Последнее обновление

(3 минуты назад)
Second Hudaferin Bridge, with fifteen spans.serge-novikov.livejournal.com

Second Hudaferin Bridge, with fifteen spans.serge-novikov.livejournal.com

***

- Аваз бей, в последнее время обсуждаются новости о строительстве  Ираном двух гидроэлектростанций на реке Араз  - "Худаферин" и "Гыз галасы". И как выяснилось,  строительство этой гидроэлектростанции происходило с согласия официального Баку. Как вы думаете, почему азербайджанская сторона согласилась на это? В целом, правильно ли сделал Азербайджан, дав свое согласие?  


-Азербайджан и Иран подписали соглашение о сотрудничестве в строительстве, эксплуатации энергетических и водных ресурсов, продолжении строительства  гидроэлектростанций "Худаферин" и "Девичья башня" на реке Араз в феврале 2016 года.

Прежде всего, хочу сказать, что строительство Худаферинской ГЭС завершено. Еще в феврале 2019 года во время совещания, проведенного в Министерстве энергетики с участием членов Совместной технической комиссии, созданной Азербайджаном, в связи с продолжением строительства и эксплуатации гидроузлов "Худаферин" и "Девичья башня" на реке Араз, сопредседатель комиссии, заместитель министра энергетики Эльнур Солтанов  сообщил об этом.  

В состав комиссии были включены представители  Минобороны,  МИД, Минэкологии  и природных ресурсов, Минэнергетики, МЧС,  Минюста,  Минэкономики,  Минфина, Минкультуры,  Госкомимущества,  СГБ,  Госпогранслужбы,  «Водного хозяйства   и  мелиорации», «Азерэнержи», ОАО «Азеришиг».

Поэтому, когда некоторые депутаты и независимые эксперты говорят, что они не знают об этих процессах, они должны, по меньшей мере,  быть искренними. Если просмотреть  прессу того периода, можно увидеть, что информации достаточно. Специалисты из Азербайджана приняли участие в процессе строительства, который начался согласно договоренности, достигнутой между Азербайджаном и Ираном. Вполне возможно, что флаги Азербайджана и Ирана будут развеваться над гидроузлом после завершения строительства и начала  эксплуатации. Может быть  Азербайджан будет поставлять в Нахчыван  полученную на этом гидроузле  энергию.  Конечно, пока рано говорить о результатах.

Считаю неубедительным, что азербайджанская  сторона слепо, без учета своих интересов будет подписывать какие-либо соглашения и разрешит  их выполнение.

- Лишь после появления на повестке дня этого вопроса,  азербайджанская сторона признала, что такое соглашение было подписано в 2016 году. Почему о соглашении общественность проинформирована не была?  Что предусмотрено соглашением?

- В азербайджанских СМИ была определенная  информация о соглашении, его  обсуждали и в парламенте. Президент Ильхам Алиев посетил  Иран 23 февраля 2016 года, и на пресс-конференции с президентом Исламской Республики Иран Хасаном Рухани было сообщено, что стороны подписали 11 соглашений.

  В то же время тогдашний министр связи и информационных технологий Ирана Махмуд Ваези в своем интервью  азербайджанским СМИ  сказал о соглашении,  отметив, что реализация проекта "Худафарин" ускорилась после визита Ильхама Алиева в Тегеран. Поэтому я не понимаю утверждений  представителей  азербайджанского общества о том, что  «соглашение является секретным». Правильнее будет сказать, что они упустили соглашение из виду, не обратив на его внимание.  

16 июня 2016 года  Президент Ильхам Алиев утверждает  «Соглашение  между правительством  Азербайджанской Республики и Правительством  Исламской Республики Иран  «О сотрудничестве  в продолжении  строительства гидроузлов и гидроэлектростанций «Худаферин» и «Гыз галасы» на реке Араз»,   их эксплуатации, использования  энергетических и водных ресурсов».  Если просмотреть соглашение, состоящее  из 17-ти  пунктов, то  можно убедиться, что  азербайджанская сторона предпочла разработать этот документ исключительно в своих собственных интересах.

Это было обсуждено в парламенте и принято почти единогласно. А сегодня  даже те же самые  депутаты говорят, что общественность не была проинформирована об этом.

- Азербайджан не может фактически контролировать и напрямую использовать существующее в районе водохранилище и электростанцию, а также контрольно-пропускной  мост, который является его неотъемлемой частью. Не служат ли инвестиции в  этот проект интересам Ирана и  Армении, которая  фактически оккупировала  наши территории?

- Точной информации о том, сколько Азербайджан будет инвестировать в эту территорию  нет. Однако наличие комиссии, в которой представлены  соответствующие  министерства  и госкомиссии  дают основание утверждать, что азербайджанская сторона не инвестировала в этот проект. Это соглашение было подписано между Азербайджаном и Ираном. Третьего участника нет.  Если азербайджанская сторона полностью реализует положения соглашения, это означает, что наряду с процессом строительства она будет контролировать  также процесс эксплуатации. Пропускной мост - это техническая проблема. Конечно, у Ирана есть торговые отношения с Арменией. Эти отношения реализуются через транспортные коридоры, проходящие по  территории  Армении.

В то же время перевозка грузов в Нагорный Карабах осуществляется по тем же дорогам.  Я не верю, что в  этом проекте, где Азербайджан является пайщиком, Иран будет использовать эти мосты в качестве коридора для торговых отношений. Если бы здесь не было участия  Азербайджана, конечно, Иран мог бы делать то, что желает,  и мы не смогли бы этому помешать.  Однако речь идет о совместном проекте.

- Одной из самых обсуждаемых тем в последние дни является возобновление процесса урегулирования конфликта между Арменией и Азербайджаном. Причиной этому стало  заявление  министра иностранных дел России Сергея Лаврова о том, что стороны конфликта ведут переговоры на основе поэтапного урегулирования. Как вы думаете, стоит ли ждать чего-то нового в урегулировании карабахского конфликта в ближайшее время?   

- Я один из немногих, кто мало верит  в какие-либо озвучиваемые и транслируемые в эфире планы Лаврова.   Я говорил это много раз, что до Лаврова американский сопредседатель Минской группы ОБСЕ внес свои предложения. Там были  более конкретные планы. Поэтому те, кто говорят о существовании  «плана Лаврова», оставляя в тени ответственность самих сторон конфликта, являются распространителями российской дезинформации. Существует лишь один план: стороны ведут переговоры с участием посредников на условиях Мадридских (или обновленных Мадридских) принципов, соглашаются и решению  конфликта  дается толчок.

- Есть мнение, что Армения и Россия обеспокоены тем, что Азербайджан скоро прибегнет к военным средствам. Поэтому они пытаются успокоить Азербайджан, предлагая некоторые поэтапные  решения. Правда ли, что азербайджанская сторона настаивает на скорейшем разрешении этого конфликта любыми способами? Чувствуется  ли в последнее время  такая политическая воля?                                                                                                                                                              

- Азербайджан настаивает на динамике урегулирования конфликта, прекращении бессмысленных переговоров и переходе к конкретной работе. Все его усилия направлены на то, чтобы положить конец оккупационной политике Армении и заложить основу для мира. Однако когда он видит обратное, усиленное вооружение Армении, уход под различным предлогом от переговорного процесса, то  радикализирует свою позицию.  Почему Армения при отсутствии нападения должна думать о войне?  Конечно, Азербайджан хочет реванша.  Азербайджан хочет изменить ситуацию.

Однако переговорный процесс является неизбежным и трудно отрицаемым  методом  регулирования. Избежать этого - значит поставить себя  лицом к лицу с  цивилизованным человечеством. Поэтому никто не рискует сознательно прекратить переговорный процесс, его можно продлить, избегать, но отказываться от  него очень рискованно.  Поэтому готовится  к войне и вести  переговоры  - это сама по себе политическая воля.

- Может быть, эти шаги, заявления всех трех сторон направлены на то, чтобы успокоить людей? Возможно ли, что этот разговор создаст временное оживление, а затем  вновь вернется в свое русло?

- Как я уже сказал, Россия и Армения могут быть заинтересованы в продлении  конфликта. Однако есть Соединенные Штаты,  которые  по предложению Азербайджана были включены в  сопредседательство  Минской группы ОБСЕ. Главный интерес  США – это как можно скорее урегулировать конфликт и положить конец манипуляциям России здесь.  В этом смысле, даже если посредники делают единое заявление, все равно интересы у них разные.  Механизмы разрешения конфликта настолько различны, что вопрос о том, какой из них применить к нашему конфликту, всегда полон вопросов. Поэтому посредники предпочитают оставить принятие решения за сторонами.

-Что вы предлагаете? Какие шаги должны предпринять стороны конфликта, члены Минской группы ОБСЕ и другие страны, а также международные организации для разрешения конфликта, чтобы он не затягивался дальше?

- Я предлагаю предпринять реальные шаги в ходе переговорного процесса.  Пусть стороны объяснят своим гражданам, какие могут быть последствия,   если конфликт не будет решен. Параллельно с переговорами официальных лиц политические партии и институты гражданского общества должны активно участвовать в мирном процессе.

 

Какие  оптимальные действия  может предпринять МГ ОБСЕ: сформировать   более динамичную среду для переговоров.  Пусть государства-члены усилят  свое воздействие на стороны. Пусть поощряют  стороны  конфликта  к достижению мира. Пусть они выступают в качестве международного гаранта мира.

Что касается международной организации, то, прежде всего, должна быть разрешена их деятельность в Азербайджане, чтобы они не работали здесь как «партизаны». Они могут создать хорошую основу для мира. Вы знаете, если сторона конфликта хочет достичь положительного результата, она никогда не объявляет, что  сделает это посредством войны. Стремится  к миру и проводит свою политику на фоне всех его деталей. В то же время, когда мирный процесс идет полным ходом, он не теряет своей готовности на случай эскалации конфликта.

 

Написать отзыв

Вопрос-ответ

Следите за нами в социальных сетях

Лента новостей