Последнее обновление

(12 минут назад)
thestatesman.com

thestatesman.com

Опубликован прогноз: падение мирового ВВП в 2020 г. составит 4,9%, поскольку пандемия совпала с назреванием очередного циклического спада в мировой экономике – таков уж високосный год. МВФ на радость определенных стран повысил прогноз цен на баррель нефти в 2020 и 2021 гг. до $36,18 и $37,54 за баррель соответственно. Полагают, что многие (в основном развивающиеся) страны не смогут в 2021 г. восстановить докризисные значения своего ВВП, так как рост в лучшем случае сможет лишь покрыть падение ВВП по итогам 2020г.

Прогнозируется, что ВВП ЕС упадет на 9%, а экономика США сократится на 6%, безработица в ряде европейских стран достигнет почти 10%. Все эти прогнозы однако даются без учета вероятности второй волны коронавируса, при которой уровень мировой экономики опустится ещё ниже, сильнее всего затронув развивающиеся государства.

Мировой счетчик работает бесперебойно: на 28.06. по данным университета Дж. Хопкинса заразились 10001527, число умерших от COVID-19 выросло до 499,1 тыс. человек. Лидером по количеству подтвержденных случаев остаются США с более 2,5 млн. зараженных, далее следует Бразилия - 1,3 млн., Россия – 600 тыс., Индия - 528 тыс. и Великобритания - более 311 тыс. По Азербайджану на вчера выявлено 534 новых случая инфицирования, 304 человек излечились, скончались пять человек.

На этот период в Азербайджане заразились 16424 человек, 198 скончались, 9026 - излечились, 7200 - продолжают лечение в больницах особого режима. В стране проведено 468967 тестов на выявление COVID-19 (менее 5%).

Почти во всех постсоветских странах более половины затрат ушли на еду, рост расходов сопровождается ростом цен, а выдаваемая государством помощь вызывает бесконечные нарекания. Нет ответа на вопрос, как долго такая помощь может оказываться в условиях продолжения пандемии, не говоря уже о предрекаемой многими «второй волны».

Обратимся к прогнозам.  Если взять за пример одну из лучших по борьбе с коронавирусом страну – Германию, то ее ведущие ученые и вирусологи полагают, что нам предстоит год карантинных ограничений, в течение которого должна появиться спасительная вакцина. При этом прогнозируется, что лето подавит вирус, однако его новая вспышка придется на зиму. Пессимисты напоминают, что до сих пор нет вакцины против таких вирусов, как ВИЧ, гепатит C, малярия и сифилис, поэтому не стоит особо надеяться на объявленные сроки появления панацеи. Скорее, надо рассчитывать на выработку у человечества коллективного иммунитета, которая может занять годы. Математики ФРГ также предупреждают о нескором окончании пандемии, поскольку ни один из смоделированных ими сценариев не позволяет надеяться, что удастся быстро преодолеть этот кризис.

Привлекает внимание в этой связи цитата: «Возможно, на пользу, прежде всего, россиянам старшего возраста пошла вакцинация советских времен. Тогда обязательной была прививка от туберкулеза с живыми возбудителями… Некоторые исследования свидетельствуют о том, что благодаря этой вакцинации иммунная система может лучше реагировать на коронавирус" – Х. Дамбек, К. Хебель. Один вирус - много диагнозов. – Der Spiegel, 24.06.

Как бы то ни было, вывод очевиден – человечество не было готово к разразившейся пандемии, которая породила бесчисленные вопросы стратегии выживания. Один из них - кого слушать: эпидемиологов или же экономистов? - ставится в содержательной статье К. Хульвершайдта «Спасать человеческие жизни или благосостояние?» (05.06, Süddeutsche Zeitung ). «То, что расчет "чем слабее ограничения, тем меньше экономический ущерб" не сработает, уже давно показали такие государства, как Япония и Швеция. Пример Германии, наоборот, показывает: тот, кто спасает человеческие жизни, не только действует гуманно. Он также укрепляет уверенность и доверие - два фактора, которые в разы важнее для восстановления экономической конъюнктуры, чем любое снижение налогов, любая программа по уменьшению бюрократии и любые теоретические дебаты об экономической свободе». Автор ссылается на опыт преодоления испанского гриппа (1918-1920-х гг.), который показал, что тогда с наименьшими потерями, как в здравоохранении, так и в экономике из кризиса вышли города, в которых были введены самые строгие ограничения. Он предупреждает, что вторая волна пандемии станет для экономики катастрофой.

Судя по той скорости, с которой страны «открываются» после карантина, эти советы вряд ли будут приняты до тех пор, пока не разразится повторная катастрофа. Очевидно, что этот процесс направляется беспрецедентным столкновением интересов ведущих экономик мира – США и Китая. Наиболее пострадавшим от пандемии США прогнозируют рекордные размеры дефицита и значительное снижение стоимости доллара при движении в зону отрицательных значений размера внутренних сбережений в США. Протекает этот процесс на фоне еще двух тревожных тенденций: производственный капитал Америки быстро стареет и всё сильнее изнашивается, а за семь недель пандемии в США без работы остались почти 33 миллиона человек. Как пишет С. Роуч, по прогнозам Бюджетного управления Конгресса, страну ждёт беспрецедентный дефицит федерального бюджета, который в среднем составит 14% ВВП в 2020-2021 гг.

Не лучше обстоят дела и в Китае, в десяти важнейших сферах экономики которого отсутствие реформ привело к зависимости от непрерывного роста долга и стагнации частного сектора. «Из-за пандемии ВВП страны упал по итогам трёх первых месяцев года на 6,8% - это первое  квартальное снижение ВВП в китайской новейшей истории. Впервые за более чем 25 лет Китай не стал публиковать целевые цифры темпов роста экономики» - пишут К. Руд и Д. Розен в статье «Китай на экономической развилке» - Project Syndicate (США, 24.06.).

Характерно, что многие аналитики отмечают «сверхсветовую» скорость событий в эпоху пандемии, когда решения все время запаздывают.

И немного о футуристике – будущем, которое прямо на наших глазах начинает осуществляться. Здесь в первую очередь обращает на себя внимание статья «Геополитика после коронавируса», представленная в Le Temps (04.05) Мохаммад-Махмудом Ульд Мохамеду - научным руководителем Женевского центра политики безопасности, профессором Женевского института международных отношений и развития. Автор усматривает четыре основные тенденции, складывающиеся в политическом мире: укрепление этатизма с авторитарной тенденцией, углубление милитаризации мира, нормализация практики надзора за гражданами и начало контрглобализации. 

Напуганные кризисами и пандемией общества сдают свои права крепнувшим государствам, которые все чаще во внутри- и внешнеполитической деятельности прибегают к «культуре войны».

«Надзор, установленный в качестве все менее подвергающегося сомнению глобального стандарта, добавит параметр необходимости к широко распространенному аргументу полезности. Все труднее прослеживать и контролировать те практики, которые были введены в чрезвычайной ситуации и без парламентских консультаций - так уже поступили Китай, Израиль, Россия и Южная Корея, введя отслеживание граждан, цифровой контроль за соблюдением ограничений на передвижение, требование распознавания лиц, и все это снова и всегда делается во имя священной безопасности».

И, наконец, активизация деглобализации, порожденная новыми ограничениями взаимосвязанности, по мнению автора, создаст не только экономическую, но и экзистенциальную уязвимость в обществах, приведет к усилению логики международного разобщения и национального протекционизма. Во всей этой негации автор усматривает нечто позитивное: возможно, случившийся общечеловеческий кризис научит нас лучше понять как мир, в котором мы живем, так и наше потребительское отношение к нему, которое ведет к «оруэллизации геополитики».

Между тем в мире складываются два оценочного суждения. Согласно первому из них, мир демократии оказался более эффективным в борьбе с коронавирусом,  чем авторитарные режимы, что согласно его сторонникам, показала практика противодействия пандемии таких государств, как Китай, Россия, Иран и т.д. Согласно The Washington Post (27.02.), государственные СМИ России и Китая сознательно сеют панику среди мирового сообщества, «заполняя информационное пространство ложью и перекрывая его для всех голосов, кроме одного».

Второе, напротив, обращает внимание на тот факт, что в мире еще до пандемии стал заметен отход демократии от пика своего распространения, рост антилиберальных и антиглобалистских настроений, ведущих к национальной замкнутости, росту национализма и ксенофобии, почти автоматически способствующих укреплению авторитарных режимов, росту их числа в мире. Эти настроения захватили западные страны, особенно по проблеме роста миграции и размыванию национальной идентичности.

Эти две оценки показывают, что пандемия способствовала поляризации политического мира, столкновению идеологий, которые далее не могут мирно сосуществовать. Наиболее радикальные наблюдатели проводят альтернативу: либо в результате борьбы с пандемией падут авторитарные режимы, либо страны демократии начнут поэтапный отход от неолиберальной идеологии, который подорвет основы капиталистической системы.

Появление более сбалансированных прогнозов в кризисную эпоху пандемии пока не проглядывается, но это не означает, что в скором времени они не появятся.  

 

Написать отзыв

Аналитика

İran Prezidentinin həlak olduğu hadisə Azərbaycan- İran münasibətlərinə təsir edə bilərmi? – Nəsimi Məmmədli Çətin sualda



Следите за нами в социальных сетях

Лента новостей