Последнее обновление

(54 минуты назад)
Йенс Столтенберг

Йенс Столтенберг

В марте 2024 года регион Южного Кавказа отметил важную, но недооцениваемую веху: 30-ю годовщину своего партнерства с НАТО в рамках программы "Партнерство во имя мира" (ПРМ). Визит Генерального секретаря НАТО Йенса Столтенберга в Азербайджан, Армению и Грузию 17-19 марта подчеркнул этот момент, предложив острые размышления о последних трех десятилетиях сотрудничества и о будущих обязательствах.

Запущенный в 1994 году ПРМ был направлен на укрепление военного сотрудничества между НАТО и государствами, не являющимися его членами, в первую очередь в Восточной Европе и на постсоветском пространстве. Первоначально программа охватывала 24 страны, но некоторые ее участники стали полноправными членами НАТО, в то время как сотрудничество с Россией и Беларусью было приостановлено в 2014 и 2021 годах соответственно. Цели ПРМ включают продвижение военных реформ, обеспечение гражданского контроля над вооруженными силами и развитие миротворческого потенциала.

Различные траектории Азербайджана, Армении и Грузии в их отношениях с НАТО отражают сложную геополитическую мозаику  Южного Кавказа. Каждая страна начинала со схожих перспектив, но с тех пор разошлись в плане политического и военного взаимодействия с Североатлантическим союзом.

Азербайджан авторитарная страна  не соответствующая европейским политическим стандартам с точки зрения отсутствия свободы, как выбора,  так и выражения. И в то же время, опосредственно сделал большой скачек в переходе на военный стандарты НАТО  через тесное сотрудничество с Турцией - второй армией альянса после США. Именно этот переход на натовские стандарты сыграл важную роль в победе Азербайджана над Арменией, продолжавшей развивать свои вооружённые силы в рамках советской военной доктрины. Единственным положительным достижением партнерства, о котором президент Алиев и генсек Столтенберг не без удовольствия упоминали в своих речах - это  энергетическая безопасность Европы, к которой еще добавилась  климатическая инициатива COP29. Именно эти два вопроса назывались генсеком тактической повесткой  для двухсторонних  отношений. Из переговоров в Баку следует, что азербайджанская «острожная» стратегия  сотрудничества с НАТО  остается в приоритете.

Армения с приходом к власти Никола Пашина в 2018 году на волне бархатной революции, разорвавшей цепь  недемократических выборов,  подошла к строительству новой демократии, которое нисколько не ослабло после поражения в войне с Азербайджаном.  В военной области страна продолжает разрываться между ОДКБ и НАТО, и вполне не безуспешно сворачивая  связи российской военной традицией. По последним данным армянской статистики  на Россию приходится только 10% закупаемых страной вооружений. Генсек посоветовал  Еревану развивать демократические начинания  и сотрудничество с НАТО в целях стратегической безопасности Армении и региона.

Грузия после прихода в 2003 году  к власти президента Михаила Саакашвили в результате революции роз, предприняла романтическую попытку стремительно ворваться в зону влияния  НАТО, но была остановлена российским вторжением в 2008 году, закончившимся отторжением Абхазии и Южной Осетии, что заблокировало дальнейшие устремления к вхождению  в блок. Вступление в альянс возможно только при условии восстановления территориальной целостности, что вынуждает Тбилиси балансировать в сложном танце между Брюсселем и Москвой. В этих условиях генсек Столтенберг  с пониманием посоветовал углублять демократию и реформы  для стратегической, но не тактической цели - вступление в НАТО.

Несомненно, что главной целью визита   генсека НАТО на ЮК было стремление подтолкнуть Азербайджан и Армению к  быстрейшему достижению мирного договора, что позволило бы устранить манипулирование армяно-азербайджанским конфликтом со стороны Москвы и тем самым ослабить  влияние России на обе страны. Алиев и Пашинян, каждый в свойственном ключе        заявили о желании достижения такого мира, но  в рамках возможного. Взгляд на мир, который включает условия мирного договора, демаркации границ и открытия коммуникаций, остается специфическим для Азербайджана и Армении, во многом сформировавшимся под давлением Кремля.

Кремль, который зорко следил за перемещениями Столтенберга между Баку, Тбилиси и Ереваном,  расценил визит генсека на ЮК, как очередное проявление попытки втянуть стран Южного Кавказа в зону Евроатлантического влияния. Официальный представитель МИД РФ Мария Захарова, комментируя визит генсека НАТО на Южный Кавказ,  сделала следующую ремарку: «В последнее время заметно активизировались западные эмиссары на армянском направлении. В частности они проталкивают программу индивидуально-адаптированное партнерство Армения-НАТО. Их усилия направлены на дискредитацию связей Еревана с Москвой, в идеале, на полное сворачивание наших контактов, западники этого не скрывают. Теперь хотят вбить клинья в наши отношения с Баку».

Столтенберг в ходе трехдневного путешествия по Кавказу пытался объединить разноплановые страны ЮК идей солидарности с Украиной, победа или поражение которой, как считают в Брюсселе,  предопределит и будущее и Южного Кавказа. Генсек и в Ереване и Тбилиси отметил, что победа России приведет к расползанию агрессии и в отношении региона:  «У России империалистические устремления, Украина оказалась препятствием на пути их реализации. Именно поэтому так важно продолжать нашу поддержку».

Хотя стран ЮК  и солидарны с борющейся Украиной, но при этом каждая из  них выстраивает свою систему национальной безопасности, где отношения с Россией имеют специфические моменты. Наиболее сбалансированные отношения с Россией у Азербайджана, который на политическом уровне занимает долгие годы равноудаленную геополитическую позицию и выстраивает приоритетные  экономические и логистические отношения  и с Западом, и с Россией. Армения мечется между западным  и северным альянсами в условиях отсутствия мира с Азербайджаном, и  не может не учитывать фактор России и ее интересы  в регионе. Грузия понимает, что ее Европейская интеграция не возможна без восстановления территориальной целостности, ключь от которого находится в Кремле. Она в поисках собственно модели  соблюдения балансов интересов. И пока делает это не безуспешно. «Мы понимаем, что членство в НАТО зависит не только от наших желаний. Между всеми странами (альянса) должен быть достигнут консенсус, чтобы Грузии предоставить членство в НАТО. Мы не наивные и понимаем, что у Грузии есть территориальные проблемы. Мы сначала должны решить эти вопросы, а потом стать членом НАТО»,  сказал тогдашний премьер-министр Ираклий Гарибашвили в июне 2022 года.

Премьер добавил, что политика правительства Грузии заключается в том, чтобы «восстановить территориальную целостность и суверенитет через мирные переговоры».

Из  результатов  визита Генерального секретаря НАТО Йенса Столтенберга в Азербайджан, Армению и Грузию  следует, что на фоне эскалации напряженности в отношениях между Москвой и Брюсселем позиция НАТО по укреплению сотрудничества на Южном Кавказе остается осторожной и взвешенной, особенно в свете продолжающегося конфликта в Украине. В условиях, когда призрак войны навис над Восточной Европой, Североатлантический союз не решается открыто наращивать свое участие в кавказском регионе до разрешения украинского кризиса.

Геополитические хитросплетения требуют от НАТО тонкого подхода, которому приходится балансировать между утверждением своего влияния на Южном Кавказе и избеганием дальнейшего обострения напряженности в отношениях с Россией. Следовательно, стратегические решения относительно расширения сотрудничества в регионе откладываются на послевоенный период, поскольку НАТО сталкивается со сложностями и неопределенностями, связанными с украинским конфликтом.

 

 

Написать отзыв

Кавказ

Чего добивается Россия в Армении, и что обещали Еревану на трехсторонней встрече в Брюсселе? - беседа с Тиграном Хзмаляном в программе "Çətin sual"



InvestPro Azerbaijan Baku & Turkiye Istanbul 2024 – two conferences in one shot


Следите за нами в социальных сетях

Лента новостей