Последнее обновление

(40 минут назад)
Реальна ли «Платформа шести», провозглашенная Эрдоганом?

***

Вопрос: Насими бей, Реджеп Тайип Эрдоган 15 июня в Шуше вновь заговорил о региональном развитии в рамках платформы 6 стран с участием Турции, Азербайджана, России, Ирана, Грузии и Армении. Как вы оцениваете возможность  сотрудничества в рамках этой платформы?

Nəsimi Məmmədli

Ответ: Не все государства региона в одинаковой мере заинтересованы в региональном сотрудничестве. Однако сейчас все понимают необходимость такого формата.

Для решения существующих в регионе конфликтов, достижения безопасности, стабильности и развития региона необходим формат широкого регионального сотрудничества. Продолжительное сотрудничество с ОБСЕ, Советом Европы, Европейским союзом, НАТО по разрешению военно-политических конфликтов на постсоветском пространстве не привело к прогрессу. В частности, не ослабло влияние оказываемое Россией на республики Южного Кавказа. Сейчас рассматриваются различные возможности экономического, торгового, политического сотрудничества в соответствии с этими реалиями. В то же время, возникла необходимость в форматах сотрудничества, основанных если не на долгосрочном, то хотя бы на временном согласовании региональных интересов.

В то же время возникла необходимость подготовки к более глобальным политико-экономическим процессам, геополитической конкуренции.

Вопрос: Интересно отношение к этой платформе других стран, в частности России, Армении и Ирана, не заинтересованных в сближении Азербайджана и Турции.  Будут ли они лояльны к этой платформе?

Ответ: Сейчас гораздо сложнее радикальным образом нарушить постепенно сложившийся в регионе баланс. Даже при негативном отношении к этому вопросу, им придется  смириться с реальностью.

Россия слабеет как политически, так и экономически. Она  понимает, что в нынешних условиях в одиночку, без участия Турции и Ирана, не сможет выдержать конкуренцию с Западом на Южном Кавказе. В целом Россия проявляет осторожный интерес к созданию нового баланса и Союза с государствами региона во имя дальнейшей стабильности в Кавказском регионе. Удержать Запад в лице США вне региона в одиночку трудно. Поэтому Россия вынуждена смириться с присутствием стран региона на Южном Кавказе.

Даже Иран не откажется от такого регионального сотрудничества. Международные санкции оказывают на  Иран, который не желает военно-политического  присутствия посторонних государств на своих северо-западных границах, социально-политическое давление. Поэтому качественно новые отношения с традиционными соседями могут оказаться полезны и для Ирана.  В то же время и Россия, и Иран поддерживают стратегические, военно-политические отношения с Арменией. Так что турецко-азербайджанские союзнические отношения для них не новы.

Камнем преткновения здесь являются армяно-азербайджанские и российско-грузинские  противоречия. Как именно эти противоречия  будут решены, мы узнаем в ближайшее время.

Вопрос: Как по-Вашему, эта платформа больше важна для стабильности и безопасности стран региона или для развития экономических отношений? Подразумевается укрепление стран региона в экономическом плане, их развитие.

Ответ: Платформу  можно положительно оценить, прежде всего, с точки зрения стабильности и безопасности. В частности, она могла бы создать новые возможности для урегулирования конфликтов в регионе путем переговоров. Экономически-торговые отношения с имеющимися ресурсами также могут оказать благотворное влияние.

Если вы помните, в 1997 году была создана региональная организация под названием ГУАМ ( Грузия, Украина, Азербайджан и Молдова). Целью этой организации было защита от России 4-х постсоветских стран, стремящихся к полноценному членству в Совете Европы из политических соображений и обеспечения безопасности. Однако в последующем судьба ГУАМ сложилась не очень удачно. В частности, после того, как Россия также стала полноправным членом Совета Европы, эти государства стали проводить все более самостоятельную политику, и ГУАМ  исчез с повестки дня.

Сейчас, спустя 30 лет после распада СССР, на постсоветском пространстве идет процесс восстановления политических интересов, обеспечения безопасности,  политико-экономических и иных связей.

Вопрос: Некоторые эксперты, высказываясь о платформе, говорят, что, хотя она и имеет положительные стороны, но также она приведет к взаимной поддержке авторитарных режимов в регионе. За исключением Грузии, власти остальных 5-ти стран региона оцениваются как авторитарные. Эксперты, которые считаются с такой оценкой, выражают обеспокоенность усилением  авторитаризма в странах региона. Как вы думаете, есть ли основания для беспокойства?

Ответ: В регионе существуют сильные авторитарные режимы. Такова реальность. Они сотрудничали и будут сотрудничать в той или иной форме.  Даже если не будет этого  формата, они смогут оказать друг другу взаимную поддержку. В случае же реальной угрозы авторитарным режимам ее предотвратить силами региональных объединений будет непросто. Такое сотрудничество не способно нейтрализовать политическое давление, экономические санкции США и Запада в целом, особенно в отношении России и Ирана. Особых причин для беспокойства я не вижу.

Вопрос: Любопытно и отношение Запада к этой платформе. Здесь присутствуют Россия и Иран, с которыми у Запада прохладные отношения.  Нельзя сказать, что у Запада уж очень теплые отношения и с Турцией. Оттепель в отношениях с Азербайджаном только начинается.  Кроме того, из стран, которые планируется включить в эту платформу, три это страны, входящие в Восточное партнерство Европейского Союза. Каким  будет отношение  Запада  к данной платформе с этой точки зрения?

Ответ: Ожидать теплого отношения Запада к этой платформе не приходится. Однако создание подобной платформы не создаст особых препятствий сотрудничеству Запада со странами региона.

Если с 1990-х годов в регионе все больше доминировала Россия и в лице Франции участвовали Западная Европа и США, то теперь появились новые двусторонние региональные связи. Азербайджан находится в очень тесных отношениях с Турцией и Грузией. Эти страны в достаточной мере близки военно-политически и являются стратегическими союзниками. Другим сильным государством региона является Иран, способный оказывать влияние как на Армению и Азербайджан, так и на Грузию. Поэтому в регионе вновь возникла напряженность.

Подобно тому, как Азербайджан находится в близких отношениях с Турцией, так и Грузия и Армения движутся в направлении сближения с Западной Европой. Это основной вектор их политической стратегии.

До сих пор США были далеки от особого покровительства какому-либо государству  Южного Кавказа. На мой взгляд, США пока будут придерживаться этой политики. Однако не верится, что Соединенные Штаты будут безучастно  наблюдать за активностью в регионе  России  и Ирана, которых они считают своими главными конкурентами. Тоже можно сказать и об отношении США к Турции, отношения с которой в настоящее время несколько охладели. В то же время при открытой и сильной поддержке демократических процессов, может быть создана новая ситуация.

Вопрос: Эрдоган отметил, что положительного сигнала от Тбилиси и Еревана  по этому вопросу пока не было. И, наконец, каким Вам представляется этот процесс и сотрудничество? Будет ли эта платформа реализована? Как трудности придется преодолеть, чтобы это произошло?

Ответ: Эрдоган, как один из самых влиятельных лидеров региона, постарается добиться серьезных результатов в этом процессе.

Возможно даже он сумеет достичь компромисса с западными союзниками в этом направлении, убедить Запад в перспективности нового формата сотрудничества, основанном на временном примирении региональных интересов.

Запад знает, что приоритетом Грузии и Армении является сближение с НАТО. Но он также дает понять, что сейчас это будет непросто. Россия может серьезно помешать сближению Украины, Грузии и Армении с НАТО. Противоречивые геополитические процессы, наблюдаемые в последнее время, привели к некоторым изменениям в тактических шагах государств.

Предлагаемый формат сотрудничества усложняется множеством факторов. С одной стороны, Армения до сих пор не отказалась от территориальных претензий к Азербайджану. Россия же нарушила территориальную целостность Грузии. Отстраниться от этих вопросов и найти эффективную модель сотрудничества очень сложно. Но все-же совместные усилия по поддержанию мира и безопасности на Южном Кавказе неизбежны.

Написать отзыв

Вопрос-ответ

İran Prezidentinin həlak olduğu hadisə Azərbaycan- İran münasibətlərinə təsir edə bilərmi? – Nəsimi Məmmədli Çətin sualda



Следите за нами в социальных сетях

Лента новостей