Последнее обновление

(8 минут назад)
Интервью о Национальным совете и едином кандидате (часть II)

Есть мнение, что события в Арабском мире в Турции оказывают влияние на Азербайджан и подстегивают протестные настроения в обществе, так ли это?

Да конечно, эти события оказывают влияние на общественное мнение, но есть другая сторона медали. Также как и в этих обществах это стало востребованным  у нас тоже. Мы не должны говорить о том, что здесь  есть какое-то зарубежное влияние и под этим зарубежным влиянием общество становится на какой-то путь, например ложный, как считают власти. Но это факт, что в самом обществе существует потребность к переменам. Другое дело, что опыт того, что происходит вокруг, изучается всеми. Мы сегодня, как на базаре. Мы можем выбирать: египетский, сирийский, ливийский, тунисский, грузинский варианты, пожалуйста. У нас как у народа, общества есть шанс в этом году что-то выбрать. И все зависит от того, какой выбор сделает общество. И пусть никто не говорит, что я здесь не причем, меня здесь  не было – это реальная ситуация.

И действительно международная обстановка в мире, в котором мы живем, а мы часть этого сообщества, и особенно  регион Ближнего Востока, где под боком у нас все и происходит, а также Грузия, Россия – все они рядом. И эта новая международная обстановка – это свершено новая ситуация – ее не было в 2003 и 2008 годах. Это факт и это первое. Второе,  международная обстановка и процессы которые идут в этих странах,  говорят о том, что поменялись принципы, критерии. Вместо принципа  «стабильность во чтобы то ни было», пришел принцип  «реформы во чтобы то ни было».      Раньше важным  была стабильность, не важно, что в какой-то стране  сидел  диктатор, политика строилась на медленном, постепенном реформировании общества. Сейчас вопрос стоит несколько по-другому:  во что бы то ни стало       реформы, если даже будет кровь или  что-то другое. Главное, чтобы быстро реформировать. Это связано с тем, что и международные игроки в своих интересах спешат, общества уже напряжены, и также спешат. Вы говорили о примере Турции. В этой стране власть обычно меняется путем выборов, иногда    путем военных переворотов. Но в последнее время власть менялась путем выборов. Власть сменяется в результате теста общества через выборы .Думаю, что в Турции это так и произойдет. 

С другой стороны ситуация показывает, что Европейский союз, Запад хочет, чтобы мы в Азербайджане повторили опыт  1918 года (создание Азербайджанской демократической республики, Ред.). Об этом говорил посол США Метью Брайза в 2011 году, который заявил, что Запад  хочет, чтобы Азербайджан стал примером для всего мусульманского мира, как и в то время, продемонстрировав переход от авторитаризма к либеральной демократии эволюционным путем, но быстро.  И естественно Европа и западный мир желают, чтобы Азербайджан перешел к демократии эволюционным путем. Но опять я повторяю, что тезис «реформы во чтобы то ни было»  стоит на повестке дня.

Но наша власть сопротивляется этому, придумывает разные доводы, причины, чтобы замедлять эти реформы, замедлять процессы евроинтеграции.  Мы видим это на лицо. В этом смысле наша власть вошла в конфликт с международным сообществом. Что интересно, конфликт уже не только с Европой, Соединенными штатами, Турцией, но и с Ираном и Россией. То есть у Азербайджана в этом регионе остался только один союзник – это Армения, которая меньше всего хочет, чтобы эта власть поменялась, потому что режимы  похожие, и они друг друга понимают и в нужный момент друг другу помогают. С Грузией тоже напряженные отношения и визит  Иванишвили  в Азербайджан это продемонстрировал. Это связано с проектом железной дороги Баку-Тбилиси-Карс, газовыми поставками и т.д.  Вот это тоже важный момент, отличающий от выборов 2003 года - у азербайджанского правительства нет внешних союзников.

Второе, общество. Отличие от тех периодов заключается в том, что тогда катализатором процессов выступала оппозиция. И это происходило в момент выборов, шла выборная кампания, агитация и таким образом общество приходило в движение. В данный момент общество без оппозиции пришло в движение. Намного раньше, чем ожидалось. У нас обычно оживление приходилось на весну, лето, а в этот раз все началось осенью прошлого года. Даже можно сказать все началось с губинских событий марта прошлого года, и затем все уже было в движении – усилилось в конце осени и бурно проявило себя в начале этого года, в холодное время. Можно сказать, что январь  был апрелем или маем. И еще один новый момент – общество требует перемен. Это факт. Молодежь как ударная сила,  вышла и показала себя. Были два митинга на площади Фонтанов. После первого были аресты, попытки напугать. Даже    я думал, что молодежь не выйдет на вторую акцию, но молодежь вышла и показала, что она готова, готова бороться.  Все что происходило потом, после арестов,  замораживание акций, -  это тактический ход и все это проявит себя в ходе выборной кампании.

Идем дальше, третье, раньше в оппозиционном лагере шли споры о том, кто будет единым кандидатом, и это было самой главной проблемой для ее объединения. Каждый видел себя президентом, никто ни кому не хотел уступать. Сейчас, и я говорил с оппозиционными лидерами, для них важное не то, кто будет единым кандидатом, а главное, чтобы эта власть ушла. То есть всех объединяет  одна идея – во что бы то ни было сменить эту власть.

И последнее   - это интеллигенция.   У нас она сама вышла на арену борьбы  и стала катализировать процессы. Обычно она находилась на обочине процессов и поспевала тогда, когда процесс начинался. В данном случае интеллигенция стала активно вовлекаться в общественную жизнь – выступать оппонентом властей. Это очень важный момент.

Эти все компоненты новые для нынешней ситуации и их нельзя сравнить ни с ситуацией 2003 и 2008 годов. Поэтому ситуация на выборах будут очень интересной и  сложной.

Есть также еще один момент – соотношение социально-экономической ситуации  и свободы. Есть очень большая коррупция, большие проблемы в социально-экономической сфере, до сих пор остаются низкими зарплаты в определенных сферах, есть большая прослойка бедных людей, очень слабо развит средний класс. Но это факт, что со времени  «большой нефти», с 2005 года, материальное положение населения стало улучшаться. Мы это признаем. Кстати в Турции, с приходом к власти Эрдогана, отмечался постоянный рост экономики, социальная жизнь  улучшалась, отмечался рост благосостояния населения. Но на фоне этого, обратите внимание,  вдруг стало зреть недовольство.    Почему? Потому что было бы ошибочно думать, что экономика определяет все – вот надо накормить людей, и они будут молчать. Нет. Тяга к свободе личности, достоинство человека – это есть  насущная потребность человека и всегда. И вот это дисбаланс  между определенными экономическими успехами, хотя я  не считаю их успехами, и снижением уровня прав и свобод человека привели к конфликту. Вот что произошло. Людям нужна свобода и  они ее не получают, поэтому с каждым днем все хуже и хуже. И это стало проявлять себя уже в открытой форме. Благосостояние и подобное отходит на второй план, на первый план выходит вопрос свободы. И это сегодня насущная проблема во всем мире. Это связано и  развитием информационных технологий, интернета. Люди воочию могут представить себе, что происходит в мире, сравнивать свое состояние и состояние людей в других странах. Поэтому этот момент также является очень важнным. То есть у нас никогда не было такого уровня благосостояния и не было такого низкого уровня свободы. Сегодня в Азербайджане самый низкий уровень свободы. Обратите внимание, арестовывают,    сажают, не разрешают свободно передвигаться, все что хотите, СМИ под контролем и так далее, и так далее. То есть  мы видим  огромнейший дисбаланс.

Как вы думаете, возможно ли, что нынешний президент останется у власти и возможно ли повторение октября 2003 года?

Нет, ни что не повторяется в этом мире, даже когда ты входишь в одну, и туже воду. Это разные ситуации.  Возвращаясь к сказанному, я хотел бы назвать три момента: внешней поддержки нет, внутренней поддержки гражданского общества и населения нет – есть большее желание  все поменять. И наконец, объединение всех общественных силу в единый центр, организацию за проведение свободных, демократических выборов с целью смены власти. Все эти три компонента налицо.  В 2003 году этого не было. Тогда благодаря этим противоречиям  власть и удержалась. Ильхам Алиев был избран президентом только благодаря этому. Сегодня такой ситуации нет, и поэтому повторение не возможно. Если, кто-то во власти попытается, а есть такая группа, не большая, кстати, которая попытается силой удержать власть, то она окажется в проигрышной ситуации. Потому что, если у тебя нет внешней     поддержки, нет поддержки народа,  оппозиция и гражданское общество объединены и представляют собой силу, то шансов практически нет. А тот, кто начнет стрелять получит адекватный ответ, я в этом уверен. Я не хотел бы, чтобы  у нас ситуация развивалась как на Ближнем Востоке. Уверяю, что это не вариант, это будет гибельно для тех, кто попытается решить вопрос силовым способом. Поэтому 2003 год не возможен. Что касается   избрания на третий срок Ильхама Алиева, то, по идее он не должен быть избран в третий раз, потому что в Европе, европейской части бывшего СССР, по-моему, никто  не избирался. Путин запустил вперед Медведева, и только  затем вернулся. Но даже Путин  не посмел сразу пойти  третий срок. Он не стал нарушать европейский принципы. Или другой пример, президент США Обама заявил, что возглавляет самое мощнейшее  государство в мире, почему он должен избираться два раза, а какой-то президент в Зимбабве или еще в какой-то стране - три раза. Но даже в Африке от третьего срока отказывают. Допустим, если Ильхам Алиев пойдет на третий срок, а он пойдет на выборы, это само собой, другое дело, что он изберется или нет. Я думаю, что нет, он не изберется. Если он переступит эту черту, то он столкнется с огромными проблемами. И я думаю, что это может произойти только при мощнейших фальсификациях, силовых действиях. Но опять-таки это путь в никуда, не решение вопроса. В этом смысле, думаю что,  должна произойти другая ситуация, должна произойти смена.

Некоторые политические круги, депутаты заявляют, что для них единый кандидат только Ильхам Алиев. Некоторые аналитики считают, что он повторит вариант Путина и назначит вместо себя какого-нибудь ставленника – личность которой не будет вызвать антипатию общества. Что вы думает об этом варианте?

Во-первых, я не думаю, что Ильхам Алиев на это пойдет. Если он сделает такое, то начнется быстрое саморазрушение власти, то есть они до выборов не дотянут, начнется бегство. Поэтому он должен будет     консолидировать до конца выборов вокруг себя всех. Те, кто говорят, что Ильхам Алиев и никто более – это все люде которые находятся при кормушке, и я не верю в их искренность. И если бы это говорил я, как человек, который не имеет отношения к  кормушке, и я мог бы это сказать. Например, по Гейдару Алиеву у меня существует  положительное мнение, и я не скрываю и говорю об этом. Но в данном случае все, кто говорят об этом (об Ильхаме  Алиеве, Ред.), находятся во власти или при власти, которые получает от этого определенные преференции – социальные, экономические и т.д. В этом смысле заявления о том, что Ильхам Алиев единственный и никто более -  это неискренне и в самый сложный момент они его предадут. Как это было и в 2003 году. В принципе тогда ситуация во власти была неоднозначной. Его окружение, команда отца, не хотела, чтобы он стал президентом. В принципе ему помогли Россия и США. Это был совместный проект, и он стал президентом только благодаря внешнему вмешательству. Команда отца этого не хотела, и это влилось в открытое противостояние в 2005 году в преддверии парламентских выборов. Опять была вторая попытка переворота, о которой сначала сказали, а затем замолчали, забыли эту тему. На самом деле она была, и он выиграл опять в этой ситуации. И сегодня я не думаю, что эта власть монолитна и все сплочены вокруг Ильхама Алиева и т.д. Каждый из своих личных интересов выступает в защиту Ильхма Алиева, но я не думаю, что они все являются его сторонниками. Поэтому, если сегодня в оппозиции людьми движут какие-то идеологические моменты и ценности, то там, всего, лишь интересы, личные связанные с материальными преференциями. Поэтому его позиция выглядит слабее по сравнению с позицией будущего единого кандидата от оппозиции.

Некоторые люди считают, что даже с приходом к власти оппозиционного Национального совета с единым кандидатом сразу положительных изменений не будет. Как вы объясните людям, что сразу положительных изменений не бывает?

Я думаю, что у нас в Азербайджане сразу хорошо будет. По моим подсчетам они воруют в год не менее      7-8  млрд. манатов. Это бюджетные средства, например куринское наводнение, где на строительство 3500 домов потратили 460 млн. манатов,   загатальское землетрясение, где на строительство 3000 домов поотратили 420 млн. манатов. Представьте себе масштабы воровства. Это еще воруют у людей, которые оказались в беде. А теперь представьте себе мосты, дороги.  Вот бетонная дорога в аэропорт. Двести с лишним миллионов потратили и уже, сколько лет ремонтируют. Дорога нормально работала всего полгода. Все инфраструктурные проекты это большое воровство средств. Госбюджет 20 млрд манатов. Они, думаю, что воруют 5-6 млрд. далее идут таможня, налоги и разное. Например, нефть. Воруют на разнице в   цене экспортной нефти. Я  хочу сказать, что сразу же огромный пласт денег пойдет в экономику. Я думаю, что люди сразу же могут почувствовать это, и в плане пенсий и зарплат, кредитов,  средств на развитие малого среднего бизнеса. В плане того, что бизнесменам не будет стучать в дверь налоговая инспекция, они не будут  платить мзду на таможне. По крайней  мере, грузинские реформы первого уровня за три-четыре месяца запросто можно осуществить. Для этого нет никаких проблем в Азербайджане. Люди быстро почувствуют это. Другое дело, деятельность Нацсовета после выборов. Да надо будет  реанимировать систему,  избирательное право и  вносить изменения в законодательство, которые обеспечат свободы и права  человека, свободу бизнеса, и главное создать условия, когда государство будет выступать реальным защитником и благодетелем любого гражданина. Чем оно и должно заниматься в принципе, а не  совершать насилие над гражданином, не воровать у него и т.д. Чтобы создать базис для этой философии потребуется  год, полтора. И как предполагает Нацсовет, новые выборы с нуля президента и парламента в 2015 году дадут небывалый скачек, более сильный, более реальный, потому что будет совершенно  другая ситуация – это будет другое общество, которое будет жить по правилам и принципам Европы, что мы, и называем евроинтеграцией.

И наконец, что вы пожелаете нашему сайту?

Я желаю вам быть независимыми, чтобы у вас было много читателей, большая аудитория, чтобы вы смогли внести лепту   в  процессы за свободные, демократические выборы, и чтобы вы могли воспользоваться результатами  свободных выборов, которые мы надеемся увидеть осенью этого года. Вот так.

Беседовала Улвия Ахундова, фото и видео Илькин Зеферли

www.minval.az

 

Первая часть интервью читайте: http://www.contact.az/docs/2013/Interview/060600038958ru.htm#.Ub65M_kvm1k

Написать отзыв

Вопрос-ответ

İran Prezidentinin həlak olduğu hadisə Azərbaycan- İran münasibətlərinə təsir edə bilərmi? – Nəsimi Məmmədli Çətin sualda



Следите за нами в социальных сетях

Лента новостей