Последнее обновление

(8 часов назад)
«Меня нет в этом процессе…» -«Все понимают:  нужно что-то менять»

***

- Милли Меджлис распущен,  на 9 февраля  назначены досрочные выборы. Политические организации и частные лица принимают решения об участии или  бойкоте выборов. Как на ваш взгляд, можно характеризовать предвыборную ситуацию?

- Я думаю, что будут изменения. Парламент будет сформирован совсем по-другому. Но есть еще много темных вопросов, и неясно, как произойдет это формирование.

- Что вы имеете в виду, когда говорите, что будут изменения?

- Речь идет о составе Милли Меджлиса. Состав изменится, и туда придет больше молодежи. Я думаю, что в парламенте будет много деятелей,  известных в общественной и политической жизни. Это может создать новое настроение. В целом предвыборная атмосфера также показывает, что ситуация нестандартная. То есть не все идет как заранее предопределенный процесс. Поэтому сюрпризы можно ожидать. Следует отметить, что предвыборная ситуация  не традиционная.

- Вы считаете  ситуацию удовлетворительной?

- Нет. Не считаю текущую или предыдущую ситуацию удовлетворительными. Для меня важно, чтобы были  свободные и честные выборы. Такими их надо проводить. Правда, власти не пойдут на это, в определенной степени они осторожничают ...

- Ожидается ли ваше участие в парламентских выборах?

- Нет, я не  участник этого процесса. Меня это не интересует.

- Вы никогда не были кандидатом в депутаты ...

- Не был.

- Интересно, что Мехман Алиев, известный в стране и за рубежом авторитет, не является кандидатом в депутаты.

- Потому, что парламент не является независимым, поэтому вы не можете что-то сделать там. Так что я могу больше принести пользу на своем месте, а не в парламенте.

- Как вы оцениваете политику  оппозиции на выборах?

- Это традиционная ситуация. Обычно у нас одни идут на выборы, другие не идут. Причем в таких случаях политические организации меняют свою позицию. Иногда ПНФА идет на выборы (парламент. –ред.), но Мусават не принимает в них участие. Или  Мусават соглашается на выборы (парламент.-ред.), а Фронт отказывается, или все они бойкотируют выборы - как в 2008 году. Или, как  в 2013 году, когда партии выбрали единого кандидата. Хочу сказать, что применяются  разные форматы участия в выборах.

- Вы сказали, что молодые люди придут в парламент ...

- Дело не в возрасте. Я хотел сказать, что произойдут разные события. Как  в  правительстве, так и в оппозиции.

- Из сказанного вами вытекает, что  правительство меняет свою команду, список депутатов, и учитывает требования современности. Оппозиция использует традиционную тактику выборов ...

- На самом деле традиционная тактика проистекает из того, что подход властей к выборам очевиден, и  сами выборы проводятся внезапно. А избирательные процедуры - законодательство, состав комиссий, пропаганда - не создают возможностей для нормальной конкуренции. Поэтому важная часть  оппозиции  бойкотирует  этих процессы. Например, если  посмотрим на события начала этого года то  увидим, что Национальный Совет и Партия Народного Фронта,  являющаяся  самой сильной из  оппозиционных организаций, показали себя. Они заняли более принципиальную позицию и попытались провести несанкционированный митинг 19 октября. С этой точки зрения, эти силы должны были занять непримиримую позицию. В связи с этим они бойкотируют выборы. Другие силы могут  использовать  возможность выборов, чтобы утвердить себя  в формате парламента.  Что касается позиции Али Инсанова, то вокруг него команда не сформировалась полностью. Поэтому они не готовы присоединиться к процессу.

- Вы сказали, что другие оппозиционные партии хотят проявить себя, выйдя на выборы, или применяя  бойкот Милли Меджлиса. Каков ваш прогноз, попадут ли реальные оппозиционные партии в парламент?

- Реальная оппозиция? Теперь стерлись границы и рамки между реальной и мифической оппозицией. Поэтому сложно сказать. Я не знаю, все будет зависеть от ситуации. Потому, что все чаще кто-то может уйти в оппозицию или стать проправительственным. Многое будет зависеть от ситуации в стране. Например, созданный в 1990 году парламент был сформирован и функционировал непосредственно под влиянием коммунистов. Но в 1991 году в результате компромисса в рамках парламента был  сформирован Милли Меджлис.  К 1992 году ситуация изменилась.  Большинство коммунистов  отказались от  своей партии. Поэтому  все может случиться.

- Помощник президента и руководитель общественно-политического отдела Али Гасанов, которого вы критиковали, уволен. То есть он не руководит медиа-политикой. Как вы думаете, что изменилось?

- Я не знаю, что изменилось. Но его присутствие или отсутствие ничего не изменило.  Некоторые задавались вопросом: что может произойти в идеологическом секторе после ухода Али Гасанова. Ничего не происходит. Видимо, он был пустым местом, и не мог ничего делать кроме пустых заявлений. В итоге  государственная машина  продолжает работать так, как прежде. Также и традиционные средства массовой информации.

- Но вы критиковали Али Гасанова за состояние средств массовой информации ...

- Я говорю, что ситуация остается прежней. Я не говорю, что ситуация улучшилась. Его уход  является решением части проблемы. Он был главным чиновником, стоящим за крестовым походом против прессы,  свободных СМИ. Его уход еще не привел к новой политике. Поскольку для этого должно быть, по крайней мере, провозглашение новой политики, должен  появиться человек, который сможет это сделать. На мой взгляд, такого человека в правительстве пока нет.

- То есть новая государственная политика в этом направлении еще не сформирована.

- Как было так и осталось. Я не отслеживал, но кажется с уходом Али Гасанова разносчики слухов, оскорбления, а также тролли и события вызывающие напряженность  уменьшились. Но в целом нужен новый подход к этой работе, новая политика и формирование этой политики. Пока никто ничего в этом направлении не обозначил.

-  Сейчас  делаются некоторые предложения по Совету Прессы и Фонду господдержки СМИ. Некоторые предлагают слияние этих двух институтов, другие предлагают  упразднение Фонда господдержки СМИ. На ваш взгляд, какими должны быть действия и перспективы этих двух учреждений в новых условиях?

- Я считаю, что государственная политика в этой области должна быть сформирована в первую очередь. Это первая важная проблема. Другими словами, должна быть принята  программа, и важно знать, каким государство видит прессу. В том смысле, что какой прессу видит власть, какими должны быть информационные отношения в обществе и кем все это будет создаваться. Это главное. Без главного не будет иметь значение, поменяли вы людей, объединили  или разделили организации. Без определения главного остальное не сработает. В этом смысле, прежде всего, необходимо выдвинуть философию, которая определяет  текущую политику в ​​этой области. Соответственно новой философии  можно  объединять, распределять и изменять условия. Но упомянутые вами организации не сыграли  роли в развитии прессы, формировании качественных, ответственных и объективных СМИ. Наоборот, в их деятельности были  отрицательные последствия. Поэтому деятельность этих учреждений должна быть пересмотрена в рамках новой политики.

- В одном из ваших интервью в 2017 году вы упомянули, что  власти были интересны ваши предложения по развитию СМИ, и вы представили свои предложения в письменном виде. Есть ли сейчас какие-либо дискуссии или встречи с вами на эту тему?

- Не официально.

- Неофициально?

- Есть неформальные разговоры. Я бы не сказал, что есть специальные дискуссии и встречи. Были только короткие беседы.

- Каковы ваши ожидания?

- Я знаю, что нужны  изменения. Все понимают:  что-то нужно изменить, нельзя так оставить. Но если мы хотим 100-процентной свободы СМИ, то власть не готова на 100 процентов. На сколько она  готова -  я не знаю.

- Каковы ваши предложения?

- Я не делал предложений. Мне нужно знать, будут ли мои предложения реализованы или нет. Если у меня нет уверенности в том, что меня услышат, зачем предлагать?

- Можно ли сделать вывод, что эти неформальные разговоры могут впоследствии стать официальными дискуссиями, и будет введена  новая политика в отношении СМИ?

- Все может случиться. Еще раз повторю, что сложившаяся ситуация отставки Али Гасанова была вызвана недовольством, проблемами и кризисом в информационном пространстве. Есть способы выйти из ситуации. Мое предложение состоит в том, чтобы в Азербайджане должен быть создан ответственный, высококачественный институт свободных СМИ. Я  указал эти три момента. Возможно, их удовлетворяют два момента, а третий тревожит. Как тогда будет, как они смогут руководить? Они привыкли к управлению. Будущее покажет, как быть. Но они понимают, что нужно что-то менять.

 

 

Написать отзыв

Вопрос-ответ

Navalnının ölümü dünyada hansı daşları tərpədəcək? – Rauf Mirqədirov Çətin sualda



InvestPro Azerbaijan Baku & Turkiye Istanbul 2024 – two conferences in one shot


Əziz Bakı şəhəri sakini!

Siz də Qlobal İqlim Dəyişmələri ilə mübarizəyə öz töhfənizi verə bilərsiniz

Dear resident of Baku city!

You too can contribute to the fight against Global Climate Change

Дорогой житель города Баку!

Вы тоже можете внести свой вклад в борьбу с глобальным изменением климата

Следите за нами в социальных сетях

Лента новостей