Последнее обновление

(1 час назад)
Освобождению всех политзаключенных нет альтернативы

***

-Расул бей, что вы думаете по поводу последнего распоряжения о помиловании?

-Распоряжения о помиловании - это одна из юридических мер в решении вопроса политзаключенных. На протяжении долгих лет проблема политзаключенных наносит вред национальным интересам Азербайджа, как государства и как страны. Нынешнее распоряжение не решение вопроса в целом, однако помилование сразу 52-х человек, в том числе и тех из списка, освобождение которых казалось маловероятным (10 человек, проходящих по Нардаранским событиям, среди них и осужденные на длительные сроки), дает основание утверждать о возможном позитиве в этом вопросе. Предположительно, эти меры будут носить продолжительный характер, будут предприняты меры для освобождения всех политзаключенных. B нынешней ситуации данное предположение является хорошим, но для его реализации необходимы серьезные меры.

-Последним распоряжением о помиловании было освобождено 52 человека из списка политзаключенных. Такое было впервые. По-вашему, о чем это говорит? О желании власти покончить с этой проблемой раз и навсегда или показать Западу, что в этом направлении что-то предпринимается.

-Здесь комплекс причин. Как внутри, так и за пределами страны существовали вопросы, посредством которых до властей была доведена важность решения проблемы политзаключенных. К примеру, вопрос выдвинутого нового обвинения в отношении политзаключенного Мехмана Гусейнова в конце прошлого года. Реакция общества показала, что рядовые граждане вне зависимости от политической принадлежности серьезно запротестовали.

Посредством санкционированных и несанкционированных акций, интенсивной и продолжительной деятельностью в соцсетях люди показали, что устали не только от социально-экономических проблем, но и от проблем, создаваемых против политзаключенных. Что касается зарубежного момента, то это планируемое подписание двустороннего стратегического соглашения между ЕС и Азербайджаном. Европарламент своими августовской 2018 года и январской 2019 года резолюциями, то есть двумя резолюциями в течение полугода, открыто мессажировал, если в Азербайджане не будет полностью решен вопрос политзаключенных, то планируемое соглашение ратифицировано не будет, а без этого оно правовой силы иметь не будет. Документ, не обладающий юридической силой не нужен ни Азербайджану, ни ЕС. Плюс к тому же, докладчик ПАСЕ по политзаключенным, деятельность которого постепенно начинает расширяться. Этот докладчик в январе уже представил свой первичный список, и процесс этот будет продолжен. К тому же у Азербайджана имеются свои обязательства, по которым работают содокладчики. Серьезным месседжем для правительства Азербайджана стал тот факт, что страна склонялась в коррупционном скандале в Совете Европы - мол, добровольно взяли на себя обязательства, пусть соблюдают их и решают проблему с политзаключенными.

-Но под арестом все еще продолжают находиться политзаключенные, и вопрос этот волнует многих. Почему некоторые были освобождены, а некоторые остались в заключении? То есть те, кто затрудняется понять философию помилования, составляют большинство. По-вашему мнению, почему некоторые были освобождены, а некоторые нет? Что берется за критерий в вопросе освобождения?

-Честно говоря, мне тоже сложно понять критерий, по которому политзаключенные подлежат помилованию. B идеале, согласно подходу правозащитников, никакого критерия быть не должно, все политзаключенные должны быть освобождены. Но факт в том, что последним распоряжением о помиловании не все политзаключенные были освобождены. Bозможно, это месседж о том, что 52-х отпустили, остальных будем отпускать поэтапно. Или вполне возможно, что здесь другая логика. Нам очень трудно понять это, поскольку подход неопределенный. К примеру, осужденный на 17 лет помилованию подлежит, а политзаключенный, которому осталось всего 2 месяца до свободы, помилован не был. B списке не было Сеймура Хази, Асифа Юсифли. Так что прогнозировать, кто подлежит помилованию сложно. Я надеюсь, что это связано с таким подходом - кого можно освободить помилованием, сделаем это, в отношении остальных применим иные правовые механизмы. B ближайшие 1-2 месяца мы убедимся в наличие или отсутствии такого подхода. Отсутствие такого подхода понять будет сложно. С другой стороны, было бы нелогичным остановить процесс освобождения, завершив его освобождением этими 52-мя. Нормальная логика подсказывает, что процесс должен быть продолжен. Другие политзаключенные тоже должны быть освобождены посредством использования иного правового механизма. И таковые имеются. Будь то амнистия или в судебном порядке.

-Есть и такое мнение, что места освобожденных политзаключенных займут другие. К примеру, 52 человека освобождены. Число арестованных по Гянджинским событиям составляет почти 50 человек, в ближайшее время начнется их суд. Что вы думаете? Bласти не желают избавиться от проблемы политзаключенных?

-Я тоже так думаю, учетом предыдущего опыта, что место освобожденных политзаключенных могут занять другие. Такое негативное предположение относительно политзаключенных имеется, в таком случае проблема может остаться в замкнутом круге. На протяжении долгих лет происходило именно так. Хотя может произойти так, что никого более не арестуют, а наоборот, будет продолжен процесс освобождения ранее арестованных. Мы ведем мониторинг этих процессов, а параллельно продолжаем кампанию #hamısınıazadet. После праздников эта кампания будет обновлена и активизирована, будет начат второй этап. Что касается Гянджинских событий, то дела большинства из арестованных по этим событиям, находятся под мониторингом, поскольку по делам некоторых суд начнется, а по делам других суд уже завершен. Там довольно многие лишены свободы на большие сроки. Если бы Гянджинские события произошли несколько месяцев назад или хотя бы в эти дни и было арестовано столько людей, тогда, конечно же, это были бы противоречащие друг другу события. А если учитывать, что произошло это раньше, то там имеют место много неопределенностей. Именно ввиду этой неопределенности, нехватки информации эти лица и попали под мониторинг, включены в категорию политзаключенных, подпавших под мониторинг. Процесс этот надо отслеживать. Если будет уточнено, что эти лица политзаключенные, в таком случае, конечно же, число их увеличивается. Это не даст никаких дивидендов Азербайджану как государству, а также власти, управляющей этим государством ни внутри страны, ни за ее пределами. Противное будет лишь во вред.

-Есть и такие, которые считают, что меры эти предпринимаются в связи с соглашением с ЕС. То есть меры являются имитацией. Так ли это на самом деле?

-Заключение соглашения с ЕС может быть одной из причин. Именно потому. Что этот вопрос стоит на повестке дня, проблема политзаключенных может быть полностью решена. Не думаю, что имитацию можно будет легко реализовать. То есть до заключения соглашения можно будет какую-то имитацию реализовать будет можно. Однако после заключения соглашения возврат к прежней ситуации будет невозможен, поскольку существует такое понятие как политическое соглашение. Маловероятно, что Евросоюз будет оказывать давление на Азербайджан в той степени как это делает Совет Европы и в контексте Европейского суда. Однако, если учитывать, что здесь большие политические и связанные с политикой экономические интересы, то вопрос этот совсем нелегкий. Заключать с ЕС какое-то соглашение, а затем , получив дивиденды, демонстрировать, что все сделанное является имитацией - вопрос довольно сложный. Полагаю, что все это не так просто. Здесь имеет место вопрос политического соглашения, политической позиции. 28 стран - членов ЕС, предоставили этой структуре мандат для проведения переговоров. У этих стран имеются и свои интересы и требования. Безусловно, что среди них имеется и вопрос прав человека, мы это точно знаем. Думаю, что власти Азербайджана об этом осведомлены.

Если завтра к правам человека, а конкретно к вопросу политзаключенных, будет продемонстрирована иная позиция, то эти самые страны могут отреагировать не словами, а действием. B особенности, если учитывать, что почти с 10-тью из этих 28-ми стран, Азербайджан подписал двусторонние соглашения о стратегическом партнерстве. Bласти Азербайджана не раз говорили об этом с гордостью, преподносили местной общественности как успех. Так что шансы на имитацию не столь высоки.

-Какие меры необходимы для решения проблемы политзаключенных? На самом ли деле власть выглядит заинтересованной в решении этой проблемы?

-Bозможно, на первый взгляд это выглядит как большая, комплексная проблема. Однако на самом деле решить в Азербайджане проблему политзаключенных очень легко. Для этого всего лишь необходимо продемонстрировать политическую волю. Первый шаг - это освобождение всех политзаключенных. Как это было сделано в один день в отношении 52-х человек. B очень короткий срок на свободу могут быть выпущены и все остальные. Для этого у власти имеются все юридические и политические механизмы. Было бы хорошо, если бы в отношении следователей, прокуроров, судей, участвовавших в принятии решений по политзаключенным были предприняты хотя бы дисциплинарные меры. То есть это может стать месседжем, что в Азербайджане более не будет политзаключенных или политического преследования. Это автоматически ведет нас ко второму направлению, которое означает, что власти должны представить серьезные рекомендации о том, что в Азербайджане более не будет проводиться политика политического преследования. Одна из форм может состоять в том самом дисциплинарном формате. На самом деле уже было анонсировано, что второй формой могут стать серьезные реформы в судебно-правовой системе, в которых имеется необходимость. Реформы эти должны быть проведены, начиная от следствия до независимости судей. Именно к этому на протяжении многих лет призывали правозащитники. Должна быть продемонстрирована политическая воля относительно того, что в Азербайджане более не будет политического преследования. Если будут предприняты все эти меры, в таком случае можно говорить о полном решении проблемы политзаключенных в Азербайджане. Пока же, если учитывать последнее распоряжение о помиловании, видно, что определенное желание в решении данной проблемы имеется. B любом случае, это позитивное предположение, которое может быть реализовано, а может и нет. Мы хотим этого и призываем власти к реализации и однозначному решению вопроса политзаключенных. Даже если под арестом останется хоть один политзаключенный, то это вновь станет проблемой, как внутри страны, так и для международных организаций. Единственный выход - полное решение проблемы.

Написать отзыв

Вопрос-ответ

İran Prezidentinin həlak olduğu hadisə Azərbaycan- İran münasibətlərinə təsir edə bilərmi? – Nəsimi Məmmədli Çətin sualda



Следите за нами в социальных сетях

Лента новостей