Последнее обновление

(11 часов назад)
Генпрокуратура в роли цензора?

В последние дни Генеральная Прокуратура несколько раз подряд выступила с предупреждением в адрес представителей  медиа-субъектов и пользователей  социальных сетей.

В последнем сообщении пресс-службы Генеральной Прокуратуры по этому поводу говорится – «проведенными мониторингами установлено, что при публикации информации в СМИ в ряде случаев не соблюдались требования статьи 14.1.11 Закона Азербайджанской Республики «О медиа», то есть о беспристрастном и объективном изложении фактов и событий, недопущении односторонности».

В сообщении указано, что Сахавет Мамедов, Ровшан Мамедов, Зульфугар Алескеров, Эльгюн Рагимов, Физули Гахраманы, Зейнал Бахшиев и Руслан Иззетли были в соответствии со статьей 22 Закона «О прокуратуре» предупреждены о недопустимости в будущем подобных негативных явлений.

Ранее, а именно 27 июля, Генеральная Прокуратура заявила, что пользователи социальных сетей, руководитель сайта «jamaz.info» Ибишбейли Фикрет Фарамаз оглу, руководитель сайта «miq.az» Алышов Агиль Балабек оглу, житель города Ширван Исмаил Эльчин Ханкарам оглу, житель Лянкяранского района Джаббарлы Али Аллахверди оглу и жительница Хачмазского района Фаталиева Нурана Этибар гызы в соответствии со статьей 22 Закона «О прокуратуре» были предупреждены о недопустимости в будущем подобных негативных явлений.

Кроме того, в отношении Тофика Тахмураз оглу Шахмурадова начато производство по делу об административном правонарушении по статье 388-1.1.1 Кодекса об административных правонарушениях, решением Низаминского районного Суда была избрана мера осуждения административный арест на срок 1 месяц.

Имеет ли Генеральная прокуратура такие полномочия? Допускают ли это законы?

На эти и другие вопросы ASTNA отвечает руководитель Правовой Медиа-Группы Халид Агалиев.

* * *

Вопрос: Халид бей, имеет ли Генеральная прокуратура право предупреждать  журналистов,  медиа и пользователей  соцсетей?

Ответ: Прокуратура – структура обладающая широкими полномочиями, она в случаях и порядке, предусмотренных законом, осуществляет контроль за исполнением и применением законов. Что же касается медиа, то Генеральная прокуратура обязана расследовать достоверность информации, содержащейся в конкретных публикациях, и в таких случаях, безусловно, имеет право расспрашивать авторов этих материалов.

Но медиа, пресса - это специфическая сфера. Прокуратура в своей деятельности защищает общественные интересы, выступает из этих интересов. Функция СМИ, в сущности, не сильно отличается, задача   журналистов, в том числе польза, которую приносит журналистская деятельность обществу, не должна считаться менее важной, чем та, которую выполняют отдельные государственные органы, в том числе и прокуратура. С этой точки зрения,  обращение с медиа,  с журналистами требует чуткого подхода. Да, согласно законодательству, прокуратура может с целью отвратить от совершения правонарушений вынести официальное предупреждение гражданину или должностному лицу.  Однако к этому положению следует подходить в максимально  узком смысле. Содержание профессиональной деятельности журналиста таково, что допущение им каких-либо нарушений должно выясняться в судебном порядке. Может ли прокуратура или  иная структура, или человек знать, является  распространяемое журналистом клеветой или оскорблением?  А вдруг контент, предположительно считающийся оскорбительным, будет воспринят адресатом с удовлетворением?   Или допустим, какой-либо секрет. Если контент секретный, то ответственность  должен нести ответственный за это субъект. Если подытожить, то предупреждение журналистов по поводу написанного ими или того, что они напишут,  с точки зрения права на свободу выражения мнений недопустимо.  Наша Конституция запрещает цензуру. Такие предупреждения категорически не соответствуют этой норме  Конституции. Вызов журналистов в государственные структуры за их статьи, подвержение их закрытым допросам - это запугивание этих, как впрочем и остальных журналистов, принуждение их к цензуре.

Вопрос: Что гласят законы? Генеральная прокуратура ссылается на Закон «О медиа», Закон «Об информации, защите информации и информатизации», Закон «О прокуратуре», Кодекс об Административных Правонарушениях.  Выходит, во всех этих законах есть положения, регулирующие медиа?

Ответ: За последние 5 лет в законодательство были внесены значительные изменения, затрагивающие медиа. Первым шагом было внесение изменения в Закон «Об информации, защите информации и информатизации». Это изменение регламентировало какую информацию можно распространять, а какую нет. Параллельно в Кодекс об Административных Правонарушениях были добавлены положения, предусматривающие ответственность за нарушение изменений, внесенных в этот закон. Обе эти поправки создают возможности широкого, произвольного, непропорционального вмешательства в право на свободу выражения мнений. Эти положения не соответствуют ни Конституции страны, ни положениям ст. 10 Европейской Конвенции. Что же касается положения Закона «О прокуратуре», применяемого к медиа и  журналистам, то оно наделяет прокуратуру такими полномочиями, как официальное предупреждение гражданина или должностного лица с целью предотвращения нарушений закона. Применительно к журналистам, это довольно расплывчатое, выглядящее ошибочным положение. Там используется выражение, которое может быть по-разному понято, по-разному применено, например, «отвратить от нарушения закона». Если речь идет о правонарушении, то за это есть ответственность, это может быть административная, гражданская или уголовная ответственность, и ее должны применять суды. В свете этого положения учреждение института предупреждений журналистам несовместимо с Конституцией, договорами, участницей которых является наша страна, и свободой медиа в целом.  Что касается нового Закона «О медиа», то нет необходимости пространно говорить о его содержании, недавно Венецианская Комиссия Совета Европы заявила, что «такой закон не может применяться в европейской стране». В целом, к сожалению, за последние 5-6 лет сформировалось довольно реакционное медиа-законодательство, и наша страна, общество от этого еще успеет настрадаться.

Вопрос: В предупреждении Генеральной прокуратуры не говорится, кто из указанных лиц является представителем медиа, а кто-пользователем социальной сети. Позволяет ли это утверждать, что опасения того, что «этот закон распространяется на все социальные сети и их пользователей», были не напрасны?

Ответ:  Применение санкций на основании нового Закона «О медиа»  - самое большее - это затягивание времени. Поскольку, этот закон не соответствует ни положениям нашей Конституции, ни международным соглашениям, касающимся свободы выражения мнений к которым присоединилась наша страна. Ни для кого не секрет, что политика правительства заключается в том, чтобы держать под контролем все медиа. На это также указывают все положения нового закона. Надеюсь, наши суды дадут справедливую оценку этим спорам и примут решения, искореняющие порочную практику. Если это не произойдет, то такие споры получат должную оценку в Европейском суде.

Вопрос: С чем может быть связано то, что Генеральная прокуратура делает в такой форме одно предупреждение за другим?  О чем это говорит?

Ответ: Подчеркивая также важность предотвращения распространения контента, охраняемого законом, следует отметить, что жесткое вмешательство в право  людей свободно говорить, делиться своими мыслями ничего хорошего не сулит. Любое зло порождается в том числе лишением людей возможности говорить и обсуждать. Напрасно ждать позитивного результата от оказания на людей давления, создания затруднений, принуждения их мыслить в определенных рамках.  В последние годы, просматривается следующая тенденция - правительство пытается установить также как на другими СМИ, контроль над более или менее независимыми интернет-медиа. Возможно, серия предупреждений  - проявление такого намерения.

Вопрос: Что нужно сделать, чтобы подобные случаи?

Ответ: Свобода выражения, прессы считается краеугольным камнем построения демократии, без этой свободы рано или поздно все стены, которые мы строим, обнаружат свои изъяны и кривизну. Упомянутые вами случаи непосредственно вредят свободе выражений, медиа. Свобода журналистской деятельности, сбора, передачи информации не может быть ограничена только распространением информации, добровольно предоставляемой государственными органами, должностными и отдельными  лицами. Государственные органы должны отказаться от такого обращения с журналистами, пользователями социальных сетей, менять порочную практику.

Написать отзыв

Вопрос-ответ

Следите за нами в социальных сетях

Лента новостей