Последнее обновление

(3 часа назад)
Açıq mənbələrdən foto

Açıq mənbələrdən foto

После того как Анкара получила преимущество в признанной Организацией Объединенных Наций  части Ливии, в Москве воцарились тишь да гладь. Конечно, здесь сыграл свою роль и «обнуливший» 20-летнее властвование президента Путина референдум по изменению конституции РФ, которым  он был слишком сильно поглощен.  Однако молчаливое созерцание такой  страной  как  Россия, где все еще сильны имперские  претензии,  процессов, происходящих  в регионе, в котором она очень заинтересована и ради  присутствия в котором готова пойти на многое, требует тщательного анализа.

Память об исторических событиях прошлого позволяет  предположить, что либо российское государство готовится перейти к  важным тактическим действиям  в регионе,  либо выжидает, пока  страны, заинтересованные в присутствии в североафриканской части Средиземноморья, предпримут какие-нибудь шаги. 

Ибо вторгнуться  этот регион Россия планировала еще в 2016 году, когда авианесущий крейсер «Адмирал Кузнецов» находился поблизости  восточных берегов Средиземного моря (Сирия). Вопреки эмбарго ООН на поставки оружия,  в 2018 году  Москва подписала соглашение с Каиром о повторном взятии в аренду используемой       еще  в советский период  военной авиабазы в Египте, и  утверждали, что еще тогда  российские  наемники вошли  в Ливию из Египта.

С другой стороны, перенимая  опыт Запада, Москва, отправляющая,  наемников в нужные ей регионы,  с 2014 года стала использовать их в боях сначала в Донецке, затем – в Сирии и Ливии.

Несмотря на тесную дружбу и сотрудничество с главой российского государства В. Путиным, в декабре 2019 года президент Турции Р. Эрдоган открыто учинил форменный допрос в связи с присутствием контролируемых Кремлем наемников Вагнера в Ливии.

По сути,  повышенная  откровенность г-на Эрдогана объяснялась подписанием  26 ноября в Стамбуле между Турцией и признанным ООН правительством Триполи соглашения  о сотрудничестве.

То есть Турция, стремящаяся усилить свое легальное присутствие в Ливии, призывала  Москву, представленную там  «Вагнером»,  к уходу  из региона. Однако Россия  ответила на это уничтожением 57 турецких солдат в Идлибе 27 февраля (по сообщениям –  руками тех же наемников). А после достижения соглашения о прекращении огня на встрече Путина  и Эрдогана в Кремле 5 марта, Турции уже удалось отправить в Ливию значительную часть своих сил, расположенных  на  северо-востоке  Сирии.

Легальность, проистекающая  из соглашения с правительством Триполи,  отправка наемных солдат в регион из Сирии и использование современного оружия, произведенного Турцией, в целом и привели к крушению системы, выстроенной там Россией. В итоге, Халифа Хафтар, поддерживаемый Москвой,          был вынужден уйти, и на сей раз на передний фронт был выдвинут Египет.

110 лет назад, чтобы помешать действиям Италии и Франции в Ливии, Османская империя использовала местные племена, а теперь то же самое пытается сделать Египет. Однако нынешняя ситуация отличается от тогдашней  тем, что Турция сейчас владеет правовым  и военным  преимуществом как на берегах Триполи, так и в Средиземном море.

Россия кажется спокойной, Объединенные Арабские Эмираты, надеющиеся на свои финансы, ничего кроме дешевых шоу не могут предпринять. Но нынешняя эта безмятежность России, стремящейся завоевать позиции в Средиземноморье и Северной Африке, порождает некоторые важные  вопросы, а именно:

  •  Применяя иную тактику, не отдал  ли Кремль на данном этапе  предпочтение регионам Черного и Каспийского морей?  Не является решение о срочном проведении военных учений на  двух морях и в регионе между ними (17 июля)  попыткой  отвлечь внимание от мер, которые будут приняты в Ливии?
  •  Не решила ли Россия, которой не удалось полностью господствовать в Сирии, воздержаться от  столкновения  с Турцией в Ливии? Может ли здесь сыграть роль  растущая  вероятность  оказания поддержки Турции Соединенными штатами?
  • Было бы наивно полагать, что Россия не захочет вернуться  в Ливию. Коли так, то в какой  форме будет осуществлено  это возвращение: с помощью  выпускника Академии безопасности им. Фрунзе Халифу Хафтара,  Вагнера или своих собственных вооруженных сил?
  • Во всяком случае, молчание России по этому вопросу не должно быть истолковано как добрый признак.

    Маис Ализаде

    Написать отзыв

    В мире

    İran Prezidentinin həlak olduğu hadisə Azərbaycan- İran münasibətlərinə təsir edə bilərmi? – Nəsimi Məmmədli Çətin sualda



    Следите за нами в социальных сетях

    Лента новостей