Последнее обновление

(2 часа назад)
«Чиновники служат системе, а не обществу»

После акта самосожжения, совершенного  ветераном   Эльвином  Джафаровым  перед административным зданием Исполнительной власти Сабирабада тема  чиновничьего  самоуправства  и волокиты были вынесены на повестку дня.   В обществе бытует мнение, что чиновники, представляющие исполнительные структуры, доводят людей до такой степени, что простые граждане видят выход в демонстративном покушении на свою жизнь.  Цифры указывают, что реальная картина гораздо страшнее. Например, по неофициальным подсчетам, после окончания 44-дневной войны 36 ветеранов покончили, а более 50 ветеранов попытались покончить жизнь самоубийством. Почему никто не говорит  «стоп!» чиновничьему произволу?

На вопросы  ASTNA по волнующим в последние дни  общество вопросам отвечает правозащитник Асабали Мустафаев. 

* * *

Вопрос: Асабали  бей, люди в знак протеста против равнодушия и волокиты сжигают себя, покушаясь на свою жизнь перед различными госструктурами. Но не смотря на все это, почему-то никто не говорит чиновникам «стоп!»?

Ответ: В нашей стране назначения чиновников на все ступени государственных структур осуществляются по принципу личной преданности руководителю, безусловного выполнения поручений вышестоящего начальника, личного стремления к поддержке политики власти во всех сферах. Согласно общественному мнению, каждый чиновник также является ступенью коррупционной системы.  Поэтому должностные лица не несут ответственности за допущенные в своей работе недостатки, если те не наносят серьезного ущерба интересам власти. 

Из истории известно, что в странах, где коррупция сильна, всегда царит произвол чиновников, и структуры (правоохранительные органы, суд, государственный сектор, независимые СМИ и т. д.)  адаптируются к этой системе.

Вопрос: Почему  чиновники, чье поведение вызывает различные формы протеста, недовольство, даже самоубийства, сами не подают в отставку. В чем причина? Почему эти чиновники не уходят в отставку?

Ответ: Несмотря на серьезное общественное осуждение и недовольство в отношении некоторых чиновников, их не увольняют, и сами они  в отставку не уходят. Причина, по которой их не увольняют, заключается в том, что эти чиновники служат системе, а не обществу, и пока система не видит в них опасности для себя, эти чиновники остаются на своем посту. Именно этот и является причиной того, что критикуемые обществом чиновники сами не уходят в отставку. То есть, если у системы нет к ним претензий, то недовольство общества, народа в общем не имеет никакого значения. Потому что именно система, а не народ  или избранные им представители назначают чиновников на должность.

Вопрос: Нередко мы становимся свидетелями того, как  чиновники или государственные структуры, породившие протест, выступают с заявлениями, пытаясь себя обелить, чем еще больше раздражая протестующих. Почему так уверены в своей безнаказанности эти чиновники и структуры?   

Ответ: Бывает, что в тех случаях, когда события, произошедшие в каком-то крыле  системы управления, вызывают в обществе серьезное недовольство и нарекания, то руководитель этой структуры  своими заявлениями еще больше обостряет отношение к инциденту.  И хотя им результат этого известен, они не считаются с общественным мнением, демонстрируя это всем своим поведением.  Потому что они уверены, что во имя своих интересов система ждет от них именно таких заявлений.

Вопрос: Почему случаи, вызвавшие протесты, не расследуются? Почему из уголовных дел, возбужденных по статье о доведении до самоубийства, чиновники  выходят сухими из воды? Почему следственный орган, расследующий дело, государственный обвинитель не требуют, чтобы эти должностные лица были временно отстранены от работы для надлежащего расследования дела?

Ответ: К сожалению, границ между законодательной, исполнительной и судебной властью, в том числе и средствами массовой информации, которые считаются четвертой властью, нет, эти властные структуры, интегрировавшись друг в друга, превратились в единую структуру.  Именно из-за этого происходят суициды, другие тяжкие преступления, угрожающие государственности (например, коррупция, должностной произвол и т.д.) эффективно не расследуются, не получают юридической оценки, а меры по их искоренению не применяются.

Вопрос: Власть формирует мнение, что деятельность руководящего состава государственных структур находится под контролем. Время от времени мы даже становимся свидетелями громких  арестов.  Где же результат? Почему чиновники не делают соответствующих выводов после таких случаев?

Ответ: В некоторых случаях проводятся громкие аресты должностных лиц, и эти случаи некоторое время находятся в центре общественного внимания. Такие происшествия направлены на предотвращение роста недовольства властью в обществе. Аресты в основном связаны с фактами коррупции. Но, несмотря на эти аресты, коррупционная активность чиновников не угасает. И это тоже ожидаемо. Потому что радикальные меры по борьбе с коррупцией не применяются. Например, принятый еще 20 лет назад закон предусматривает, что чиновники должны подавать декларации о доходах, однако вступление в силу этого пункта закона отложено на неопределенный срок. Однако в соседних с нами странах это правило применяется десятилетиями и дает определенный эффект.

Вопрос: что можно сделать, чтобы нормализовать чиновничье управление? Чтобы чиновники действовали не как «хозяева» народа, а как его «слуги»?

 

Ответ: Чтобы избежать чиновничьего произвола, законодательно важно применять следующие меры:

- обеспечение свободы и демократичности парламентских, муниципальных выборов;

- получение парламентского согласия на назначение высших должностных лиц;

- ограничение полномочий должностных лиц и структур;

- реализация комплекса мер по ликвидации коррупционной системы;

- создание условий для деятельности независимых медиа, гражданского общества.

Написать отзыв

Вопрос-ответ

Следите за нами в социальных сетях

Лента новостей