Последнее обновление

(4 часа назад)
Ошибка Генпрокурора

5 ноября ряд отечественных СМИ опубликовало обращение генерального прокурора Закира Гаралова к генеральному прокурору России. Поводом для обращения послужил бытовой инцидент, возникший в июле текущего года между гражданкой Российской Федерации Ирадой Раджабалиевой и сотрудником полиции Санкт-Петербурга Романом Толпеевым.

В своем обращении Закир Гаралов решительно осуждает незаконные действия в отношении азербайджанцев и выражает уверенность в том, что преступные действия сотрудника полиции России будут в кратчайшие сроки тщательно и объективно расследованы в соответствии с международными правовыми и уголовно-процессуальными нормами, а также им будет дана соответствующая правовая оценка.

На первый взгляд, следует только радоваться столь эмоционально-патриотическому поступку нашего генерального прокурора, публично вставшего на защиту прав нашей соотечественницы, ставшей жертвой полицейского произвола в России.

Однако,так кажется только на первый взгляд, поскольку если смотреть сквозь призму права, ясно, что воззвание генерального прокурора политически ущербно и юридически некорректно.

С позиции международного права, это  обращение,  не что иное, как вмешательство во внутренние дела другого государства.

Во-первых, сам Гаралов отмечает, что потерпевшая Раджабалиева - гражданка России, поэтому на нее не распространяется часть 3 статьи 53 Конституции Азербайджана, которая  гарантирует правовую защиту и покровительствует только гражданам Азербайджанской Республики, временно или постоянно проживающим за ее пределами.

Кому-кому, а генеральному прокурору Азербайджана следовало бы знать об этом.

Спрашивается: зачем Закиру Гаралову на ровном месте создавать проблему  руководству страны?

Во-вторых,а чем объясняется столь избирательный подход генпрокурора в вопросе защиты прав этнических азербайджанцев за рубежом? И почему, к примеру, такого покровительства и защиты лишены миллионы этнических азербайджанцев, проживающих в Иране, часть из числа которых порой подвергается куда более опасным для жизни и здоровья посягательствам со стороны властей? Возьмем хотя бы нынешние протесты азербайджанцев в Иране.

В-третьих, насколько правильно в таком вопросе полагаться на журналистскуюинтерпретацию случившегося и квалифицировать действия полицейского, как «преступные», в свете презумпции невиновности?

В-четвертых, «решительно осуждая незаконные действия» полицейского в отношении этнических азербайджанцев России, Закиру Гаралову следовало бы предварительно определиться со своей юридической оценкой случившегося.

Так, в обращении сначала говорится о «незаконных» действиях сотрудника полиции, но тут же эта оценка меняется, идействия полицейского трансформируются в «преступные» действия.

Юристу не надо объяснять, что  «незаконное» и «преступное» действие это далеко не одно и тоже.

В-пятых, прежде чем обвинять сотрудника полиции другой страны в «незаконных, бесчеловечных», «преступных» действиях, не помешало бы нашему генеральному прокурору указать на какие-нибудь юридически значимые сведения об обстоятельствах конфликта, данные медицинского освидетельствованияИ. Раджабалиевой и старшего лейтенанта Р. Толпееваи др.

Подтверждением этомумогут служить альтернативные публикации в СМИ, в которых утверждается, что якобы Ирада Раджабалиева сорвала с форменной одежды Толпеева нагрудный знак, а затем ударила его кулаком в лицо. По этой причине она и была доставлена в отделение полиции(http://www.1news.az/region/Russia/20151030074002931.html.).

По данным тех же СМИ, в день происшествия Раджабалиева осуществляла незаконную торговлю овощами, а за прилавок поставила человека, не имеющего допуск к торговле, сопротивлялась задержанию, порвала форму сотруднику полиции, расцарапала ему лицо. После происшествия у старшего лейтенанта Толпеева медиками были зафиксированы травмы и ушибы на лице (http://haqqin.az/news/56314).

В-шестых: На чем основывается генеральный прокурор, предлагая своему российскому коллеге расследовать данный инцидентв рамках международных правовых норм»? Неужели, по его мнению, этот обыденный инцидент тянет на статус транснационального или иного преступления международного характера?

В-седьмых: Подумал ли наш генпрокурор, к каким  последствиям может привести его необдуманное обращение к руководителю прокуратуры иностранного государства? Нельзя исключать, что генпрокурор России  публичное обращение Закира Гаралова передаст в МИД своей страны, и наш посол в РФ будет приглашен в МИД, где ему напомнят о недопустимости вмешательства в дела другой страны.

В-восьмых: Имеет ли генпрокурор Азербайджана моральное право просить содействовать защите прав этнической азербайджанки?

Ведь сам Закир Гаралов и возглавляемое им ведомство вот уже более  года не принимает мер в отношении свыше пятнадцати должностных лиц Исполнительной власти и управления полиции Бинагадинского района, которые 15 мая 2014 г. явились на дачу пожилого гражданина Российской Федерации в Новханы и, невзирая на наличие у него всех необходимых документов на строительство, бульдозером варварски разрушили часть строящегося дома...

И последнее. Складывается впечатление, что таким популистским методом Закир Гаралов пытается спасти подмоченную репутацию своего ведомства, отвлечь внимание общественности от скандала, связанного с преступной  деятельностью высокопоставленных чиновников Министерства национальной безопасности, повседневный надзор за работой которых обязана была осуществлять именно Генпрокуратура...

Словом, «благодаря» нашему несменному генеральному прокурору с трехзвездными генеральскими погонами, мы не только продемонстрировали миру свою правовую безграмотность, но и дали недругам Азербайджана хороший повод ухмыляться.

Ханлар Аликперов,

доктор юридических наук, профессор

10 ноября 2015 г.

Написать отзыв

Прошу слова

Следите за нами в социальных сетях

Лента новостей