Последнее обновление

(21 минуту назад)
Перегибы иммиграционной политики Трампа исправляются – И.Шахтахтинский

***

- Исмаил бей, как повлияла пандемия на адвокатскую деятельность по такому чувствительному вопросу, как иммиграция,  с учетом того, что были прекращены реальные контакты между людьми, и юридическая защита перетекла в виртуальную плоскость?

Ismail Shakhtakhtinsky- Моя практика не ограничивается только вопросами иммиграции, она охватывает также бизнес-разбирательства, обеспечение выплат компенсаций за причинение ущерба физическому здоровью и имуществу. В связи с адвокатской работой я часто бываю в федеральных судах, судах штатов и иммиграционных судах. Сначала конечно была паника  и среди нас, занимающихся адвокатской практикой и среди различных госучреждений, с которыми мы работаем. Всё было непривычным, сложным, поскольку все начали работать дистанционно. Были технологические сложности,  приходилось  переходить от встреч лицом к лицу на zoom, другие он-лайн платформы. Но потом, все наладилось. В течение месяца-двух  встречи с клиентами, консультации, ведение дел,  судебные слушания  были переведены в он-лайн форму.

Сегодня, когда уже появилась возможность проведения судов в в режиме оффлайн, по-прежнему  часть дел,  рассматривается удаленно.  И эта практика,  наверное,  уже укоренится, поскольку она показала свою эффективность, сократив время и сократив расходы. У меня, например,  много иммиграционных клиентов по делам, касающихся запросов на предоставление убежища. У них бывают судебные слушания, интервью по иммиграционным вопросам в разных штатах. Раньше приходилось тратить деньги и время на  дорогу.

Теперь и у клиентов, и у нас стало меньше расходов.  Несмотря на принудительный переход на работу в дистанционной форме, результаты оказались положительными.

В начале пандемии  были финансовые трудности. Но, федеральное правительство поддержало бизнес, дважды сделав выплаты.  Однако дела у нас пошли настолько хорошо, что от второго транша помощи мы отказались.   В других областях, к примеру,  в секторе общепита, ритейла  многие бизнес-структуры сильно пострадали. В сфере юриспруденции, напротив, дела шли хорошо. Объем заказов  возрос, поскольку многие люди стали работать удаленно, некоторые на время остановили деятельность, и, воспользовавшись выпавшим свободным временем стали решать различные, давно назревшие  юридические вопросы.

- В период администрации Дональда Трампа говорилось об ужесточении правил  регистрации. Президент Джо Байден провозгласил в этой сфере новый курс на либерализацию. Ситуация как-то меняется?

- Я бы не сказал, что Трампу удалось ужесточить правила. Его администрация, конечно же пыталась чинить препятствия  миграции и федеральным судам постоянно приходилось отменять необоснованные ограничительные решения.  Представители исполнительной власти всячески пытались изменить процедуры так, чтобы федеральный суд не мог их отменить. Тем не менее, высшая инстанция после разбирательств зачастую отменяла и эти нововведения. То есть постоянно были такие вот «качели». Сейчас, слава Богу, все это исправляется.

Вообще, президент, администрация, исполнительные органы не имеют права менять законы. Это компетенция Конгресса.  Только он может менять процедуру внесения изменений в законы. При Трампе чинились бюрократические препоны, а иногда, чиновники  открыто отказывались исполнять закон. Но, теперь все это уже в прошлом.  Но сами иммиграционные законы те же, что были. Ничего не ужесточилось, но и не облегчилось.

Добиться изменения законов в Конгрессе непросто. Несмотря на то, что демократы сейчас имеют большинство в Конгрессе,  из-за правила Филибастера (тактика препятствования принятию законопроектов парламентским меньшинством путём затягивания дискуссий о предмете законопроекта) продвигать прогрессивные инициативы в области миграционного законодательства трудно.  Поскольку, республиканцы против либерализации  в вопросах иммиграции.

- Одной из форм обретения права на въезд и проживание в США являются, как известно грин-карты. Ежегодно разыгрываются лотереи на предоставление таких разрешений.  Смогут ли получить грин-карты победители прошлогодней  лотереи, не сумевшие воспользоваться этим шансом из-за пандемии?

-  К сожалению, победители лотерей 2019 года, которые обретали право на въезд и проживание  в США в 2020-м году потеряли такую возможность, так как грин-карты выдаются в течение фискального года (с 1 октября до 30 сентября следующего года). Поэтому, после завершения фискального года осенью 2020  года, победившие в предыдущем году не могут получить грин-карту.

Но, могут опоздать получить Грин-карту и те, кто выиграл в лотерее, разыгранной весной 2020 года. Поскольку соискателей только сейчас приглашают на интервью, а консульства только-только начали открываться. И успеют они всех проинтервьюировать всех соискателей или нет, пока неизвестно.

Для тех, кто выиграл лотерею  в мае  2021 года,  интервью начнется с октября этого года.

Так, что в рамках существующего законодательства США выигравшие в лотерее грин-карты 2019 года не смогут воспользоваться правом въезда в Америку.

- В Азербайджане немало людей, в особенности среди молодежи, которые хотят переехать в США –  работать здесь, открыть бизнес. Что бы Вы посоветовали бы этим людям для реализации своих планов легальными путями?

- В первую очередь, я хотел бы отметить, что в Америке нет никакого запрета на открытие и владение бизнесом. Даже человек, который не находится здесь  может иметь бизнес в США. Я как юрист могу помочь тем, кто живет в Азербайджане зарегистрировать здесь бизнес, открыть банковский счет, номер налогоплательщика. Они могут начать здесь деятельность, снять офис, нанять работников.  В Америке нет никакого запрета на право владения  имуществом, ведение бизнеса любым человеком из любой страны мира, за исключением тех, кто находится под персональными санкциями.

Другой вопрос, - как приехать в штаты и управлять своим бизнесом? Существует три способа иммиграции с целью создания бизнеса.

Один из них  - известная программа  EB-5 для инвесторов. Раньше, в раках этой программы было необходимо вложить в создание бизнеса не менее 1 млн. долларов и открыть не менее 10 рабочих мест.

Сейчас, условия EB-5 изменились и теперь необходимо инвестирование  1,8 млн. долларов. Но,  в регионах, где уровень безработицы высок или в сельских местностях, разрешается вложить половину этой суммы, т.е. 900 тыс.  долларов.

При соблюдении этих условий заявитель и члены его семьи могут получить грин-карту.

Эта программа имеет еще суб-программу, которая позволяет инвесторам,  не открывая собственных предприятий, вкладывать на правах акционеров 900 тыс. долларов в такие инвестиционные проекты как строительство отелей, курортных зон и др. такие инвесторы  вместе с членами их семей, также получают грин-карты.

Второй способ открыть бизнес в США – это получение инвесторской визы E-2. Он требует меньших капиталовложений и  базируется на соглашении достигнутом США с более чем 135 странами, в число которых входит и Азербайджан.

Это очень удобный способ управлять бизнесом в США, находясь там вместе со своей семьей. При этом, супруг или супруга инвестора имеют право работать здесь, а дети бесплатно учиться в государственных школах.

Для получения E-2, достаточно вложить 75 тыс. – 100 тыс. долларов в малый бизнес. У меня есть такие клиенты из Азербайджана, которые открыли в США пиццерию, или автосалон, İT-компанию,  салон красоты.

Для получения такой визы надо сначала зарегистрировать и создать бизнес, найти в Америке в качестве управляющего человека имеющего лицензию для выполнения работы или грин-картуй.  После этого, инвестор может обращаться за визой. Т.е,  условием этого вида визы является подтверждение  того, что деньги уже потрачены на создание предприятия. То есть уже куплено оборудование, взято в аренду помещение, нанят управляющий, заплачено  бухгалтеру, юристу, сделан какой-то маркетинг и др.

Одно из затруднений для получения визы Е-2  для моих клиентов из Азербайджана и других постсоветских стран  - это  необходимость доказательства законности происхождения вложенных денег. Иммиграционную службу не интересует,  каким образом человек, который работает инженером,  имеет 100 тысяч.  Вопрос в том, чтобы  объяснить законность источника именно денег, которые поступили в США. Они чистые или нет. Что имеется в виду? Человеку, который говорит, что он «продал дом, за 150 тысяч и 100 тысяч вложил в бизнес, надо представить нотариально заверенные документы о купле-продаже и переводе денег через банк. Страны-участницы  указанного соглашения гарантируют США, что будут проверять источник происхождения денег инвесторов, чтобы  это не было  отмыванием  доходов от наркобизнеса, траффикинга и другой преступной деятельности.

Проблема в том граждане Азербайджана и ряда других стран не доверяют банкам и держат деньги наличными. Они привозят в США деньги буквально в чемоданах, и это прерывает цепочку отслеживания поступления денег в США. В результате  эти люди не могут получить одобрения на выдачу  виз.

И есть третий метод получения бизнес виз – это визы L1.

Она предусмотрена для перевода работников между компаниями.

Допустим, есть какая-то организация в Азербайджане, и есть ее филиал в Америке.  К примеру, ковроткацкая фабрика в Азербайджане открывает предприятие в США,  хочет  пригласить сюда главного инженера,  или дизайнера.

Приглашаемый должен быть управляющим, или лицом, обладающим специальными знаниями, необходимыми для налаживания данного производства.

Для получения остальных виз, связанных с работой в США, надо найти работодателей. Но для этого должно быть обоснование востребованности приглашаемого специалиста.

- Как видится из США институт адвокатуры в Азербайджане?

- Я не настолько хорошо знаком с адвокатской практикой в Азербайджане.

Мое знакомство ограничивается тем, что я работал с местными адвокатами   в каких-то  общих делах, где моему клиенту  было что-то нужно в Азербайджане, или наоборот.

Но, судя по информации из СМИ, и  от людей с которыми я общался,  там совершенно другая система. И это не из-за того, что там иные законы, а из-за коррупции в судебно-правовой сфере, отсутствия независимости судей.  К сожалению, получить удовлетворение от адвокатской деятельности в Азербайджане, как в США, где хорошо подготовившись, приведя в суде веские аргументы, выиграть  дело против какой-нибудь огромной корпорации невозможно.

Сейчас я в связи с одним административным делом подаю в суд на генерального прокурора США. Я знаю, что выиграю это дело и вовсе не потому, что я такой уж гениальный адвокат. Просто если нарушения закона очевидны, то суд неминуемо признает их. Но вряд ли такое возможно в странах с такой судебно-правовой системой как в  Азербайджане.

Фарид Гахраманов, специальный корреспондент Turan из Вашингтона

 

Написать отзыв

Вопрос-ответ

İran Prezidentinin həlak olduğu hadisə Azərbaycan- İran münasibətlərinə təsir edə bilərmi? – Nəsimi Məmmədli Çətin sualda



Следите за нами в социальных сетях

Лента новостей