Последнее обновление

(5 часов назад)
Александр Вилкул

Александр Вилкул

***

Александр Юрьевич, здравствуйте! Первый вопрос: что для вас 24 февраля 2022 года?

У нашего народа есть две трагические даты: 22 июня 1941 года – когда на нас напала фашистская Германия и 24 февраля 2022 года – день полномасштабного вторжения оккупационной российской армии на мою Родину - Украину.  Война застала меня дома. В пять утра меня разбудили и сообщили новость: Россия начала бомбить украинские города. Параллельно я получал информацию о прилетах ракет на территории двух воинских частей Кривого Рога. Я сразу же начал отдавать определенные распоряжения, связанные с обороной города.

Я знаю, что уже 26 февраля вы взяли на себя обязанности начальника военной администрации. Опишите первые проблемы, с которыми столкнулись.

Фактически я начал заниматься вопросами защиты города с первых минут вторжения 24 февраля. А узаконили мою должность 26-го февраля. Первым делом была заблокирована взлетная полоса в нашем международном аэропорту «Кривой Рог», строительной техникой для дорожных работ, это катки, асфальтоукладчики, больше 30 единиц техники, полностью выключена радиолокация. Решение было верным, так как на второй день была предпринята попытка посадки вражеского самолета. Транспортный самолет Ил-76 в сопровождении трех штурмовиков марки «Су» снизился примерно на двести метров. Военные увидели, что не могут совершить посадку и улетели.

На третий день большая колонна – триста единиц - вышла из Крыма, прошла Херсон, Николаев по объездной и направилась в сторону Кривой Рога. У нас были заранее подготовлены координаты геолокации, которые я передал нашим летчикам. Вначале штурмовик, а затем три звена вертолетов нанесли удары по вражеской колонне в районе Баштанки и вывели из строя примерно половину техники 150 единиц. В начале войны было много фото, как украинские фермеры тракторами тянут танки, ракеты, это запечатлено на украинской марке, а погашение её проходило недавно в Кривом Роге, потому что это событие связано с нашим городом.

Остальные сто пятьдесят единиц техники продолжили движение на Кривой Рог. На тот момент на всех въездах в южной части города расставлены БелАЗы – крупногабаритные грузовые автомобили. Мы выгнали их на трассу и прострелили колеса и картера, чтобы невозможно было их сдвинуть. Нам очень повезло, потому что первые две недели возможности перемещаться по грунтовым дорогам попросту не было: было очень грязно, оккупанты   могли продвигаться только по асфальту. Колонна дошла до Нового Буга и остановилась на расстоянии пятисот метров. Наши вертолеты нанесли еще один удар. К сожалению, без потерь не обошлось: сбили один вертолет. Колонна постояла на месте некоторое время, сделала полукольцо и ушла.

Если говорить о проблемах, с которыми мы столкнулись, самая главная – у нас не было армии. Только один батальон теробороны в стадии формирования, шестьсот нацгвардейцев и два миномета. Пришлось воевать подручными средствами.

В процессе оккупации Херсонской области противник начал продвигаться к Кривому Рогу. Мы готовились к обороне как могли: копали окопы, траншеи, противотанковые рвы. Кроме этого, с помощью гражданского населения, обычной промышленной взрывчаткой из карьеров, мы взорвали все мосты и тоннели в северной части Херсонской области, чтобы замедлить продвижение войск РА. И нам это удалось.

Затем уже подошла наша армия и заняла подготовленные позиции. Бои шли очень близко к Кривому Рогу, в нескольких сотнях метров.  Но благодаря мужеству и героизму наших солдат, противник был остановлен и в течение нескольких месяцев отброшен от Кривого Рога на пятьдесят километров.

То есть с первого дня эта война для Украины стала народной.

Да, у нас воюет не только армия. У нас воюет весь народ. Поэтому мы обязательно победим.

В Украине очень сильное волонтерское движение. Я так понимаю, что волонтеры помогают, в том числе, вам. Вы могли бы об этом что-то рассказать? Бывает ли такое, что волонтеры неосознанно мешают вам выполнять вашу работу?

Не мешают. Но на самом деле весь гарнизон Кривого Рога и все войска на нашем направлении – это мобилизованные лица. У нас нет кадровых бригад. Это либо территориальная оборона, созданная с нуля, либо мобилизированное подразделение. Поэтому необходимо решать множество вопросов. Криворожская военная администрация, которую я возглавляю, часто решает эти проблемы именно за частные деньги. Мы купили более десяти тысяч бронежилетов, касок, комплектов формы, более трехсот восьмидесяти автомобилей (грузовики, пикапы, джипы, машины скорой помощи), почти сто пятьдесят квадрокоптеров, сотни генераторов и многое другое.  Плюс, конечно же, в решении этих вопросов волонтеры оказывали содействие. Они большие молодцы!

Фактически, Кривой Рог – прифронтовой город. Расскажите, что такое жизнь прифронтового города в 2022 году.

Первое – все, что может быть использовано для помощи нашей армии, используется. У нас более ста единиц техники; ежедневно строят противотанковые рвы, доты, дзоты, укрепрайоны. У нас многоэшелонированная линия обороны. Половина техники – коммунальная, другая половина – с промышленных предприятий. И все это тоже делают обычные люди! Это экскаваторщики, водители. Причем на передовой экскаваторщиком быть опаснее, нежели солдатам в окопе, они всегда являются первой мишенью.

Второе – система медицинской помощи. Есть опорные больницы, больницы стабилизации, пункты, куда отвозят после стабилизации.

Не менее важный вопрос -  помощь беженцам. На данный момент в Кривом Роге их более семидесяти тысяч, то есть, более десяти процентов населения города. Половина из Херсонской области, половина из других двенадцати областей Украины. Мы подготовили восемьдесят девять мест компактного проживания для тех, кто не может снять квартиру. Это общежития, школы, детские сады.  Мы оказываем людям социальную и медицинскую помощь, кормим три раза в день. Фактически, сейчас мы кормим бесплатно сорок тысяч человек три раза в день.

И, конечно же, помощь военным. Сейчас город живет фронтом, интересами армии.

То есть, лозунг: «Все для фронта! Все для победы!» - это о Кривом Роге сегодня.

Сто процентов. Половину своего времени я нахожусь в городе, а другую половину в Херсонской области на фронте. Так надо! Как надо, так и делаем!

Вы упомянули, что вам приходится решать вопросы медицинского обеспечения, в том числе. Все знают, что Украина получала медицинскую помощь. Оказался ли Кривой Рог в зоне этой помощи, или все-таки приходится делать все своими силами?

Мы работаем с «Врачами без границ». На нашем направлении их около десяти человек. Кривой Рог – это лишь часть направления, оно более ста пятидесяти километров. Есть какое-то количество гуманитарной помощи, но 99% вытягивают на себе коммунальные учреждения и бюджет города. Задача военных медиков – вытащить раненых с линии фронта и доставить в пункт стабилизации. После этого начинают работать гражданские.

Война – это трагедия. Но даже в трагические времена случаются светлые моменты. Могли бы вы что-нибудь рассказать из того, что вам запомнилось за эти пять месяцев?

Это все наши успехи на фронте. Был ряд ключевых моментов. Все-таки мы отодвинули линию фронта на пятьдесят километров. В том числе это события, связанные с нашими штурмовыми действиями по взятию определенных населенных пунктов, не буду говорить их названия.

Я знаю, что вы не любите вопрос о том, когда закончится война, и не буду его задавать. Главное – она закончится победой. Мемуары будете писать?

Посмотрим. Сейчас не думаю об этом. Я не люблю этот вопрос, потому что люди, которые его задают, дают себе неправильную установку. Я лично считаю, что война будет долгой. Россия – огромное государство с большими ресурсами. Поэтому я считаю, что война, к сожалению, будет долгой, и ее выиграют «марафонцы». Мы должны стать «марафонцами». Я считаю, что каждый украинец сегодня должен каждый день задавать себе другой вопрос: «Что я сделал для победы?», «Что я сделал, чтобы приблизить победу?». И тогда война закончится раньше. 

Вы несколько раз использовали термин «марафонцы». Могли бы вы объяснить людям, для которых русский язык не является родным, что вы имеете в виду, произнося это слово?

Есть спринтеры – спортсмены, совершающие забег дистанцией сто метров за короткое время. Человек бежит и расходует все свои силы за этот промежуток времени. В начале войны у нас именно так и было. Но сейчас нужно взять себя в руки и понять, что бежать надо не сто метров. Дистанция увеличилась. Сейчас мы участвуем в марафоне на сорок два километра. Соответственно, должны понимать, что будем делать сегодня и завтра, чтобы раньше времени не выдохнуться. Усталость от войны неизбежна. Война увеличивает уровень безработицы, снижает уровень жизни. Все это есть, и все это будет. Важно понять, что это те испытания, которые предстоит пройти нашему народу, чтобы победить в войне!

Каждое событие в истории порождает какие-то символы. Один из таких символов – ваш головной убор. Он имеет для вас какое-то особое значение, или это просто удобно?

Это своего рода талисман, который связан с определенными событиями моей жизни. Пусть это пока останется тайной. (Смеется).

Что бы вы хотели сказать людям за пределами Украины, которые прочитают это интервью?

Я хотел бы, чтоб все понимали то, что происходит сейчас – не локальный конфликт России и Украины. Это конфликт мировоззрений. В России за последние тридцать лет создана тоталитарная идеология, я бы даже сказал, тоталитарная секта. Эта псевдорелигия включает в себя внешние элементы православия, хотя истинное православие тут ни при чем. Плюс искаженное восприятие победы во Второй мировой войне. Плюс какие-то элементы культа Ленина и ритуалы поклонения «ядерной кнопке». Сегодня они напали на Украину, завтра они нападут на Прибалтику, послезавтра решат напасть на Азербайджан и так далее. Мы здесь воюем не только за свою Родину. Мы воюем за общемировые ценности! И мы должны остановить Россию!

Слава Украине!

Смерть ворогам!

Написать отзыв

Вопрос-ответ

Следите за нами в социальных сетях

Лента новостей