Последнее обновление

(22 минуты назад)
Женский бунт и  основы азербайджанского менталитета

***

- Вы читали высказывания в социальной сети, авторы которых делятся оскорбительными в адрес митинговавших женщин репликами. В обществе считают, что феминистки попирают азербайджанские национальные устои. В провластной прессе  спекулируют  этим лозунгом, обвиняя заодно всю политическую оппозицию. А вы как считаете?

Chingiz Sultansoy -  На этот вопрос не ответить кратко. Да, я поддерживаю акцию, разместив  прямую трансляцию ее на своей странице на Facebook, поддерживаю даже этот лозунг, который вызвал столько негодования. Кстати, он звучит более откровенно, даже вульгарно: «Дочь моя, кому хочу, тому и отдам. (Зачеркнуто). Вагина моя, кому хочу, тому даю».  Однако, хочу и добавить пару слов.

Во-первых, что такое наши ценности? Это обычные патриархальные ценности, распространенные у многих народов: уважай старших, будь гостеприимен, заботься о своей семье, помогай родне, женщина всегда должна слушаться мужчину и т. д. Я не против уважения к старшим, гостеприимства, заботы о своей семье. Но я против культа этих ценностей, когда на основании уважения старшим, что бы старший ни сделал, он всегда прав. Этот принцип был заложен, кстати, в создание культа Гейдара Алиева, который эксплуатируется до сих пор и служит основой идеологии власти. Я против традиционного отношения к женщине, которое делает азербайджанскую женщину абсолютно бесправной, как это происходит в нашей провинции, да и в Баку тоже. Это когда отец не дает дочери учиться, или выдает свою дочь против ее воли замуж, несмотря на ее нежелание и сопротивление, который приводит к трагедиям и даже смертям.

Во-вторых, об этом плакате «Дочь моя, кому хочу, тому и отдам. Вагина моя, кому хочу, тому даю», который вызвал много эмоциональных реплик, ругани и оскорблений. Он стал мишенью для критики и ругательств. Автор этого плаката права, она вправе распоряжаться своим телом, и жить так, как она хочет. А вот выражение этой позиции автора в общественном месте, к тому же выражение с использованием вульгарной лексики – это экстремизм в нашем обществе. Но могло бы быть выражение и хуже, если бы вместо латыни она использовала азербайджанский, я уже не буду говорить как...) Власти и патриархальная часть общества сконцентрировались на нем, хотя там было множество других плакатов и лозунгов, против которых возразить не может никто, а демократически мыслящий человек должен только поддержать. «Хочу не цветов, а свободы!», «Не бозбаш, а восстание!», «Все убитые женщины жаловались хотя бы раз», «Не молчи перед насилием!», «Господин Алиев, если убивают женщину, виноват ты!», «Хочу учиться!» и другие. Думаю, молодые женщины-феминистки, которые хотят продвигать свои идеи, оказали себе медвежью услугу этим плакатом. С другой стороны, не было бы этого плаката, власти нашли бы к чему придраться и без него, если там был и плакат про вину Ильхама Алиева.

Надо понимать, что эпатажность плаката могла оттолкнуть многих, пусть и не вполне разделяющих или немного сочувствующих идеям организаторов митинга феминисток от 8 марта в Баку. Без выпячивания этого плаката, умеренные в политических требованиях граждане могли бы стать сторонниками акции. Об этом организаторы, возможно, по молодости и неопытности не подумали. С другой стороны, например, была среди участниц акции психолог Нармин Шахмарзаде. Она уже более известна своим эпатажным высказыванием про ни в чем не повинного молодого армянского солдата, которого могут убить азербайджанской пулей на фронте. Это не уже пацифизм во время войны, это просто провокация и/или глупость ради эпатажа, не знаю, сознательная или случайная. Она однозначно ищет известности своими высказываниями. Так что определенные основания для обвинений, которые предъявляют им противники подобной акции, участницы дали.

- Какой подтекст может иметь эта демонстрация? Например, такой - если не разрешаете выдвигать политические лозунги, мы выдвигаем сексуальные. Так может быть?

- У всякого движения цель просвещать массы, привлекать сторонников, приобретать влияние, становиться силой. Если у них цель - добиваться гендерного, то есть истинного равноправия, то этот плакат отшатнул от активисток многих, которые без этого плаката сочувственно отнеслись бы к другим лозунгам и идеям акции, таким как право женщины на образование вопреки воле родителей, право самой выбирать себе мужа, право на защиту от насилия. А если автор этого плаката хотела просто эпатировать патриархальную часть общества, то она добились своей цели – эпатировали, но новых сторонников акция вряд ли собрала. Тем не менее, я поддерживаю их, и даже этот плакат, потому что права женщин в наше время в Азербайджане, особенно в провинции ужасающие и тенденция развивается в худшую сторону. Легко винить родителей и девушек в провинции, но ведь в этом на деле виновата власть. К сожалению, это более чем закономерный процесс при нынешней социально-политической ситуации – не просто ухудшении, а развале образования, при фактическом невыполнении своих функций и полной коррумпированности полиции, прокуратуры, суда, исполнительной власти, распространении коррумпированного мышления, оболванивании телеканалами. Ведь правоохранительные органы в развитых странах европейских странах, например, в Германии защищают женщину в соответствии с законодательством. В Германии для женщин - немок, подвергающихся домашнему насилию, существует хорошо развитая и разветвленная система убежищ – Frauenhaus – Дома для женщин. Женщину поселяют там, и если муж или брат попытается найти ее, ему грозит неплохой срок. А у нас? Убежище есть одно, или было, ну максимум два, и то только в Баку это работает. Защиты от полиции, прокуратуры женщина не дождется, часто все кончается увечьем или убийством женщины. Поэтому такие попытки пробудить общество, дать людям понять, что в стране очень плохо с правами женщин,  должны приветствоваться хотя бы из-за стремления к прогрессу, невзирая на вульгарность.

- Женщин задержали, вывезли и отпустили в Гобустане. Руководство полиции не подумало о том, что там, в чистом поле, с ними может что-то случиться.

- Не удивлен. То, что молодых женщин вывезли в Гобустан и выпустили там, в чистом поле выражает только отношение власти к любой несанкционированной акции. Не более того. Когда алиевская полиция думала о безопасности людей?

- Означает ли вчерашняя акция, что власть отступает, то есть сдает позиции перед любой политической силой? Спрашиваю потому, что в отличие от прошлых лет никого не посадили, особо и не били даже.

- Я бы не сделал таких выводов. Во-первых, насилие было, но так чтобы не очень видно было со стороны. Например, журналистка Изольда Агаева, а также участница акции Вафа Наги,  получили телесные повреждения, ссадины и синяки. Во-вторых, это была не опасная для властей акция, - был один лозунг, где упоминался президент, и что? Поэтому они не пресекли жестко, а постепенно вытеснили и рассеяли по соседним улицам участников. В  прошлом году акция женщин была пресечена намного жестче, на участниц и корреспондентов, освещавших акцию, напустили провокаторов. Так что по сравнительной мягкости по отношению к одной этой акции делать такие выводы преждевременно.

- Разве не имеет значение, что Азербайджан могут исключить из Совета Европы в связи с делом политика Ильгара Мамедова против правительства  Азербайджана? Власть не хочет усугублять свое положение…

- Это отдельный и большой вопрос. Если уж на то пошло, не исключено, что наша власть хотела бы уйти из европейских структур, чтобы перестали донимать ее критикой прав человека в Азербайджане, фальсификацией выборов, масштабной коррупцией. По крайней мере, она уже высказывалась в этом смысле устами исполнительного секретаря правящей партии Сиявуша Новрузова, и еще пары-другой одиозных депутатов предыдущего меджлиса, грозила уйти сама. Не уверен, что там наверху толком понимают, чем это нам всем грозит в смысле нашей главной проблемы – Карабаха, и хорошо, если только грозились. Так что поведение полиции на этот раз особой роли не играет.

- Можно ли по характеру митинга утверждать, что власть столкнулась с сетевым народным движением, которое невозможно запретить?  Логично ли утверждать о появлении в стране новых политических оппозиционных сил, которые действуют самостоятельно и без согласия с другими партиями?

- Феминисткое движение в Азербайджане - это достаточно ограниченное пока общественное движение, а не политическая партия и тем более не политическая  сила. Какими они будут дальше? Будем надеяться, что окрепнут и смогут просвещать и защищать женщин. Однако надо знать - эпатажными лозунгами можно стать известным, но влиятельной  силой – нет. Например, очень деятельная и талантливая Вафа Наги, которая строит политическую карьеру, создает рабочие места для сельских женщин, уже участвовала в выборах, столкнется с новыми проблемами после этой акции – ее не будут понимать рядовые избиратели в провинции, где она баллотировалась.

А в  авторитарном обществе запретить, в принципе, можно все. Зависит от желания и планов власти, от того,  как далеко они захотят зайти. Если наша власть может  даже выкрасть журналиста в соседней стране и привезти его в Азербайджан, посадить в тюрьму, как Афгана Мухтарлы... Если она сажает авторов постов в сети в тюрьму, а активист Мехман Галандаров даже покончил самоубийством в тюрьме при очень подозрительных обстоятельствах, фактически его убили, имитировав самоубийство, то в чем трудность вызова гражданок Азербайджана в полицию за посты в Facebook? Вызывать, запугивать, давить, а если кто-то из них окажется строптивой, навесить срок? Это наши власти умеют, к сожалению, очень хорошо...

 

 

 

Написать отзыв

Вопрос-ответ

Berlin görüşü, Prezidentin mesajları, Qərbin addımları – Azər Qasımlı Çətin sualda



InvestPro Azerbaijan Baku & Turkiye Istanbul 2024 – two conferences in one shot


Əziz Bakı şəhəri sakini!

Siz də Qlobal İqlim Dəyişmələri ilə mübarizəyə öz töhfənizi verə bilərsiniz

Dear resident of Baku city!

You too can contribute to the fight against Global Climate Change

Дорогой житель города Баку!

Вы тоже можете внести свой вклад в борьбу с глобальным изменением климата

Следите за нами в социальных сетях

Лента новостей