Последнее обновление

(14 минут назад)
Фото Emrah Gurel / AP Photo

Фото Emrah Gurel / AP Photo

Ненужный Зангезур

Сразу после победы Азербайджана в войне 2020 года в регионе стали строить планы мирного сосуществования после карабахского конфликта. Разговоры о скором подписании мирного договора между Арменией и Азербайджаном стимулируют их еще больше. 

Разумеется, никто не ждет, что между странами завяжется тесное сотрудничество, но есть надежда, что они хотя бы разрешат друг другу транзит через свои территории. Азербайджанцам нужен доступ в Нахичевань и Турцию — и туда легче всего попасть, восстановив советскую железную дорогу через Армению, а армянам нужен еще один выход на Россию, и, кроме как через Азербайджан, его не получить. Правда, в этом вопросе, как и везде, сработало право сильного и вместо разблокирования всех коммуникаций, о котором шла речь изначально, де-факто обсуждался лишь один инфраструктурный проект — так называемый Зангезурский коридор из Азербайджана в Нахичевань через Армению. 

В нем было спорно буквально все, начиная с гарантий безопасности и условий эксплуатации и заканчивая самим названием — в слове «коридор» слышится эксклюзивное право азербайджанцев пользоваться этой дорогой. А учитывая стратегическое значение региона, это опасно: у Баку появляется теоретическая возможность просто лишить Армению доступа к границе с Ираном, и тогда вместо двух окон во внешний мир у армян останется одно. 

Тем не менее Азербайджан неоднократно настаивал, что коридор будет проложен во что бы то ни стало и если понадобится — даже силой. Всего месяц назад, 25 сентября, Алиев и Эрдоган встречались в Нахичевани, лишний раз демонстрируя решимость в этом вопросе.  

Тем удивительнее прозвучало заявление помощника президента Азербайджана Хикмета Гаджиева о том, что маршрут через Армению «утратил свою привлекательность для Баку», и вместо этого он может быть реализован через Иран. «Наша повестка заключалась только в строительстве транспортных коммуникаций и сообщения в рамках двустороннего взаимодействия. Если дело обстоит так — да, но если нет — то и ладно. Оно остается на столе, но от армянской стороны потребуется показать, что они действительно в этом заинтересованы», — сказал Гаджиев в интервью Politico. 

Возможность проложить дорогу через Иран обсуждалась и раньше, но эти разговоры не воспринимались всерьез, ведь в таком случае исчезает один из, как считалось, главных мотивов Баку — возможность давить на Армению. Своей риторикой Баку демонстрировал, что ему нужен не просто транзитный маршрут, но транзитный маршрут без контроля со стороны Еревана, а в качестве более долгосрочной цели — еще и переселение на юг Армении азербайджанцев, которые были изгнаны оттуда в советское время. В качестве намека на это в Баку показательно вспомнили полузабытую «Общину Западного Азербайджана» — организацию, которая занимается защитой этих переселенцев. 

В этом контексте согласие Баку на коридор через Иран выглядит уступкой Еревану. Армянам позволяют оставаться в привычном мире и даже несколько улучшить свое положение: внешняя торговля через Грузию и Иран сохраняется, а военная угроза со стороны Азербайджана исчезает, что позволяет и вовсе забыть о существовании этого соседа. 

Удивительно и то, что отказ Азербайджана от дороги через Армению так легко приняли в Москве. Вице-премьер Алексей Оверчук, участвующий в переговорах по разблокировке коммуникаций, прокомментировал это так, как будто разницы с точки зрения интересов России нет вообще. «Что касается «Севера-Юга» (маршрут из России в Иран через Азербайджан. — Forbes), то тут выстраивается взаимодействие абсолютно нормально. Кроме того, вы знаете, что Азербайджан и Иран фактически уже приступили к строительству автомобильной дороги, которая пройдет по южному берегу реки Араз (это азербайджанское название реки Аракс. — Forbes) в обход Армении, и фактически подписали меморандум по строительству железной дороги по территории Ирана в обход Армении, она по другому берегу реки просто пройдет». Технически два маршрута, по словам вице-премьера, тоже отличаются незначительно: армянский насчитывает 42 км, а иранский — 50. «Вот и вся разница — два моста и 8 км», — резюмировал Оверчук. 

На самом же деле все далеко не так просто. Так как армянские железные дороги входят в структуру РЖД, а границу Армении с Ираном охраняют российские пограничники, то это давало бы России контроль над новой транспортной артерией. Если же дорога пройдет по другому берегу Аракса, то вся эта схема перестает работать. Иран в нынешних условиях, конечно, важный партнер России. Но представить, чтобы он стал ближе, чем Армения, пока невозможно.

Оптимизм и реализм

Выступление армянского премьера Никола Пашиняна в Тбилиси 26 октября тоже можно назвать весьма неожиданным. Приехав на форум «Шелковый путь», он решил продемонстрировать свое видение региона и места своей страны в нем, но, похоже, выдавал при этом желаемое за действительное.

На большом экране демонстрировалась карта Армении, от которой исходили четыре стрелки — к Черному морю, Каспийскому морю, Средиземному морю и Персидскому заливу. Принципы, на которых будет осуществляться транзит, Пашинян тоже предложил, и они в лаконичной форме отражали все опасения Еревана по этому поводу. Первое и главное условие — «вся инфраструктура, включая автомобильные, железнодорожные, воздушные пути, трубопроводы, кабели, линии электропередач, действуют под суверенитетом и юрисдикцией тех стран, через которые они проходят». Второе — «каждая страна осуществляет пограничный и таможенный контроль на своей территории через свои государственные учреждения, а также обеспечивает безопасность инфраструктуры, включая безопасность товаров, транспортных средств и людей». Также отмечается, что «все страны используют инфраструктуру друг друга на основе равенства и взаимности». 

Картину дополнило благостное предположение замминистра территориального управления и инфраструктур Армении Акопа Варданяна о том, что в будущем Армения могла бы покупать азербайджанский газ и даже служить транзитной точкой для его поставок в Европу. 

Все это звучит прекрасно, но работать могло бы лишь в том случае, если бы Армения воспринималась Азербайджаном, Россией и Турцией как равный партнер. Однако это совсем не так. Все три игрока имеют возможность продавить для себя лучшие условия, а значит, будут пытаться это делать. При этом идея Еревана получить одинаково комфортный доступ к четырем морям и двум океанам нужна лишь ему самому. Как правильно отметил армянский политолог Сергей Мелконян, в качестве перекрестка торговых путей вполне годится Нахичевань, в то время как Армения останется транспортным тупиком с двумя открытыми границами из четырех.

Но даже такой вариант может показаться привлекательным по сравнению с другим, тоже возможным. Перестав нуждаться в Зангезурском коридоре через Армению, Азербайджан может в принципе отказаться от мирного договора с Ереваном. Тогда положение Армении становится совсем печальным: транспортных коммуникаций нет, Карабаха нет, отношения с Россией испорчены, а на границе с Азербайджаном все так же опасно.

Единственное, что может делать Ереван в этих условиях, — укреплять связи с Грузией и Ираном. Что он по мере сил и делает: если сейчас дорога от Еревана до иранской границы лежит через горные серпантины, то теперь планируется построить трассу Агарак-Каджаран, которая будет более удобной и прямой за счет мостов и тоннелей.

В противовес этому удушению стоит другая крайность — зависимость от вчерашних врагов. В разговорах о том, что Армения будет легко и дешево отправлять свои товары в Россию через Азербайджан, забывают о важных деталях: бюрократических преградах, тарифах и многом другом. После того как Азербайджан получит желаемое, может оказаться, что армянские товары не соответствуют фитосанитарным нормам или же стоимость их транзита до российской границы такова, что Верхний Ларс с его заснеженными серпантинами кажется не таким уж плохим вариантом. 

Относительно хороший и при этом не совсем фантастический сценарий для Армении, таким образом, остается лишь один. При нем Азербайджан успешно выстраивает коридор в Нахичевань через Иран и все же подписывает с Арменией какой-то договор, включающий признание территориальной целостности друг друга, но не подразумевающий разблокировку коммуникаций. В таком случае у Еревана появляется возможность все же открыть границу с еще одной страной — Турцией. Торговый оборот с ней существует давно, но он целиком идет через Грузию, что делает открытие прямого маршрута ценным приобретением.

Пока что сигналы из Анкары свидетельствуют, что открытие прямого автомобильного движения зависит лишь от подписания мирного договора между Арменией и Азербайджаном. С другой стороны, прецедент, когда Азербайджан прямо мешал сближению Армении с Турцией, уже был в 2009 году, и повторить его Ильхаму Алиеву в принципе ничего не мешает. 

Мнение редакции (www.forbes.ru) может не совпадать с точкой зрения автора

Написать отзыв

Прошу слова

Чего ждать после потери Авдеевки? - беседа с военно-политическим экспертом Олександром Мусиенко в "Çətin sual"



InvestPro Azerbaijan Baku & Turkiye Istanbul 2024 – two conferences in one shot


Əziz Bakı şəhəri sakini!

Siz də Qlobal İqlim Dəyişmələri ilə mübarizəyə öz töhfənizi verə bilərsiniz

Dear resident of Baku city!

You too can contribute to the fight against Global Climate Change

Дорогой житель города Баку!

Вы тоже можете внести свой вклад в борьбу с глобальным изменением климата

Следите за нами в социальных сетях

Лента новостей