Последнее обновление

(38 минут назад)
arxiv

arxiv

Под председательством  Ильхама Алиева в понедельник состоялось заседание Кабинета Министров, посвященное итогам экономического развития девяти месяцев 2015 года.  Информации о ходе заседания и данных о состоянии экономики пока не обнародованы.

Агентство Туран в традиционном режиме отслеживает ситуацию и вот, что оно заместило в начале второго полугодия в экономической жизни страны:   

Приходится согласиться с теми, кто говорит, что многие  тренды  мировой экономики так или иначе завязаны на две крупные державы  – США и Китай. Вспомним, что финансовый кризис 2008 года был спровоцирован ипотечным кризисом в США. А потенциал глобализации в двухтысячные разворачивался на фоне беспрецедентного роста китайской экономики. Сегодня спад нефтяных цен начался с масштабной пионерской разработки сланцевого газа в США, с одной стороны, и снижения темпов роста китайской экономики, самого большого потребителя углеводородов, с другой. Искать в этом заговор, как это пробовали делать в России  в  2014 году, занятие бесполезное. Сланцевая нефть обострила борьбу за рынки сбыта, следствием чего и стало обвальное падение нефтяных цен. Кажется, курс  доллара никогда так не влиял на экономики, как сегодня. В сентябре все, как большого и важного события, ждали заявления американского ФРС по повышению процентных ставок. И не только из-за обратной связи между стоимостью доллара и ценой нефти. Политика количественного смягчения ФРС затянулась на целых семь лет. Конечно, низкие процентные ставки в США поддерживали оживление в экономике страны, потому что  американскую экономику  на три четверти формирует сектор услуг. Но почти нулевая процентная ставка это ненормально для мировой экономики: страна, эмитирующая основную валюту в мире единолично устанавливает правила игры, что  подталкивает затем экономики к валютным войнам.  А на другом полюсе мы видим китайскую экономику, которая меняет тренды  развития в сторону роста внутреннего спроса. Здесь тоже все в ожидании серьезных сдвигов. Уже очевидно, что темпы роста китайской экономики будут пока замедляться. Но этот объявленный тренд развития определенно подталкивает китайскую экономику к новым решениям. Так, готовность Китая  кредитовать строительство транссибирской магистрали в России, который соединит Китай с Европой, связана еще с тем, что эта держава уже настроена выносить свои производства за пределы Китая. Нынешние неприятности нашей экономики связаны в, первую очередь, наложением двух процессов –  глобальных перемен и спада в мировой экономике, и медленными структурными реформами в Азербайджане. Когда ты зависим  от событий, которыми ты не управляешь, структурные реформы являются единственным достойным ответом на  новые вызовы, потому что сообщают экономике необходимую гибкость. 

Образ Азербайджана как островка экономического благополучия, который сложился во время кризисов 1998 или 2008 года постепенно тает. Президент Азербайджана  впервые после двадцатилетней нефтяной эпопеи Азербайджана заявил, что полагаться дальше на нефть не стоит и предложил искать другие пути развития экономики. На совещании в Кабинете министров он призвал уделять особое внимание преимуществам инновационного развития. Но инновационное развитие требует полного пересмотра взглядов на образование, на науку, на менеджемент - на это нужны годы. В России с создания Сколкова и «Роснанотехнологий» прошло семь лет, а  успехи весьма ограниченные. Конечно, можно вообразить себе идеальную картину, когда реиндустриализация нашей страны, которая отчасти уже идет, пересекается с отчетливым инновационным трендом. Но еще в истории со Сколково многие экономисты предупреждали власть, что Силиконовая долина, на которую ориентируется Сколково, была продуктом частной  инициативы и венчурного капитала. Иными словами, пересечение инноваицонного развития и реиндустриализации может потребовать  основательного пересмотра всей системы экономических отношений в стране. А без этого экономические власти обречены на точечные меры.

Дела в экономике пока не так плохи, как это может показаться. У страны еще есть финансовый запас прочности. Но как долго продлится нынешняя турбулентность никто не знает. Темпы роста реального ВВП в сентябре стали снижаться и опустились до 4,2%, что,  впрочем, ожидалось давно (см Приложение). Реальный рост ВВП на конец года оценивается в 1,8%. По ходу выясняются интересные вещи. Некоторые  аналитики подсчитали, что хотя экспорт нефти и нефтепродуктов составляет 65% экспорта Казахстана,а в Азербайджане - 85%, тем не менее, структура ВВП в наших странах, видимо, такова, что негативное влияние нефтяных цен приводит к снижению ВВП Азербайджана не более чем на 0,1% , в то время как Казахстан ожидает снижения ВВП на 2,7% . Хотя  в целом рост ненефтяного составил 7,3%, в ненефтяной промышленности этот рост был заметно больше -  11,3%.

В сентябре больше всего говорили о бюджете и о том, что ненефтяной сектор, разумеется,теперь должен становиться основным источником доходов бюджета. Президент страны подчеркнул, что бюджетон должен быть сбалансированным, учитывать «реальную ситуацию». Страна не отказывается от инвестиционных проектов, но в бюджет должны включаться только такие проекты, которые приоритетны и имеют отдачу. Объявлена борьба бюджетному расточительству и не случайно возобновились разговоры про приатизацию некоторых государственных структур.

Госдарство пытается сегодня оптимизировать государственные расходы. Но это очень трудно делать, так как весь государственный капитализм страны был заточен под большие деньги. Теперь ситуация решительно меняется. Закончились и времена межведомственной борьбы за государственные финансовые ресурсы: таких больших ресурсов уже просто нет. Перемены неотвратимы. Некоторые ведомства, например налоговое ,могли долгое время не наращивать доходы, так как параллельно росли трансферты из ГНФАР и они-то и обеспечивали рост бюджета. Сегодня Минналогов вынуждено проводить у себя серьезную реструктуризацию управления, в результате которой  сильно возрастут полномочия департаментов, занимающихся взысканием долгов у неплательщиков. И самое главное – ведомства должны научиться работать эффективно и зарабатывать  

Конечно, правительство всерьез опасается роста инфляции. Но у административного сдерживания цен, которым правительство занялось после февраля,  ограниченные ресурсы.  Даже лояльные власти экономические группы не могут без конца следовать призывам власти, хотя имеют от власти заметные преференции. Глава «Азерсунхолдинг», конролирующего значительную часть рынка продовольствия в стране заявил, что после девальвации холдинг должен был бы поднять цены на свою продукцию на 20-30%, так основу продукции холдинга в значительной степени  составляет импорт.  Сегодня, по его словам, холдинг работает в убыток, подняв цены лишь на 5-10%. Но это цена за почти монопольное положение этого холдинга на рынке, за льготные кредиты, которые он получает, за участие в непрофильных проектах. Попутно здесь можно задаться вопросом, почему все-таки в полуаграрной стране заметная часть сырья для предприятий холдинга завозится из-за рубежа. Весьма благополучная  компания «Аккорд», оказывается, должник МБА на 1,2 млрд манат. Не с первого раза, но вроде удалось добиться  от государственной авиакомпании, чтобы она ввела лоукостерные полеты, но долго ли удастся контролировать ситуацию? В аптеках ввели административные цены на ряд лекарств, а потом  последние стали исчезать с прилавков. Пока никак не появится понимание того, что конкурентные отношения и являются главным механизмом борьбы с инфляцией.

Президент высказался за углубление реформы в области управления, отметив  необходимость «еще более серьезной борьбы с коррупцией, взяточничеством». Но единственным достойным ответом «рыночной автаркии» (как окрестил постсоветские экономики один российский аналитик)  является подлинная защита права собственности и безупречно работающая судебная система. Если говорить о частностях, то в  принятии решений пока не хватает системности. А это означает, что надо делать не отдельные шаги, а несколько синхронизированных шагов сразу. В частности, выходом для российской экономики объявлены три синхронных шага: диверсификация, инвестиции, сокращение издержек. Но, наверное, более  прав бывший министр финансов Кудрин, который считает, что у России две крупные проблемы: институты и коррупция. 

Написать отзыв

Экономика

İran Prezidentinin həlak olduğu hadisə Azərbaycan- İran münasibətlərinə təsir edə bilərmi? – Nəsimi Məmmədli Çətin sualda



Следите за нами в социальных сетях

Лента новостей