Последнее обновление

(6 часов назад)
104 года назад началось гянджинское восстание

«Наша республика погибла, как погиб Алихан Джеваншир»

Гурбан Саид

 

Среди значимых национальных дат в Азербайджане отсутствует памятный день - 26 мая. Немногие помнят, и об этом в популярной прессе мало сообщений, что 104 года назад в ночь с 25 на 26 мая 1920 года в Гяндже началось героические восстание против большевистской власти. 

В ночь с 27 на 28 апреля 1920 года началась интервенция большевистской России в Азербайджане. Части 11-й Красной армии перешли границу АДР и, встретив сопротивление лишь на границе и нескольких полустанках, вскоре достигли Баку. Здесь власть уже захватили их бакинские единомышленники и запоздало отправили телеграмму с просьбой о военной помощи – не столько нуждаясь в ней, сколько для того, чтобы легитимировать незаконное вторжение.  Власть в Баку некому  было защищать: основные силы азербайджанской армии были сосредоточены в Карабахе, где в конце марта вспыхнул армянский мятеж и началось наступление войск дашнакской Армении. Его подавление проходило успешно, и, если бы не вторжение с севера, Карабах был бы полностью очищен от врага.

В Баку же немедленно начались аресты, реквизиции, грабежи, расстрелы. Французский дипломат П.Дюрой, освобожденный после полугодового ареста в Баку, в беседе с французским комиссаром по делам Кавказа де Мартелю сообщал, что местное население все отчетливее начинает осознавать, что большевики прибыли на Восток с конкретными намерениями. Комиссары посылают в Россию все, что конфискуют в ходе облав и обысков. Помимо нефти они по железной дороге направляют к себе скот, продовольствие и даже мебель. Транспорты с награбленным оформлялись циничными транспарантами: «Подарок России от Советского Азербайджана».

Недовольство росло и накапливалось и спустя менее, чем через месяц после начала интервенции в ночь с 25 на 26 мая в Гяндже вспыхнуло восстание. Незадолго до этого под предлогом реорганизации в военных частях бывшей азербайджанской армии в Гяндже офицеры были заменены на новых – большевиков. Азербайджанская армия с самых первых дней переворота находилась в непростом положении: с одной стороны, правительство не дало приказа начать боевые действия против Красной армии, потому что формально оно добровольно сложила с себя обязанности, и передало их коммунистам. С другой, вскоре стало очевидным, что коммунистическое, пусть и национальное правительство, не играет никакой роли в управлении страной – всем заправляли красноармейские командиры и присланные из Москвы большевики, развязавшие террор. Гянджу заполонили беженцы из Баку, спасавшиеся от репрессий. Кульминацией недовольства стало известие об аресте большевиками губернатора Гянджи Х.Рафибейли, пользовавшегося уважением жителей.

Начавшись в казармах, восстание переросло в общегородское, к нему присоединились жители губернии, а также партизанские отряды из Шамкирского района и Самуха, прибыли добровольцы из Карабаха. Руководителями восстания были командир гянджинского полка полковник Джангир-бек Казымбеков, начальник военного гарнизона города Джавад-бек Шихлинский и бывший комендант Гянджи Мамед-Мирза Каджар. Ночью 26 мая были разоружена большая часть красноармейцев, и город полностью перешел под власть восставших. Численность восставших азербайджанских солдат составляла около 2 тыс. человек, но после присоединения добровольцев из числа городских жителей и пришедших на помощь из других районов их число достигло 10-12 тысяч человек. На стороне восставших сражались бывшие белогвардейские офицеры, в частности, артиллерией командовал полковник Николаев, а также часть еленендорфских немцев. Гянджинские армяне с самого начала восстания встали на сторону большевиков.

Полковник Дж. Кязимбеков в своих воспоминаниях написал: «Каждый говорил о борьбе до конца. Пускай нас победят, но пусть эта победа обойдётся врагу в сотни, тысячи трупов. Пускай день 28 мая войдёт в нашу историю не только как день провозглашения нашей независимости, но и как день великих жертв ради Родины. Пускай 28 мая враг столкнётся с тяжёлой, беспощадной борьбой насмерть. 28 мая достойное сопротивление будет символом силы нашей воли и символом нашей моральной победы».

26 мая началось наступление большевиков со стороны Ханлара и Шамхора, которое с большими потерями для наступавших было отражено. 27 мая было отбито семь безуспешных попыток захватить город. Утром 28 мая ожесточённый бой произошел на подступах к Гяндже. Азербайджанские солдаты позволили передовым частям кавалерийской дивизии противника подойти на близкое расстояние, открыли шквальный огонь, и после фланговой атаки, в которой приняли участие и добровольцы, разгромили наступавших. Днем того же дня красные предприняли ещё одну атаку со стороны Еленендорфа, но совместными усилиями батальона азербайджанских солдат и партизан она была отбита.

Но силы сторон были несоразмерны. Общая численность большевистских сил перед главным наступлением составляла пять пехотных и шесть кавалерийских полков, 57 орудий, два бронеавтодивизиона и 8 бронепоездов. Бои на подступах к городу, а затем на улицах продолжались больше недели. Из оперативной сводки штаба XI Красной Армии от 1 июня следует, что мятежников пришлось выбивать артиллерийским огнём практически из каждого дома. Директива начальника генштаба 11-й Красной армии гласила: «Действовать самостоятельно, проявляя полную инициативу для беспощадного истребления восставших, расстреливая без суда все подозрительные элементы. Для предупреждения восстания взять четырёх заложников для будущих расстрелов в случае восстания из среды наиболее видных и влиятельных слоёв населения… Мелкие вспышки подавлять с суровой жестокостью и беспощадностью…».

Ко 2 июня восстание было жестоко подавлено. Масштаб восстания становится очевидным из записки М.Субхи, председателя Центрального бюро турецких коммунистических организаций «Доклад о поездке в Гянджу»: «Несмотря на героические усилия наших частей, город три раза нами сдавался, вокзал переходил из рук в руки…  В следствии наличия шести-восьми орудий у аскеров, наши части были вынуждены открыть по городу огонь из всех орудий. Город сильно пострадал, магазины, находившиеся в вокзальной части, разрушены совершенно. Мусульманская часть города также пострадала. Так как большая часть наших войск находилась в армянской части, отбив попытку аскеров занять ее, эта часть города мало пострадала. Бои продолжались 6 дней. На 7-й день наши части заняли город. Ворвавшиеся красноармейцы довольно круто обращались. Самочинные обыски и реквизиции на глазах своего командования… В целях изоляции красноармейцев от армян на мосту, отделявшим армянскую часть города от мусульманской, был поставлен заградительный отряд, но отчаянные армяне делали свое дело. Переплывали на другой берег и вели усиленную агитацию среди наших частей. Указывали им жилища, якобы, буржуазии, вообще подливали масла в огонь, и понятно, что страдала не только буржуазия, но и беднейший класс. Насчитывается от 3500-4000 убитых мирного населения (женщин и детей, раненных не встречается) … Некоторые утверждают, что это результат работы армян, другие же – красноармейцев". Инспектор 11-й Красной армии Мельников телеграфировал Ордженикидзе: «Контингент восставших составил почти все мусульманское население: были случаи, когда женщины стреляли из винтовок, затем у некоторых находили в складках платья револьверы, и даже одну, как мне рассказывал один красноармеец, нашли у пулемета на крыше».

Любопытны описание Мельниковым отношения гянджинских армян к восстанию: «В ответ на выступления татар армяне стали спускаться с гор мелкими вооруженными отрядами (имеются в виду карабахские армяне – авт.), предлагая свои услуги. Были предложения нескольких сел тысячи в 3-4 бойцов, но невооруженных, от каковых приходилось отказываться за неимением винтовок… Армяне, боясь нас, не смогли утроить резни, а только арестовывали мусульман и препровождали к нам».

Гянджинский мятеж 1920 года привёл к цепной реакции восстаний в других районах по всему Азербайджану. В начале июня вспыхнуло антисоветское восстание в Карабахе – выступили кавалерийский и пехотный полки. Столкновения произошли в Шуше, Агдаме, Барде, куда большевикам пришлось стягивать дополнительные силы. С осени новые антисоветские мятежи охватили Кубу, Карабулаг, Шамхор, Шеки и Ленкорань. И хотя эти волнения, затухая и вспыхивая вновь, продолжались до 1924 года, ни одно из них по масштабам и значению не может сравниться гянджинским восстанием.

События, связанные с восстанием, художественно описаны в романе Гурбана Саида «Али и Нино», и в целом соответствуют документальным свидетельствам: силы восставших и подтянутых для их подавления большевистских войск были несоразмерны, и оно было обречено на поражение. Герой романа Алихан Ширваншир погиб в бою на гянджинском мосту.

Написать отзыв

Прошу слова

Следите за нами в социальных сетях

Лента новостей