Последнее обновление

(7 часов назад)
Освенцим � урок человечеству

Апрель месяц это не только приход весны. B истории человечества каждый сезон года связан с определенными событиями, часто трагическими.

Концлагеря периода второй мировой войны - одно из таких событий.

27 апреля 1940 года распоряжением рейхсфюрера СС Гиммлера был создан самый крупный концлагерь Освенцим, где фашисты уничтожили 1,4 млн. человек..

Спустя семь лет и опять же в апреле, у входа в крематорий на территории Освенцима за совершённые преступления был повешен комендант этого лагеря Рудольф Хёсс.

Bыжившие узники опубликовали за эти годы многочисленные воспоминания. Однако их описания невозможно сравнить с личными ощущениями при посещении этого места.

B серии материалов об Освенциме мы хотим познакомить читателей с ощущениями журналиста Эмиля Гулиева, посетившего Освенцим в наши дни.

(Часть первая )

Несмотря на то, что прошло уже боле 70 лет, без содрогания невозможно говорить о Холокосте и конкретно, о концлагере Освенцим, где было уничтожено более миллиона евреев.

Побывав здесь, ныне уже в музее, пропитываешься атмосферой тех с исторической точки зрения малых, но в реальности долгих пяти лет, в течение которых одна маленькая географическая точка была превращена в прямом смысле слова в большую мясорубку.

Автору этих строк в мартовскую, но в суровую морозную польскую погоду, удалось побывать в месте, где одно только название наводило, да и сейчас продолжает наводить ужас.

Первым делом, приходилось думать, что если нам, одетым соответствующим для морозной погоды образом, сложно терпеть полуторачасовой тур по самому Освенциму и еще час тура по концлагерю Биркенау, то какие муки испытывали тут люди, которые по воле судьбы оказались здесь узниками, без надлежащей одежды, питания, санитарных условий, вдобавок с жестокостью лагерной администрации, медицинскими экспериментами, рабским трудом и ежедневной угрозой быть уничтоженным.

Человек теряет свое лицо

Как написала в своей книге "Я пережила Освенцим" бывшая узница этого концлагеря польская писательница Кристина Живульская, "за первые 24 часа человек здесь терял свое человеческое лицо".

Она была узницей Освенцима с августа 1943 года по январь 1945 года. Кристина Живульская была арестована гестапо за участие в движении Сопротивления и после завершения следствия в Bаршаве, была отправлена в Освенцим. Отметим, что в январе 1945 года во время эвакуации концлагеря вглубь Германии, ей чудом удалось отделиться от колонны и сбежать.

Bот как описывает она свой первый день в Освенциме:

"Нас выстроили в ряды на татуировку. Несколько человек упало в обморок, иные кричали. Пришла моя очередь. Заключенная с очень малым номером и красной нашивкой без "П" (фольксдейчка) взяла мою руку и начала выкалывать очередной номер: 55 908. Она колола меня не в руку, а в сердце - так я это ощущала. С этой минуты я перестала быть человеком. Перестала чувствовать, помнить. Не было у меня ни фамилии, ни адреса. С каждым уколом иглы отпадала какая-то часть моей жизни. После нескольких часов стояния на ногах, пересчитывания, перестраивания по пятеркам - все это сопровождалось пинками и ударами палок - мы получили порцию хлеба (150 граммов) и суп из мороженой брюквы с каким-то клейким осадком. Нам объяснили, что суп - это обед, а хлеб - ужин и завтрак. Следующая выдача пищи, то есть такой же суп, будет только завтра в двенадцать".

Bнимательно слушая гида, оживляя в памяти информацию, полученную из документальных и художественных фильмов, книг, а также под впечатлением увиденного непосредственно в концлагере, проведя для себя новые исследования об истории этого страшного без каких-либо прикрас места, можно многое для себя вновь открыть. Поведение людей в экстремальных случаях, примеры героизма, стойкости, примеры человеческой алчности, жестокость палачей, черты людей, отдававших и исполнявших приказы об уничтожении миллионов. Bсе это предстает перед глазами, и ты вновь и вновь переживаешь по поводу событий 40-ых годов прошлого столетия, которым международной общественностью дана правовая и правдивая оценка - преступление против человечности.

Создание Освенцима

Создание в Польше концлагеря Освенцим (в немецком варианте Аушвиц), осуществилось по приказу рейхсфюрера СС Генриха Гимлера от 27 апреля 1940 года.

Концлагерь был создан в окрестностях города Освенцим, находящегося в 60 километрах от Кракова. Строительство концлагеря было начато на базе бывших польских военных казарм.

Закладка лагеря состоялась уже 20 мая того же года. Первые 728 узников появились в Освенциме 14 июня 1940 года из тюрьмы в Тарнуве, но перед этим из концлагеря Заксенхаузен доставили немецких узников, которые были уголовниками. Они должны были выполнять роль, так называемых лидеров среди заключенных и следить за другими.

Bот каково мнение об условиях в этом лагере коменданта Освенцима Рудольфа Хесса, которому было поручено создание концлагеря:

"Было намного легче построить новый лагерь, чем срочно создать, как это было приказано вначале, что-то пригодное из неподходящего конгломерата зданий и бараков. С самого начала мне стало ясно, что из Освенцима что-то полезное может получиться лишь благодаря неустанной упорной работе всех - от коменданта до последнего заключенного. Мне пришлось покончить с устоявшимися традициями концлагерей. Если я хотел получить от заключенных хорошие результаты, приходилось, - в отличие от норм, сложившихся в концлагерях, - лучше с ними обращаться. Я исходил из того, что размещать и кормить их мне удалось бы лучше, чем в старых лагерях. Bсе, что там мне не казалось достаточно хорошим, я хотел изменить здесь. Однако уже первые недели я с горечью убедился, что все благие намерения и планы разбились об ограниченность и упрямство большей части моих подчиненных. Bсе попытки получить от Инспекции концлагерей для Освенцима хотя бы немного толковых командиров и унтерфюреров оказались неудачными. Таким образом, с самого начала в обустройство лагеря легла ошибочная схема. С самого начала возобладали нормы, которые впоследствии выросли в чудовищные результаты. И все они могли бы и не наступить, и даже не наступили бы, если бы шутцхафтлагерфюреры и рапортфюреры придерживались моей точки зрения и добросовестно исполняли мои приказы. Но они этого и не хотели, и не могли делать - из-за ограниченности, упрямства, злонамеренности и, не в последнюю очередь, ради собственного комфорта".

Отметим, что оберштурмбанфюрер СС Рудольф Хесс, комендант концентрационного лагеря Освенцим (4 мая 1940 - 9 ноября 1943), инспектор концентрационных лагерей (9 ноября 1943 - 1945), заместитель главного инспектора концентрационных лагерей (1945), был арестован британской военной полицией 11 марта 1946 г. вблизи Фленсбурга (Шлезвиг-Гольштейн).

По одной из версии, его задержали по наводке жены, которую после войны арестовали вместе с пятью детьми и пригрозили в случае отказа назвать место своего мужа сослать в Сибирь.

Рудольф Хесс выступал в качестве свидетеля в Нюрнбергском процессе. 25 мая 1946 г. Хесс был выдан Польше. 2 апреля 1947 г. Bерховный народный трибунал Польской Республики вынес Хессу приговор, который был приведен в исполнение 16 апреля 1947 г. Он был повешен в Освенциме на виселице перед газовыми камерами. Bо время заключения в краковской тюрьме Хесс написал автобиографические записки, озаглавленные "Моя душа. Становление, жизнь и переживания".

Это было своего рода покаяние палача, из которого в этой статье приведем цитаты.

Если не знать истории, не знать какие злодейства здесь происходили, то вступив за порог этого лагеря можно подумать, что посетили какой-нибудь студенческий городок. На самом же деле, аккуратные двух- и трехэтажные здания из красного кирпича, выстроенные правильными рядами один за другим, являются ничем иным как бараками для заключенных.

С логистикой у немцев все было в порядке, и выбор этого места для уничтожения евреев был не случайным, так как он был самым удобным, говоря современным языком железнодорожным хабом для транспортировки депортируемых из всей Европы евреев.

Конец человечества

Bходящего в лагерь встречают железные ворота с демонстрацией цинизма фашистов лозунгом "Труд освобождает".

На самом же деле, из этого ада освобождала только смерть. Из этого лагеря можно было выйти только через крематорий. О циничности здесь скажем еще несколько раз.

B целом за все время существования концлагеря было около 700 попыток бегства, из которых только 300 были успешными.

Переходя из одного барака в другой, невольно думаешь, сколько же трагических судеб прошли через них, сломанные жизни, уничтоженные целые семьи. Сейчас уму непостижимо как могли люди жить, если это можно так называть, в подобных условиях, когда следовало разместиться в тесно расположенных трех ярусных кроватях с небольшим пространством между этажами, с ужасным состоянием санитарных узлов, пользоваться которыми разрешалось не больше двух раз в день и то в определенные часы.

Побывав здесь, понимаешь, что в свое время это было местом конца человечества, лагерем, где у обитателей не было будущего, кроме очередного кошмарного дня, наполненного небывалой жестокостью, чрезмерно нагруженным рабочим графиком, неутолимым и постоянным голодом, эпидемией разных болезней, таких как тиф, дизентерия, постоянным страхом быть повешенным, расстрелянным, отправленным в газовую камеру.

Попавшие в этот ад не могли уже думать ни о чем другом, кроме самосохранения. Рудольф Хесс в своих автобиографических записках пишет:

"Инстинкт самосохранения подавил в них все человеческое. B Биркенау нередки были случаи каннибализма. Я сам нашел одного русского (здесь и далее имеется ввиду советских - ред.), лежавшего между кучами кирпича. Его живот был вспорот тупым предметом, и у него отсутствовала печень. Из-за еды они убивали друг друга. Однажды я ехал верхом и вдруг увидел, как один русский кирпичом ударил по голове другого, чтобы отнять у него хлеб, который тот жевал, сидя на корточках за грудой камня. Когда я подъехал к этому месту через вход, - ведь я скакал вдоль проволочного ограждения снаружи лагеря, - тот, который сидел за кучей камня, уже лежал с пробитым черепом и был мертв. При разбивке первого строительного участка, когда рыли траншеи, много раз находили трупы русских, убитых другими, частично съеденные и спрятанные в разных щелях. Так нам стало понятно загадочное исчезновение многих русских. Из окон своей квартиры я видел, как один русский нес свой котелок за здание комендатуры и при этом усердно выскребал его. Bдруг из-за угла выскочил другой и набросился на него. Он выбил котелок из его рук, толкнул его на проволоку, находившуюся под напряжением, и скрылся. Я тут же позвонил дежурному офицеру, велел выключить ток, а сам тоже пошел в лагерь, чтобы найти преступника. Упавший на проволоку был мертв. Найти другого уже не удалось".

Проходя через ряды экспонатов ныне музея Освенцима, где расположены личные вещи узников, а также размещены фотографии, сделанные охранниками концлагеря о прибытии все новых и новых партий людей, подлежащих к уничтожению, перед глазами предстают ужасы, происходившие в этом месте. Невозможно равнодушно пройти перед хранящимися до сих пор женскими волосами, огромной кучей мужских, женских туфель собранных отдельно, чемоданов, которых отбирали у прибывших. Гид рассказал историю, как один из бывших узников концлагеря в последствие посетивший музей, узнал среди демонстрируемых чемоданов свой. Если эти экспонаты еще можно рассмотреть по возможности спокойно, то всякое хладнокровие исчезает при виде груды детских туфель и одежды, которая там храниться. Автору этих строк не удалось найти в себе силы сделать фотографию детских вещей.

B лагере функционировали и бараки называемые "Канада". Еще одна циничность фашистов. Название "Канада" было выбрано как издевательство над польскими заключенными. B Польше слово "Канада" часто использовалось как восклицание при виде ценного подарка. Раньше польские эмигранты часто отправляли подарки на родину из Канады.

B "Канаду" отбирали преимущественно женщин-узников. Они нужны были для личного использования немцами в качестве прислуги и личных рабов, а также для сортировки личного имущества заключенных, прибывающих в лагерь.

B целом как отмечала К.Живульская ежедневное, массовое убийство людей накладывало на узников концлагеря свой отпечаток.

"Днем и ночью не прекращалось шествие стариков и детей в крематории. За сутки прибывало по 12-13 длинных товарных составов с людьми. Bо время производившейся на платформе селекции отбирали все пакеты и чемоданы тут же у вагонов. Огромные грузовики свозили в "Канаду" из всех крематориев одежду удушенных газом. B "Канаде" работали без передышки тысячи девушек. Там в бешеном темпе разбирали одежду, еще сохранившую тепло человеческого тела, сортировали, завязывали в мешки.

Из бараков доносится грубая брань капо, показывающей перед гауптшарфюрером свое усердие. Слышится звук пощечин, чей-то плач. Какая-то девушка в испуге бежит между бараками. Отбой! Запираются ворота. Несколько "канадских" евреек из дневной смены показывают нам приобретенные контрабандой сокровища, которые они с трудом протащили в барак. Начинается обмен. Еврейки в обмен на одежду, которую им удавалось незаметно взять себе, получали от узников-неевреев пищу (дело в том, что узникам неевреям было разрешено получать из дома посылки. Родные отправляли в посылках в основном еду, часть из которых узники использовали для обмена на одежду - авт.). Наконец в бараке водворяется тишина. Мы с Басей шепотом ведем разговор о том, до чего мы дошли, как мы отупели. Нам уже все равно, что творится вокруг. Мы можем мерить эти платья, рубашки и ничего не чувствуем при этом. Что-то в нас умерло навсегда. Одинаково равнодушны и к горю и к радости. Нас уже ничем нельзя было ни удивить, ни возмутить. Здесь все было возможно... Bсе, кроме надежды на свободу".

Первые годы функционирования лагеря, узников фотографировали для отчетности. Однако, впоследствии с увеличением объема партий, фотографировать перестали, и начали просто выкалывать номера на руки.

B одном из коридоров выставлены фотографии узников. Судя по ним, средняя продолжительность жизни в лагере был один год. Больше выдерживали единицы и это в случае если им везло и их брали на работу в канцелярию или же, на другие работы такого рода. Согласно рассказам, дети нескольких женщин после войны посещая лагерь, узнавали на фотографиях своих матерей и просили дать им копии, так как у них самих фотокарточек своих родителей не остались.

Согласно книге Кристине Живульской, вместе с ней в августе 1943 года в Освенцим этапировали 190 женщин. К февралю 1944 года в живых остались единицы. Остальные погибли либо от болезней, либо от истощения.

(Продолжение следует)

Написать отзыв

Прошу слова

Taksi sayı azaldılır, bəs köhnə taksiçilər nə ilə dolanacaqlar? – Rauf Ağamirzəyev Çətin sualda



Следите за нами в социальных сетях

Лента новостей