваться только одним Зангезурским коридором, а надо  серьезно  подумать  о дополняющих его других транспортно-коммуникационных линиях  и принять меры по  развитию  мирного процесса в регионе.  Поэтому роль Турции и Азербайджана,  которую им предстоит сыграть во всех этих процессах, особенно важна. Вот почему необходимо добиться прокладки транспортного коридора Восток-Запад через Нахчыван и другие регионы и доведения его до  Центральной Азии. Солидарные действия Турции и Азербайджана в этих процессах будут им  лишь на  пользу.

Написать отзыв

Вопрос-ответ

Следите за нами в социальных сетях

Лента новостей