Последнее обновление

(21 минуту назад)
Zelensky and Erdogan. Kiev. February 3, 2022. aa.com.tr

Zelensky and Erdogan. Kiev. February 3, 2022. aa.com.tr

* * *

Turan: В начале ноября 2021 года некоторые разведывательные структуры стран Запада сообщали, что в январе-феврале 2022 года Россия нападет на Украину. Как по-Вашему, отнесшись к этому серьезно, приняла ли Турция надлежащие  подготовительные меры?

Чичек: Эти данные разведок Запада были весьма серьезными, Россия действительно  готовилась напасть на Украину. Что касается степени серьезности отношения Турции к этому, то, по-моему, Турция усиливала соответствующие дипломатические меры. Если помните, с самого начала осложнения отношений между Москвой и Киевом, Анкара выполняла миссию посредника. И это – несмотря на разногласия между Турцией и Россией по Сирии, Ливии  и особенно по крымскому вопросу, в отношении которого Анкара занимает твердую позицию. Поэтому, как только Россия вторглась в Украину, Турция сразу же  выступила  в защиту территориальной целостности последней. Ее готовность к началу упомянутой войны была сопряжена с продолжающимися  дипломатическими обсуждениями.

Анкара давно и пристально наблюдает за борьбой между США и Россией  на Черном море, и в этом контексте  следует понимать то, что в Турции  время от времени на повестке оказывается конвенция Монтрё. После попытки военного переворота 15 июля 2016 г. не только в причерноморской, но и во всей региональной политике Турции произошли серьезные изменения, что стало  приносить свои плоды.

Turan: 22 февраля с.г. Россия признала подконтрольные ей с 2014 года Донецкую и Луганскую народные республики, а 24 февраля вторглась в Украину, на что Запад, особенно США, отреагировали весьма  жестко, а Турция – сдержанно. Чем  Вы можете объяснить такое отношение: связано ли оно с реализацией политики президента Эрдогана, выраженной тезисом  «Я не могу отвернуться ни от России, ни от Украины» или сохранения Анкарой отношений с воюющими сторонами хотят Штаты?

Чичек: Западные санкции и осмотрительность  Турции имеют место быть не впервые. Даже когда Крым был оккупирован  Россией и страны Запада начали вводить против нее санкции, Турция несколько иначе отнеслась к этому. Анкара заняла специфическую позицию и в вопросе ядерной программы Ирана. Причина всего этого кроется  в степени искренности западных стран. Ибо Турция старается проводить сбалансированную политику, исходя при этом, прежде всего, из своих национальных  интересов.

Поэтому Анкара вынуждена  проявлять осмотрительность. Да, она  поступает как член НАТО, но, с другой стороны, по большому счету, в вопросе о санкциях Анкара старается соблюдать свою позицию. Впрочем, видно, что ни США и Евросоюз, ни Россию и Украину эта политика не слишком трогает. Но могут ли при хроническом характере событий  пути Турции и этих стран резко разойтись? Остается терпеливо ожидать того или иного  завершения  события. На самом деле, в Турции понимают, что основная цель санкций — Путин и созданная им система, и сколько бы санкции не продолжались, доходы  России от экспорта нефти будут оседать в швейцарских банках. По сути, в недавнем прошлом (например, при проведении  расследования  и судебного процесса в США в связи с Halkbank) Анкара уже сталкивалась с аналогичной  ситуацией, и одна из причин ее осмотрительности кроется в накопленном в подобных процессах опыте. Впрочем, думаем, что если ситуация обострится и претензии к Турции станут жестче, она  может пересмотреть эту позицию.

Turan: В развитии взаимоотношений Анкары и Киева последних лет немалую роль сыграли поставки последнему  БПЛА, начатые еще в марте 2019 года (при экс-президенте П. Порошенко), против чего Россия не выступает или не может выступить. Насколько большую роль в усилении позиций Турции в регионе могут сыграть поставки оружия?

Чичек: После попытки госпереворота 15 июля 2016 года  Турция усилила  свою оборонную промышленность, а производство и использование БПЛА (особенно ударных) обусловили существенное преимущество Турции в борьбе с терроризмом. Причины того, почему Москва не возражает против поставок Анкарой оружия Украине, надо искать в Сирии. Как известно, Турция считает PYD/YPG (1) террористической организацией, а Россия – нет, но они не делают из этого проблемы.

А поставки Анкарой  Украине  БПЛА – просто торговля оружием, и  возрази Россия этому, Турция может предъявить немало контраргументов.  Просто в европейской прессе роль БПЛА сильно преувеличена. Возможно, это связано или с попытками  ухудшить отношения между Анкарой и Москвой, или же с тем, что Европа, оказывающая Украине помощь оружием не на требуемом Киевом уровне, одобряет  применение БПЛА в этой войне.

Следует ожидать, что кроме роли, которую производство БПЛА сыграло  в усилении оборонной промышленности Турции, их эффективность в  российско-украинской войне усилит влияние Турции в последующих процессах.

Благодаря этому, действующий в традиционной внешней политике Турции принцип «Ты или друг, или враг» постепенно отходит на задний план. Сегодня задействована  политика либо соперничества, либо сотрудничества по регионам: так, Анкара и Москва могут проводить противоречащую  друг другу политику в Сирии или Ливии, но, например, в украинском вопросе Турция осуществляет свою, независимую политику и не сталкивается с резким протестом России против этого. Ибо, не сжигая все мосты с Россией,  Анкара одновременно, вносит свою лепту тому, чтобы Москва могла устоять на ногах. Полагаем, что происходящее надо  анализировать в таком ключе.

Turan: Вы анализируете мир таким, какой он есть, получая информацию из первоисточников, пристально и на  месте наблюдая происходящие в нем процессы, особенно в странах Ближнего Востока, Персидского залива и Северной Африки. Насколько определяющей может быть роль «украинской» политики Турции  в  дальнейшей политике Анкары  в названных Вами регионах?

Чичек: Политику Турции относительно Ближнего Востока и стран Персидского залива можно разделить на два этапа: на период до «Арабской весны» и после нее. В первом Турция не сталкивалась с серьезными проблемами в упомянутых выше регионах. И поддерживала тогда  Анкара «Братьев-мусульман», в основном, потому, что не было другой альтернативы, иной, кроме них, оппозиции против тамошних режимов. Арабские страны некоторое время стремились свергнуть Асада в Сирии, но вскоре отступили назад, например, Запад и Иран стали делить Сирию с Россией. Поэтому на Ближнем  Востоке и  в Персидском заливе Турция стала возвращаться к политике периода до «арабской весны». А подписанные  в этих условиях  соглашения с ОАЭ стали оказывать большое позитивное влияние на ход событий. И эти страны также начали сознавать, что отныне без участия Анкары невозможно будет  реализовать региональные проекты. 

Поэтому стало необходимо решать вопросы развития оборонной промышленности, сотрудничества и региональной интеграции. На фоне политики, проводимой на Ближнем Востоке и в Персидском заливе президентом США Байденом и не очень-то  нравящейся странам  региона, для последнего Турция стала особо значимой страной. По сути, Анкара давно уже держит на примете  Африку, особенно Сомали, куда вложила достаточно серьезный капитал. Положение  Сомали, а также Йемена, представляется очень важным в плане осуществления контроля над событиями в Персидским заливе.

Турция стала завоевывать существенные позиции в Северной Африке с одобрения как африканских  государств, так и народов. Однако к каким результатам это может привести  в контексте конкуренции США и Китая в Африке, на наш взгляд, пока еще слишком рано прогнозировать. Турция, выступая против войн  в Северной Африке, привержена развитию в рамках регионального сотрудничества. Наряду с развитием военной промышленности, доминирование Турции также  и вопросах торгово-экономического сотрудничества увеличит сферу благоприятных для него  возможностей.

Turan: Как повлияют радикальные изменения политики Анкары по оси Турция-Саудовская Аравия-ОАЭ на нынешнюю ситуацию  в регионе?

Чичек: Это зависит от изменений, сколько в политике Турции,  столько же и в политике Саудовской Аравии, ОАЭ и Израиля. Конкуренция в регионе между США и Китаем  вновь показала важность регионального сотрудничества. Если вы не доверяете Соединенным Штатам, вам необходимо укреплять региональное сотрудничество.

Одной        из сильных стран региона является Иран, а другой – Турция. Отношение стран Персидского залива к шиитскому  государству Иран сложилось окончательно, и ни о каком сближении с ним не может быть и речи. То, что, несмотря на всяческое  давление со стороны арабского мира, Анкара смогла, отправив в течение 24 часов войска в Катар, обеспечить безопасность, как его, так и  всего региона (2), показало  мощь Турции.

Такую же силу Анкары продемонстрировала занятая ею позиция в Ливии. Умеренная позиция, занятая в последние годы Турцией в  вопросах «Братьев-мусульман» и ХАМАС, привела государства Персидского залива к пересмотру своего отношения. Еще раз стала ясна причина незаменимости Турции  в деле обеспечения транспортировки энергоресурсов в Европу в условиях российско-украинской войны.

США вновь навязала Европе вопрос о силе, стойкости НАТО в этой войне, и Европа ухватилась за НАТО. Что же касается вопроса  энергетики, то здесь Турция все еще находится на важнейшей позиции: Анкара  заняла очень решительную и твердую  позицию по   транспортировке в Европу газа из  Египта, Катара, Ирана, а также  из  Израиля. После «Арабской весны» страны Персидского залива,  Северной Африки и Египет правильно проанализировали изменения, произошедшие  в региональной политике Турции, и каждая из них вновь обнародовала свои условия.

На наш взгляд, в регионе ускорятся процессы интеграции. И здесь очень высока вероятность возвращения  Сирии  в Лигу арабских   государств. Скорее всего, после ОАЭ и Израиля улучшатся наши отношения с Саудовской Аравией и Египтом. Основным здесь является вопрос о том, как Запад отнесется к этому сотрудничеству и смирится ли он с потерей рынка вооружений.

На фоне нападения России на Украину значимость Турции для НАТО, России и стран Персидского залива сильно возросла. Поэтому чем быстрее Турция у себя в стране обеспечит развитие демократии и усиление экономики, тем увереннее она вновь станет образцовой страной, что позитивно скажется  на странах Персидского залива. Все увидели, что сделала и что может сделать Турция в пространстве от Карабаха до Сирии и Ливии. Думаем, что если не грянет  экономический  кризис,  Турция  обретет и сохранит ясные  перспективы.

________

1. Вооружённые формирования  Высшего курдского совета или «Отряды народной самообороны» (курд. Yekîneyên Parastina Gel, YPG),    фактически являются боевым крылом курдской Партии «Демократический союз» (PYD) и ответвлением Рабочей партии Курдистана (РПК),  2015 года составляют основу также курдско-арабского оппозиционного альянса Сирийские демократические силы и   участвуют  в сирийском вооружённом конфликте (https://ru.wikipedia.org/wiki/Отряды_народной_самообороны, https://inosmi.ru/20211126/250998399.html).

2. См.: https://ria.ru/20170608/1496126844.html

Написать отзыв

Вопрос-ответ

Berlin görüşü, Prezidentin mesajları, Qərbin addımları – Azər Qasımlı Çətin sualda



InvestPro Azerbaijan Baku & Turkiye Istanbul 2024 – two conferences in one shot


Əziz Bakı şəhəri sakini!

Siz də Qlobal İqlim Dəyişmələri ilə mübarizəyə öz töhfənizi verə bilərsiniz

Dear resident of Baku city!

You too can contribute to the fight against Global Climate Change

Дорогой житель города Баку!

Вы тоже можете внести свой вклад в борьбу с глобальным изменением климата

Следите за нами в социальных сетях

Лента новостей