Последнее обновление

(11 часов назад)
Путин борется не с Украиной, он борется с каждым из нас, со всем человечеством, - К. Боровой

***

Константин Натанович, благодарю вас за согласие побеседовать. Для наших читателей этот разговор очень важен, потому что вы - одно из знаковых лиц девяностых годов. Фактически, вы постоянно участвовали в политических процессах, которые происходили в это время и понимали, что происходит с сознанием россиян, Скажите, какое у вас отношение к понятию «имперское сознание»?

Имперское сознание присутствовало всегда, и было важным элементом, как советской пропаганды, так и новорожденной российской пропагандистской машины. При Ельцине пиковым был момент в 1999 году, когда Милошевич (прим. Слободан Милошевич – югославский и сербский политический и государственный деятель, президент Сербии (1989-1997гг) проводил этнические чистки, а НАТО и США пытались его остановить. В этот момент Примаков, тогдашний премьер-министр и бывший руководитель КГБ СССР начал очень мощную имперскую пропагандистскую кампанию. До начала этой кампании лишь пятнадцать процентов граждан России считали Соединенные Штаты главным врагом их страны. После включения Примаковской пропагандисткой машины более девяноста процентов граждан России стали считать, что возрождение Российской империи очень важно для их будущего.

После прихода Путина первое время этот процесс протекал в мягкой форме – под предлогом антитеррористической деятельности. Позже Путин начал полноценную имперскую пропаганду. И сейчас мы видим продолжение все той же линии: имперские настроения у недумающей части общества растут с каждым днем.

Всегда ли имперское мышление разрушает психику народа и само государство, или это можно использовать в созидательных целях?

Можно ли использовать в созидательных целях наркотическую зависимость? Придумать такую возможность можно, но главное воздействие такой пропаганды, в любом случае, очень разрушительно. Ведь это ложные цели, попытка изолировать государство и создать атмосферу ненависти к другим народам. Имперская пропаганда - это пропаганда ненависти, всегда.

Вы верите, что это можно преодолеть?

У нас есть хороший пример – 1991 год. Тогда, после мощной советской пропаганды, натаскивавшей людей на ненависть к капиталистическим странам, довольно быстро произошла переориентация общества, возникла новая, не идеологизированная система ценностей. В сегодняшней России мы также видим масштабную пропагандистскую кампанию, но она поверхностна.

В России сейчас нет идеологии в том смысле, в котором она была в Советском Союзе и нацистской Германии, и нет той связи с лидером, которая была, к примеру, в первый период строительства социализма в России. Все очень поверхностно, и заметить это можно в тот момент, когда происходит переориентация пропагандистской кампании. Тот, кто вчера был врагом номер один, либо перестает им быть, либо становится другом. Ситуация повторялась многократно.

Как Путин пришел к власти? Это взрывы домов, поднятие волны страха и ненависти к чеченцам. Но Чечне это вообще было не нужно. Через год у них должна была быть объявлена независимость в соответствии с Хасавюртским соглашением. Но пропагандистский механизм заработал, и были выбраны два направления воздействия. С одной стороны – разжигание ненависти к чеченцам, с другой – страх. Граждане были настолько напуганы, что начали прижиматься к власти, искать защиты. И кандидат в президенты, у которого был нулевой рейтинг в самом начале гонки, в результате получил 70% голосов. Ему так удалось запугать общество и консолидировать его этим страхом, что  желание пресловутой «сильной руки» возобладало над всякой логикой. И ладно бы только у простого народа. Когда мы с Валерией Ильиничной кричали о том, что недопустимо избирать президентом чекиста, ближайшее окружение (известные журналисты, политические лидеры и наши союзники) крутили пальцем у виска. Боря Немцов (прим. Борис Ефимович Немцов – российский политический деятель, народный депутат России, первый губернатор Нижегородской области, член Совета Федерации) говорил нам с Валерией Ильиничной (прим. Валерия Ильинична Новодворская – основательница советской и российской оппозиционной праволиберальной партии Демократический союз, советский диссидент, российский публицист): «Вы с ума сошли! Как можно не голосовать за Путина, если он последовательный демократ, ученик Собчака. Если не Путин, тогда Примаков с Лужковым, или, не дай бог, Зюганов. Вас с Новодворской повесят на Красной площади. Это единственный выход - голосовать за Путина, понимаете?»

Недавно я услышал в одном из ваших эфиров такую фразу: «Поскреби русского либерала - найдешь имперца».

Ну, во-первых, термин «либералы» не так прост, как кажется на первый взгляд. В России доминирует группа левых либералов по существу - социалистов. Это Пархоменко, Альбац, Латынина. Это люди, которые взаимодействовали с властью ранее, или продолжают с ней взаимодействовать. Есть экономические либералы, я бы сказал, теоретики. Егор Гайдар был экономическим либералом

У левых либералов имперская составляющая совершенно очевидна и проявляется в разных формах, но нельзя всех демократов, всех людей с оппозиционными настроениями квалифицировать как либералов, которых можно поскрести и найти имперца.

Была ли надежда в девяностые годы, что отношение народа к себе, к России, к Советскому Союзу изменится, и он начнет заниматься своими проблемами, будет развиваться? Или то, что происходит сейчас, было предрешено?

У нас с вами есть прекрасные примеры подготовительного процесса времен перестройки и демократического процесса с 1991 года после ГКЧП и, скажем, до 1994 года. 23 июля 1994 года Ельцин подписал секретный указ «о мероприятиях по восстановлению конституционной законности». Это была борьба с Татарстаном, с регионами, которые слишком серьезно восприняли Конституцию 1993 года, определявшую Россию как федеральное государство. Это означало, что регионы получают очень широкую самостоятельность, и Ельцин тогда сам говорил: «Берите свободы столько, сколько удержите, или сколько хотите». А на самом деле секретарь обкома не умел управлять федеральным государством, он умел управлять унитарным государством Советский Союз. Поэтому очень быстро этот самый большой осколок советской империи стал превращаться в ее подобие. И сегодня мы наблюдаем продолжение распада, начавшегося в 1991 году, распада той ужасной советской империи. Империи всегда распадаются медленно.

Сейчас по праву большинство бывших империй можно назвать великими державами. Как вы считаете, их народы избавились от имперского сознания и нашли новый способ существования, или эта искра еще теплится?

Знаете, после победы над нацистской Германией в 1945 году прошел Нюрнбергский процесс, шли суды над нацистскими преступниками. Всего было триста тысяч судов, представляете? И они продолжались вплоть до конца двадцатого века. В это время американские эксперты и социологи проводили исследования, и по их результатам в 1948 году, когда принималась конституция, 70% немцев готовы были голосовать за нацистов, если бы эта партия участвовала в выборах. Это очень медленный процесс - адаптация к реальности. Особенно после такой мощной пропагандистской кампании, отравившей сознание всего народа.

В России, к сожалению, это не удалось в 1991 году, хотя мы говорили с Ельциным о том, чтобы провести процесс люстрации над лидерами КПСС и КГБ.

Ваши воспоминания о Нюрнбергском процессе я восприму как предсказание. Ведь не получилось люстрировать в шестидесятые годы сталинистов, не получилось в девяностые - партийных деятелей. Бог троицу любит.

Знаете, я мало верю в справедливость. Я реалист. Сейчас я призывал Зеленского начать создание трибунала против военных преступников. Я начал это делать еще при Порошенко, и тогда отказ аргументировали тем, что нельзя провоцировать Путина, раздражать его. То же самое было с Зеленским, когда он стал президентом.

Это было названо идеей провокационной, которая может привести к началу военных действий, хотя по существу война шла с четырнадцатого года. Я призывал юридически это оформить, назвать все своими именами. Потому что провал многих попыток получения компенсации был связан с тем, что Украина отказывалась назвать это состояние войной, боясь спровоцировать Путина на еще более агрессивные действия. Как вы знаете, это его все-таки не остановило.

У меня есть традиционный последний вопрос: Что бы вы хотели сказать нашей аудитории?

Мы сегодня находимся в состоянии войны. Путин борется не с Украиной, он борется с каждым из нас, со всем человечеством. Очень важно это осознавать. Сейчас, когда в Европе, в Соединенных Штатах, где бы то ни было, озвучивается такая позиция: не провоцировать Путина, не создавать еще более опасную ситуацию, я хочу всех призвать к тому, чтобы пресекать это попустительство, которое и является единственным и очевидным путем и к Третьей мировой, и к ядерной войне.

Дорогие друзья! Ваш скромный Азербайджанец из Украины имел честь побеседовать с Константином Боровым. Константин Натанович, от моих друзей и всех, кто прочтет это интервью, я желаю вам здоровья, сохранять свежесть мысли и силы в вашей нелегкой борьбе. Огромное спасибо!

Написать отзыв

Вопрос-ответ

Следите за нами в социальных сетях

Лента новостей