Последнее обновление

(2 часа назад)
Vladimir is waiting for Tayyip. Tehran

Vladimir is waiting for Tayyip. Tehran

Видимо, лидер России был убежден, что в Тегеране совместными с главой иранского государства усилиями можно будет добиться от президента Турции принятия нужных себе решений. Однако начатая им война против Украины, так сбила его с панталыку, что он забыл:  оказывая  с  2018 года в Сочи, Москве и Тегеране  давление на хорошо известного ему Эрдогана, он так и ничего не добился. И то, что В.Путин передал привет Р. Т. Эрдогану от президента Азербайджана И. Алиева, скорее всего, говорит об этой его  растерянности (хотя это может быть истолковано также и в других аспектах).  

Да и Тегеран на сей раз как-то более дерзко вел себя на переговорах.  Иран, решив, что грех упустить оказию,  выпавшую с началом нападения России на Украину, ввел  в Сирию членов своих сил специального назначения и издавна поддерживаемой им террористической организации «Хизбуллах», и, добавив свою помощь  Асаду к  безоговорочной поддержке последнего Кремлем, упорно верит, что тем самым сможет воспрепятствовать Турции провести операцию по ту сторону своей границы, словом, ведет себя почти как хозяин положения в Сирии.

В Тегеране   Р. Эрдоган не только сохранял невозмутимость, но и в рамках турецкой государственной традиции, идущей от Османской империи,  вернул  должок  В. Путину, заставившему  его  6 марта 2020 года в Кремле ждать в зале более двух минут.  

Встреча в столице ИРИ  отнюдь не была «развитием Астанинского формата», как это пытаются представить  слепо обожающие Россию колумнисты. Разве можно развивать мертворожденный в феврале 2017 года процесс? Достаточно беглого взгляда на подобные толкования, чтобы представить себе горемычное положение отдельных турецких писак.

По сути, лучше всех к Тегеранскому  саммиту президентов  России, Ирана и Турции оказался подготовленным  Р. Эрдоган. Ибо он знал, что  В. Путин  вновь потребует вывести джихадистов из Идлиба, а И. Раиси – отказаться от проведения Анкарой операции на северо-востоке Сирии, и потому  главе турецкого государства нетрудно было отразить их наскоки.

Впрочем, не осталось незамеченным, что президент Турции прибыл  в Тегеран вовсе не для того, чтобы защищаться, а чтобы твердо  и активно отстаивать  свою позицию по всем  вопросам повестки, что он и сделал.

Как известно, на голосовании в СБ ООН Россия наложила вето на пролонгацию  на 1  год оказания гуманитарной помощи скандинавских стран Сирии через турецкий пограничный пункт Чильвегёзю, и с 1 июля через северные районы Сирии ее не получают.  Но на самом деле Москва этим шагом закрывает доступ  в Сирию с территории страны-члена НАТО. Россию и без того беспокоит  наличие аналогичного доступа в Азербайджан, с которым 22 февраля этого года она подписала Декларацию о союзническом взаимодействии.

Иначе говоря, когда Москва, исходя из своей логики, сочла, что «зажала Турцию с двух сторон», и, еще более активизируя  своего исконного и  вечного союзника –  тегеранский  режим,  возмечтала  не только воспрепятствовать военной кампании Анкары  в Сирии, но также положить конец ее присутствию там, президент Эрдоган  с помощью отменной  наступательно-тактической разработки  развеял  ее  мечты.

Ну а то, что г-н Эрдоган уже после «Тегерана-22» открыто обвинил   президента Байдена в пособничестве  сосредоточенным  на северо-востоке Сирии террористическим группам  курдов-сепаратистов, никак не влияет на  основную  цель:  безоговорочная  помощью  НАТО, если Турции в Сирии будут угрожать Россия и Иран.

Одна из основных  причин решительных действий Эрдогана на встрече в Тегеране состоит в предсказуемости того, что НАТО была бы весьма довольна, возникни  в Сирии конфронтация между Турцией и  Россией  (с Ираном или без  него).  При идущей в Украине войне противостояние в Сирии вынудит Россию или открыть второй фронт, что  ослабит ее, или же отказаться от конфликта, что позволит Турции контролировать гораздо большую территорию Сирии. А если Иран вздумает поддержать Россию, легко можно догадаться, какова будет реакция богатых арабских стран, с которыми Турция уже наладила отношения. Ну а об изменении традиционной позиции Израиля не может быть и речи.  Так что если нерешенность каких-то важнейших вопросов на саммите в Тегеране  обусловит  конфликт между  Россией и Турцией в Сирии, то это будет  весьма  желанной для НАТО ситуацией.

Вот почему принципиальность, продемонстрированная  президентом Турции Р. Т.  Эрдоганом в Тегеране, усилила позиции Анкары  в кратко-, средне- и долгосрочной перспективе. И следующий  в данном контексте  шаг, который Турции необходимо сделать не медля,   состоит в  отказе от закупленных у России 3 года назад, но так и не использованных  ракет  С-400 и во что бы то ни стало, ускорить интеграцию с НАТО в области вооружений.

Думается, что сделать это 70-летнему члену НАТО вполне под силу.

Написать отзыв

Большой Восток

Следите за нами в социальных сетях

Лента новостей