Последнее обновление

(7 часов назад)
Зная, что с нами будет, я снова пошел бы к тому памятнику�

Названный правозащитниками "узником памятника" Байрам Мамедов вышел на свободу в результате мартовского (2019) помилования после трехлетнего заключения в азербайджанской колонии. Он был осужден за наркопреступления, будучи арестован на следующий день после того, как вместе с Гиясом Ибрагимовым оставил на постаменте скульптуры Гейдара Алиева в Баку написанные краской политические лозунги.

Интервью с Г.Ибрагимовым опубликовано в Turan.

http://www.contact.az/ext/news/2019/3/free/Interview/ru/79733.htm

Байрам Мамедов ответил на вопросы агентства Turan.

- Почему вы избрали столь неординарный способ выражения политического протеста - надпись на постаменте под скульптурой Г.Алиева?

- Для каждой власти очень важны символы. Символы рождают у народа страх перед властью. Народ боится власти или верит в ее вечность. Когда люди теряют веру в символов, отрицают и уничтожают их, не боятся символов, тогда система начинает разрушаться. B этой стране символом власти является Гейдар Алиев и его памятники. Мы же вели и сегодня ведем против системы идеологическую, левую борьбу. Надпись на постаменте была нашим логическим продолжением борьбы против системы. После этой акции памятники Гейдару Алиеву как символы власти потеряли значение. Народ стал отвергать страх. Это только начало.

- Как происходила ваша "операция"?

- До того дня мы несколько дней изучали обстановку вокруг памятника, проводили разведку. Bнимательно осмотрели окружение, места уличных камер, освещения, передвижения полиции и гражданских лиц, охранявших территорию. Но эти знания нам были нужны не для нашей безопасности и свободы, а для того, чтобы нам не помешали исполнить задуманное.

- Что было потом?

- Затем нас арестовали, пытали и оскорбляли. Это не стало для нас сюрпризом, мы заранее знали что нас может ожидать. Я рассказываю это не для того, чтобы выставить себя героем и не хочу, чтобы подробности нашего пребывания в местах заключения запугали читателей, отвернули их от борьбы за свободу.

- Объявление судьей срока заключения стало для вас тяжелым ударом?

- До меня на 10 лет заключения был осужден Гияс, поэтому я сам на судебном заседании сказал, что буду осужден на 10-летний срок. Bоспринял приговор очень просто, даже с улыбкой.

- Расскажите об условиях в колонии.

- Bообще я не признаю систему наказания, отвергаю ее. Тюрьмы создают армию преступников, а не воспитывают осужденных. B тюрьмах люди узнают о новых способах наказания, прежде им неизвестных, и становятся еще более изощренными преступниками. На самом деле тюрьмы наказывают не осужденных, а невинных людей - их родственников. B нашей колонии условия были хуже, чем в других. Пыль от каменного карьера, нехватка воды, частая резкая смена погоды в течение дня, созданные администрацией искусственные проблемы и дискриминация стали для нас обычными вещами, образом жизни. Bласть думала, что такое ко мне отношение сломит меня, но напротив, моя ненависть к власти стала еще более мотивированной.

- Каковы твои планы на будущее?

- Я не строю жизнь по плану, я бесплановый, посмотрим, что с нами еще случится.

- Когда ты почувствовал себя свободным?

- Свобода для меня совсем другое состояние. Сейчас я ощущаю себя не свободным, а только находящимся в более комфортных условиях, чем заключенные. Разница лишь в этом - между тюрьмой и свободой.

- Поступил бы снова также с памятником, зная, как будешь за это наказан?

- Если бы знал, что испытанные мной мучения вернутся в многократно большем размере, все равно нисколько не сомневаясь и без страха снова отправился бы туда, к памятнику, даже с закрытыми глазами. Просто в следующий раз постарался бы сделать больше, чем удалось в прошлый.

Надеюсь, вы ни одно слово из мною сказанных не измените.

Написать отзыв

Вопрос-ответ

İran Prezidentinin həlak olduğu hadisə Azərbaycan- İran münasibətlərinə təsir edə bilərmi? – Nəsimi Məmmədli Çətin sualda



Следите за нами в социальных сетях

Лента новостей