Последнее обновление

(3 часа назад)
ТАСС

ТАСС

Советская республика, вступившая во Вторую мировую войну в 1941 году с населением 9 092 000 человек, утеряла из него свыше четверти, а к 2019 году лишь не намного превысила довоенное число жителей - 9 475 702. С самого учреждения ООН Белоруссия была членом этой влиятельной международной структуры. С территорией 207 595 км², почти в три раза меньшей территории Украины со второй половины 70-х Белорусская ССР не только была не дотационной, но и до четверти своего совокупного ВВП трансформировала в субсидии остальным союзным республикам.

Правительство республики во второй половине 1990-х гг. отказалось от политики «шоковой терапии» и перешло к созданию белорусской модели социально ориентированной рыночной экономики. Это позволило реанимировать белорусскую систему народного хозяйства. Республика Беларусь одной из первых в СНГ преодолела последствия экономического кризиса, вызванного распадом СССР, и заняла лидирующие позиции в темпах наращивания экономического и социального потенциала. Страна добилась несомненных успехов в проведении социальной политики, избежав при этом многих издержек переходного периода. Руководству страны удалось обеспечить нормальное функционирование систем образования и здравоохранения, наладить качественную инфраструктуру. Однако на современном этапе выявились несомненные стагнационные тенденции экономического и социального развития, как в связи с общемировым экономическим кризисом и пандемией, так и, видимо, с исчерпанностью инновационного потенциала белорусской политической модели.

В отношении к Беларуси нет равнодушных людей и стран: вам либо изложат поэму в прозе об общенародном государстве благоденствия, либо расскажут страшную сказку про сползающую к тоталитаризму автократию, возглавляемую последним диктатором Европы. На время забудьте о пропаганде, эти оценки идут от самого сердца самых что ни на есть признанных специалистов местного и международного розлива.

В отношении к Беларуси нет и равнодушных политиков и государств: их оценки также полярно противоположны, но идут они из глубин их понимания национальных интересов своих государств.

В политическом плане Беларусь исчерпала потенциал технологии лавирования между Россией и Западом, а потому возникает очевидная проблема решительной корреляции внешнеполитического курса страны. То, что время такой корреляции совпало с очередными президентскими выборами, придает ситуации особый драматизм.

Собственно назвать очередными предстоящие выборы весьма сложно, поскольку впервые одному кандидату удалось сплотить вокруг себя почти все оппозиционные силы, и создается впечатление, что все технологии «победы», придуманные лично А. Лукашенко и его силовым окружением, попросту перестали действовать. Может быть и потому, действующая власть прибегает к чрезвычайным технологиям, позволяющим им, в конце концов, прибегнуть к сценарию отмены выборов или их результатов.

Среди этих технологий так называемая «опера Вагнера»: обвинение 33-х лиц из российской группы наемников частной военной компании (ЧВК), прибывшей в Минск, в поддержке оппозиции на предстоящих президентских выборах. Пройдет некоторое время (уже после выборов), прежде чем мы узнаем одну из трех целей приезда в Беларусь членов ЧВК «Вагнера»: следование в очередную горячую точку через аэропорты «непандемийного» Минска, поддержка 37-летней домохозяйки Светланы Тихановской в ее стремлении стать президентом страны, или банальная поддержка Александра Лукашенко. Злые языки вообще утверждают, что наемников «отправили именно для того, чтобы их задержали». Впрочем, это не столь важно для констатации, что отношения между Москвой и Минском достигли пика своего противостояния с 2014 года, когда Беларуси пришлось балансировать между Россией и Западом, между Киевом и Москвой, приступившей к политике открытой экспансии. И это в условиях, когда проект создания Союзного конфедеративного государства в глазах Минска все больше превращался в процедуру поглощения Беларуси гигантским соседом. Один из вариантов использования «вмешательства Москвы» – отмена выборов в случае предчувствия плохого исхода (или их итогов).

Кирк Беннетт (отставной сотрудник Госдепа, курировавший постсоветские страны) касательно Лукашенко пишет (The American Interest, США): «У него была реальная популярность в среде сельских тружеников и избирателей из рабочего класса, а также сред пенсионеров… Лукашенко стал символом всеобщей белорусской тяги к возвращению советской стабильности, и в этом качестве батька не особенно и нуждался в массовых репрессиях для сохранения своей власти. Ему всегда хватало нескольких своевременных, высокоточных репрессивных действий». Но сегодня, по мнению К. Беннетта, вокруг Лукашенко стала складываться аура уязвимости, поскольку в какой-то момент стабильность стала застоем, требующим реформ и смены лидера в Беларуси. Эта уязвимость усиливается растущим недовольством Москвы, вложившей в идею конфедерации (а точнее в Беларусь) порядка $100 млрд. и в настоящее время вынужденной искать силовые методы принуждения Лукашенко к союзу. Один из них – ставка на выходцев из бывшего и сегодняшнего окружения Лукашенко (Виктор Бабарико - председатель Газпромбанка, Валерий Цепкало - бывший первый зам министра иностранных дел и экс-посол Белоруссии в США) – как бы успешно отбит, но взамен Лукашенко получил объединенный фронт оппозиции. Тем самым «батька» отдал свой главный козырь и теперь Путину решать, оставлять Лукашенко действующим лицом драмы постсоветской реинтеграции или сменить его более покладистым персонажем.

В этой связи аналитики рассматривают самые различные сценарии вплоть до военного вмешательства России в дестабилизированную итогами выборов Беларусь, услужливо напоминая, что, как и в Украине 2014 года, у России есть войска на территории Беларуси и открытая граница между двумя странами. Сценарии военного вмешательства в Беларуси рассматриваются и западными аналитиками, хотя большинство из них считает, что это не прогноз, а предупреждение с целью консолидации общества и политической оппозиции страны.

Как бы то ни было, очевидно, что предстоящие выборы будут самыми необычными в Беларуси, как по своим итогам, так и последствиям ближайшего будущего. Даже если Лукашенко удастся победить на выборах с его 20-25% поддержки избирателей, далее перед ним все равно останется жесткая альтернатива, продолжить репрессии, потенциал которых почти исчерпан, или начать реформы, о которых этот претендент имеет самое слабое представление, высказанное в предвыборных речах. Политологи считают, что сегодняшний политический лидер Беларуси ничего не может предложить тем, кто хочет перемен, а его обращение к прошлому более не вызывает сочувствия в обществе.

Пример, который продемонстрирует Беларусь 9 августа, станет уроком для всех постсоветских государств, объединенных в СНГ. Сегодня в Беларуси в избирательную кампанию включилось большое количество людей, которые раньше политикой не интересовались, но были возмущены произвольным игнорированием их мнения о том, кто может быть президентом страны. Репрессии, напротив, революционизировали в целом законопослушный электорат, который теперь может обратить внимание на далеко не законные методы утверждения своего желания перемен. Свидетельство – понимание бесплодности очередного смирения, отказ от бойкота выборов и объединение электората вокруг одного оппозиционного кандидата, обещающего в случае победы провести новые выборы с участием всех тех, кто различными путями был лишен этой возможности.

Как говорит независимый аналитик Сергей Чалый, Александру Лукашенко после победы на выборах вряд ли удастся вернуть любовь народа, а купить – денег нет.

 

Написать отзыв

Аналитика

Следите за нами в социальных сетях

Лента новостей