Последнее обновление

(11 часов назад)
Kamran Əliyev

Kamran Əliyev

***

-Джавад бей, уже давно поговаривали, что генпрокурора Азербайджана заменят.  Однако Закира Гаралова сменила фигура из этой же команды. По-вашему, эта замена изменит деятельность органов прокуратуры?

- На должности генпрокурора  Закир  Гаралов  находится с апреля 2000 года. На момент его назначения статья 16 Закона о прокуратуре содержала положение «О невозможности назначения одного и того же лица на должность Генерального прокурора Азербайджанской Республики и на должность военного прокурора Азербайджанской Республики».  В то же время в Конституции были аналогичные положения, касающиеся полномочий Президента и Закона об Уполномоченном по правам человека (омбудсмен). Впоследствии посредством референдума в Конституцию были внесены изменения, которые устранили ограничения в связи с избранием главы государства. Вслед за этим были изменены и другие законы, в том числе, закон о прокуратуре. Таким образом, внесенные изменения дали возможность Закиру Гаралову быть избранным на должность генпрокурора четыре раза. С юридической точки зрения у него не было ограничений на назначение генпрокурором на последующие 5 лет. Однако  полномочия  по  назначению  на должность генпрокурора принадлежат президенту с согласия Милли Меджлиса, потому и была выдвинута иная кандидатура.

-Почему именно Кямран Алиев?  Какими преимуществами он обладает?  И что можно ожидать от Кямрана Алиева как от нового генпрокурора?  

-На общем фоне кадровых изменений, это назначение было ожидаемо. На прежней должности он возглавлял Главное управление по борьбе с коррупцией при Генпрокуратуре. Затем статус этого управления вырос, и оно стало Главным управлением. По этой причине Кямран Алиев стал заместителем генпрокурора. Поэтому  выдвижение его  на должность генпрокурора  нормально. В целом, назначение заместителя  после определенного периода на должность руководителя является позитивным подходом с точки зрения поощрения и стимулирования кадровых назначений.

-До этого назначения Кямран Алиев  занимал должность начальника Главного управления по борьбе с коррупцией при генпрокуратуре. Как вы оцениваете его деятельность на этом посту? -  Была ли серьезной его деятельность в борьбе против коррупции?  

- Главное управление по борьбе с коррупцией при прокуратуре является уникальной организацией с точки зрения ее правового статуса,  в соответствии с Законом о прокуратуре, в целом здесь имеются элементы превышения  прокуратурой конституционных полномочий. Это связано с его оперативно-розыскной деятельностью. Прокуратура в Конституции Азербайджана включена в раздел «Судебная власть».  То есть формально прокуратура считается судебной властью. Это так и в Конституциях других государств.  К примеру, в соседней России. По мнению специалистов по конституционному праву, это механический подход. Другими словами, поскольку это управление не может быть отнесено  к другим ветвям власти,  его  относят к более близкой к нему  судебной власти. Наряду с этим Управлению по борьбе с коррупцией как органу прокуратуры предоставлены  оперативно-розыскные полномочия.  Кямран Алиев с момента создания этого управления  был его первым руководителем.  Однако, если взглянуть  на недавнюю  ситуацию, то увидим, что  скандальные аресты  высокопоставленных чиновников,  осуществлялся не Антикоррупционным департаментом, а СГБ , а также довольно известным  Следуправлением по  тяжким преступлениям. К ним относятся и скандальное дело МНБ, и последние аресты глав исполнительных властей.  То есть мы не можем утверждать, что Управление по борьбе с коррупцией по своему назначению и техническим возможностям работало в полную силу.

-Существует такая версия, будто с назначением Кямрана Алиева на пост генпрокурора, снизится зависимость Генпрокуратуры от МВД.  МВД не сможет вмешиваться в деятельность прокуратуры. Вы в эту версию верите? В Азербайджане в нынешней ситуации такое возможно?  

-Согласно закону о прокуратуре   и полиции,  существует прокурорский надзор за  полицией.  К сожалению, мы наблюдали, что органы прокуратуры не использовали в достаточной мере этот механизм надзора. Порой это проявляло себя в еще более выпуклой форме.

Согласно формирующейся новой политической ситуации, с каждым разом сокращается число лиц, обладающих статусом неприкосновенности. По этой причине в ближайшем будущем мы можем стать свидетелями новых скандальных арестов.

-До сих пор Генпрокуратура  была одним из органов, роль которых в  политических арестах и политически мотивированных уголовных делах  была велика.  Разумеется, все это было не на пользу  деятельности Генеральной прокуратуры и ударило по ее имиджу даже на международной арене. Возможно ли отныне изменить имидж Генпрокуратуры в положительную сторону?  И будет ли новый генпрокурор пытаться это сделать?

-Глава государства недавно заявил, что никто не должен преследоваться за свои политические взгляды.  Само по себе это говорит о возникновении новых условий. Упомянутые вами выше  преследования и аресты носили политический характер. Хоть официальные лица страны и отрицают это, решения Евросуда, резолюции Комитета министров СЕ доказывают обратное.  Недавнее решение Пленума Верховного Суда в отношении председателя РЕАЛ Ильгара Мамедова вселяет надежду, что и в этом направлении будут предприняты позитивные шаги. Глава государства подчеркнул, что мы хотим решения проблем страны внутри нее. Мы тоже всегда от души хотели  этого и желаем реальных дел в этом направлении.

-По-вашему, какие шаги необходимо предпринять для нормальной деятельности прокуратуры в Азербайджане?

-Должны быть реализованы конституционные реформы. Прокуратура обладает широкими полномочиями,  будь то  проведение расследований, надзор за расследованием, защита обвинений и опротестование судебных решений. Полномочия прокуратуры на проведение расследования должны быть отменены. В то же время должен быть применен действующий в англо-саксонской правовой системе институт сделки о признании вины (соглашение между обвинением и защитой). Кстати, этот институт был включен в законодательство Грузии после того, как Михаил Саакашвили был избран президентом, и до сих пор успешно работает. Кроме того, для нормального функционирования прокуратуры необходимо усовершенствовать  институт судебного контроля и в целом обеспечить реальную независимость судебной власти. Все это в итоге привязано к политической воле.

 

Написать отзыв

Вопрос-ответ

Следите за нами в социальных сетях

Лента новостей